Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра. Тематика – альтернативное средневековье с элементами фэнтези. Если вы у нас впервые, воспользуйтесь Навигацией по форуму.

Конкурсы: Лучшие игроки месяца

3055 год IV Эпохи. По имперскому календарю месяц Цветен (апрель). Город-государство Турл-Титл оправляется после прохода по его землям чумы, вызванной неизвестным некромантом. В окрестных землях лютуют группы орочьих рейдеров и восставшие неупокоенные жертвы эпидемии.

В тавернах Титла ходит новая сплетня о целой деревне упырей, в которой днем люди как люди, превращающиеся ночью в жадную до плоти нежить. Эта деревня стоит на месте ровно сутки, чтобы на рассвете следующего дня бесследно исчезнуть и появиться снова, но уже в другом месте.

Для игроков заканчивающих квест или сюжет, время остается (Зима 3054).

ФорумПутеводитель по АмалирруКалендарьГалереяЧаВоГруппыПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Главная зала

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Слагатель
Прожженный авантюрист
avatar
Online

Достижения :
Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Главная зала   Вс 28 Дек 2014, 12:28
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Пн 05 Янв 2015, 00:08
Площадь перед Собором >>>>>>



Жак де Лавейни

В этом Соборе его ждала одна особа, с которой было жизненно важно переговорить, прежде чем что-то предпринимать. Внутри было светло – свет легко проникал сквозь витражные окна в стенах и под куполом, и распределялся по всему залу с помощью системы хитро спрятанных в стенах зеркал, позволяя рассмотреть внутреннюю роспись Собора. Со стен на прихожан смотрели строгие, но благочестивые лики Святых и Сподвижников Исайи, изображенные так искусно, что казалось, будто они вот-вот сойдут со стен. По умыслу художника, или из-за простой игры света, но Лавейни казалось, что Святые провожают его, идущего в доспехах через весь зал, глазами. Но он не мог никак понять, осуждающ ли их взгляд или же просто внимателен? Что если Исайя не одобряет его маскарад под паладина и дает ему это понять, глядя с фрески строгим взглядом? Лавейни был дитя своего времени, пусть не слишком набожным как Изольда, но все же такое недоброе предзнаменование пугало его, заставляя чувствовать дрожь в коленках, которую рыцарь тщательно скрывал.
«А что мне еще делать, Всевышний?! — Подумал он, идя к статуе святого, устроившейся в сенной нише справа от Алтаря, твердым и уверенным шагом. — Ты ведь не подсказал мне другого выхода и не будешь делать все за меня… Прости, если оскорбляю тебя своим обманом, но я делаю это во имя спасения жизни хорошего человека!»
А потом он даже рассердился от этих мыслей, решив:
«А вообще какого беса?! Если  ты такой щепетильный, что на Небесах тебе есть дело до подобных мелочей, то почему терпишь тогда Зло и Несправедливость на нашей земле. Почему?! Чтобы мы сами боролись с ней, видя грань между Добром и Злом? Так мы боремся! Но делаем это в меру своего ума и скудных сил».
Как не странно, но раздражение помогло – ему перестало казаться, что Святые смотрят на него с осуждением и на душе сразу стало легче. По крайней мере подходя к статуе Святого Сподвижника Юстана Пульхерия он чувствовал себя куда уверенней. Здесь, в отличие от остального зала, была небольшая тень, создаваемая нависающими над залом ложами для знати и епископским балконом, над Алтарем, с которого ведущего службу епископа было отлично видно всем собравшимся в зале прихожанам.
Здесь, Лавейни снял с головы шлем и медленно опустился перед статуей на одно колено, склонив голову и придав себе молящийся вид. Через какое-то время… сложно сказать через какое точно… рядом с ним тихо зашуршала одежда встающего на колени прихожанина.


Милена Сладкоголосая - бард

Не помешаю вам, своей молитвой, сир? — Голос говорившего был на столько мягок и мелодичен, что мог принадлежать только молодой женщине… или, к примеру, эльфийке.
Лавейни приоткрыл глаза, скосившись на прихожанку. Высокая, но хрупкая, с короткими рыжими волосами из-под которых торчат острые кончики ушей. Одежда опрятна и чиста, но в то же время явно не новая и побывавшая не в одной переделке. На поясе короткий меч – из-за правого плеча торчит шейка лютни…
Милена…— Одними губами прошептал рыцарь, но перворожденная его прекрасно услышала.
Я, Жак. Пришла, как мы и договаривались. — Девушка украдкой огляделась по сторонам, убедившись, что поблизости нет никого, кто мог бы подслушать разговор. Служба уже кончилась и в Соборе было не многолюдно – так несколько горожан, устало сидевших на скамьях, в начале зала и пара кающихся грешников подле ширмы исповедальни. Все они были слишком далеко, чтобы слышать тихий голос Милены. — Слушай меня внимательно, у нас очень мало времени…


Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Пт 20 Фев 2015, 12:48
Ристалище. Палатки участников ->

Подъехала троица к собору, величавому и внушающему неподдельное восхищение и благоговение. Изольда громко сглотнула, запрокинув голову, разглядывая эту великолепную святыню, кресты на шпилях которой, казалось, касались небес. С неподдельным трепетом взирала она на собор, сидя в седле. Не удержалась монахиня от того, чтоб несколько раз истово перекреститься. Девушка буквально отрешилась от окружения и словно в тумане, спешилась, не помня себя, всучила поводья Муибе и поплыла внутрь, чувствуя, словно незримые руки Господни принимают ее в свои объятия. 
Однако, минуло совсем немного времени и Изольда вновь показалась.
- Идем, Муиба ас Саббах, вон стойло, нам дозволено оставить там лошадей, чтоб найти время для молитвы. Идем же, я хочу познакомить тебя с моей верой.
Монахиня помогла атраванцу привязать лошадей и погладив свою кобылку на прощание по шее, двинулась обратно в главную залу собора. 



Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Пт 20 Фев 2015, 22:47
Явление Изольды застало Муибу врасплох. Убивая время ожидания, атраванец с упоением ковырялся в носу всеми пальцами поочередно, скатывая козявки и после тщательного прицеливания, пулял ими в вертящихся у Собора голубей. Вот же наглые пернатые крысы! Исариане почему-то подкармливали их и выражали этим мелким гадильщикам памятников всяческий почет и уважение.
Спохватившись, Муиба украдкой стряхнул с ногтя очередной снаряд и, подчиняясь требованию монахини, повел лошадей к коновязи. Он не совсем понимал о чем она говорит и в каком смысле собирается познакомить его со своей религией, но твердо был уверен, что если Изольда будет заставлять его молиться Аллуиту по их, неправильным, исарианским обычаям, то он, Муиба разгневается и… и… нет, ну не бить же ее ему? Такого он сделать не сможет. Но выскажет все что думает об исариансой традиции обожествления рисунков и деревянных идолов, которые они тащат в свои храмы. Заранее заводясь от таких воинственных мыслей, он все же покорно потащился следом за девой воительницей в ворота Собора. Лишь немного притормозил перед входом, раздумывая, стоит ли ему снимать обувь, как перед входом в бетель или нет. Решил, что не стоит, так как в Соборе, в отличие от бохмических бетелей на полу не было ковров, а ходить босиком по холодному мраморному полу – удовольствие не из приятных.
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Сб 21 Фев 2015, 00:11
Изольда без зазрения подхватила Муибу за руку. Ей было невдомек, что это может не верно истрактоваться, она по своему решила, что в чуждой обители иноверцев такой жест будет атраванцу поддержкой и опорой. 
В глубине залы Лавейни беседовал с одной из прихожанок, Изольда не смела беспокоить атамана, да и у самой у нее были свои собственные задачи, которые ей хотелось очень давно реализовать. Живя среди грязного мужичья, к которому монахиня конечно бесспорно относилась с превеликим почтением, она все же не могла чувствовать себя так близко к Всевышнему, как здесь, в месте, где каждый уголок, по ее мнению, дышал святостью.
Проведя Муибу по центральному проходу, монахиня свернула налево и села на скамью. Ее взгляд выражал умиротворение и всемирное покаяние. Сложив ладони у себя на коленях она взглянула на атраванца и взглядом пригласила присесть.



Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Сб 21 Фев 2015, 14:21
Внутри собор представлял собою широкое… нет, обширное помещение, без всяких колонн, но с громадными окнами в которые были вставлены цветные витражи, изображавшие исарианских святых и различные сцены из книги, которой поклонялись неверные. Некоторые сцены были вполне узнаваемы Муибой (Исайя и его сподвижники были в почете и у бохмичей) другие, относящиеся к временам после смерти Исайи, были ему абсолютно не знакомы. Стены уходили ввысь и смыкались над головой в гигантский купол, так же расписанный святыми ликами и картинами исарианского Рая. Над всем этим, с самой верхушки купола, на прихожан умиротворенно взирали глаза Первого Миссии.
Мраморный пол под ногами, покрывала мозаика, так же что-то там такое изображавшая. Стоило Муибе приглядеться к ней внимательнее, как сцены, изображенные на ней, повергли его в кратковременный шок. Неизвестные мастера посчитали, что грешники буду каяться активнее и искреннее, если изобразить на полу ревущую огнем Бездну и испуганные души грешников и кривляющихся демонов подле них. Все это живо напомнило впечатлительному Муибе его встречу с местным афритом. Ему повезло – он остался жив, но увиденные картины Ада его теперь будут преследовать всю жизнь.  
Внутри зала, в окружении горящих свечей, блестел золотой алтарь, над которым возвышалась статуя Исайи, простиравшая к прихожанам руки в благословляющем жесте, но ни к нему вела его дева-воительница. Храбро попирая ногами рогатых шайтанов, Изольда провела его к скамьям у стен, на одну из которых тут же уселась с выжидательным видом.
«Ну? - Говорил ее брошенный на атраванца взгляд, - присядь что-ль»
Подозревая в душе жестокий подвох, ас Сабах все же последовал молчаливому предложению спутницы, опуская зад на лавку и недоверчиво оглядываясь по сторонам. Надо сказать, что в Соборе он оказался единственным (если не считать женщин и священников), который остался в головном уборе. Но снимать тюрбан в храме всеми канонами бохмизма категорически не разрешалось.
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Сб 21 Фев 2015, 23:31

Жак де Лавейни

Лавейни слушал эльфийку и не верил собственным ушам. Предательство и где?! У Лоссона под боком! Это звучало слишком хорошо чтобы быть правдой, да и Милена, передававшая ему слова виконта всем своим видом призывала к недоверию. Ей очень хотелось чтобы Лавейни отказался от предложенного союза и помощи, но… иного способа освободить Парамона не существовало или они были связаны с еще большим риском. Сир Кай предлагал почти идеальный план побега. Начинался он с того, что каждому осужденному на смерть полагается исповедь, которую проводит тюремный капеллан. Это был незыблемый закон который никогда не нарушался. Да вот только служащий при тюрьме капеллан очень любил закладывать за воротник и частенько надирался до поросячего визга. В ночь перед казнью он обязательно напьется так, что не будет вязать лыка чтобы прочесть молитву и тюремщикам придется искать нового капеллана. Все что требовалось от справедливщиков – это вовремя подсунуть страже своего человека в ризе священника. Это был наилучший способ проникнуть в лоссонские темницы. Кроме того, это был еще не весь подарок виконта. Обычно камеры ночью охраняют двое тюремщиков, но этой ночью он останется один. Проникшему в камеры справедливщику не должно составить труда расправиться с одним единственным сторожем, у которого даже нет нормального оружия – лишь дубина да кнут. Останется лишь незаметно покинуть тюрьму – задачка тоже не простая, но оказалось вполне решаемая. Это уборная. Канализация достаточно широка чтобы по ней мог пролезть человек и выходит в замурованный под городом отводной канал, который выносит нечистоты за городскую стену. Золотарь, убиравший канализацию за вечер до побега, совершенно случайно «забудет» в отхожем месте фонарь и ключ от запирающей выход из канализации решетки.
Лучше и самому Лавейни не придумать.
Единственной платой за оказанную услугу, служила обязательная встреча Лавейни и виконта Альтберри, где они могли бы поговорить с глазу на глаз. Если бы она могла, то ни за что бы не рассказала Жаку о предложении поговорить с виконтом, но он обязательно бы потребовал объяснить, откуда она знает про канализацию, капеллана и одного единственного тюремщика на ночь. Врать Лавейни в лицо Милена не могла даже для пользы дела. Пришлось рассказать.


Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Сб 19 Сен 2015, 12:48
-> Терраса. Замок Лоссона.
Покинув замок убитого наместника, юная исарианка и Муиба, разошлись. Атраванец, по его словам, собирался в лазарет, путь Изольды лежал под сень божью. В городе творилась суматоха, мирные жители, кто еще не успел этого сделать, прятались по домам и затворяли настежь ставни. Уцелевшие справедливщики пытались организовывать порядки на улицах и подавляли вспышки мародерства. На Изольду идущую посреди улицы лишь кидали косые взгляды, а то и вовсе не обращали внимания. Вид девушки был отрешенным и умиротворенным.
Встав на пороге собора, придерживая раненную руку у груди, монахиня запрокинула голову, разглядывая величественное строение и перекрестившись вошла внутрь. В зале было малолюдно, лишь несколько прихожан под ликом Исайи монотонно бормочащих свои молитвы. Монахиня  неспешно двинулась вперед, меж ряда скамей, и дойдя до середины, возвела очи горе на образ мессии. Но не успела она отдаться размышлениям о сущем, как на ее плечо тяжело легла чья-то рука, заставив вздрогнуть от неожиданности.
- Изольда -, назвал ее имя смутно знакомый голос.
Монахиня медленно развернулась и приоткрыла рот от удивления. Пред ней стоял прелат Фьоххет, брови его были сурово сдвинуты, а на лице лежал мрачный отпечаток усталости. Прелат некоторое время молчал, разглядывая перемазанное запекшейся кровью лицо Изольды с разбитой губой. Изольда в ответ только изумленно таращилась на него, словно бы увидела призрака. По сути, он и был им – призраком прошлого, вот вроде бы даже недавнего, но такого далекого, затерявшегося под грудой событий. Где-то вдалеке ей послышался шелест книжных страниц, будто кто-то возвращался в начало книги, чтобы вспомнить, с чего она началась, и перед глазами вспыхнули далекие воспоминания. Лошадь чавкала копытами в грязи, везя в повозке маленькую девочку в неизвестное место с совершенно чужим человеком. Молчаливые клены вдоль тракта, роняли желтую листву, побитую дождем. А Изольда ежилась в повозке, глядя с тоской на удаляющееся все дальше и дальше родное Ушкуйничье. Не понимая, почему ее отдали этому молчаливому и суровому человеку. Он привез ее в монастырь, в коридорах которого пахло сыростью и в особо не спокойную погоду завывал ветер…
- Изольда, ты вообще слушаешь меня? – голос Фьоххета пробился сквозь толщу воспоминаний, возвращая девушку в реальность. Монахиня растерянно захлопала ресницами, глядя на него.
- Здравствуйте, прелат Фьоххет – тихо сорвалось с ее губ, на что представитель духовенства лишь страдальчески закатил глаза и вздохнул.
- Почему ты не отправилась в Эквилию? – повторил он свой вопрос, на что монахиня нахмурилась и отвела взгляд, ни чего ему не ответив.
- Я ведь отправил тебя к отцу Бенджамину, чтоб он взял над тобой покровительство и помог научиться контролировать твои вспышки безумия, вспомни, скольких братьев ты покалечила впадая в него! – голос Фьоххета отдавал отеческими наставительными нотками, монахиня лишь стыдливо опустила глаза и молча его слушала. – А ты не пройдя и пары миль попала в банду разбойников, о, Единый, даруй мне терпения, гляди, Изольда, на кого ты похожа? И..и где твои волосы? – заглядывая под подшлемник поинтересовался он. Монахиня под упреками Фьоххета краснела на глазах и когда достигла самого багрового цвета, на который была способна ее кожа от стыда и негодования, открыла рот.
- Разве не Вы учили меня тому, что нужно бороться с грехами, делать добрые дела, помогать людям? Сколько крестьянских семей терпели лишения под гнетом Лоссона, сколько детей осталось без отцов? Разве могла я равнодушно пройти мимо людского горя? Разве могла я холодностью своей заслужить благосклонность Всевышнего? – прелат выслушал душевный порыв и лишь устало вздохнул, качая головой, - Бедное, бедное дитя. –
Они присели на скамью и еще долго говорили. Он ругал ее сумасбродство и вздыхал, что все его поучения коню под хвост, она только каялась и бросала в оправдание примеры своей самоотверженности, которой спасала чужие жизни и честь. В конце конечно гнев сменился на милость, в первые Фьоххет беседовал с Изольдой, как со взрослым человеком. Он наконец нашел причину своих беспокойств – вот она, сидит перед ним, виновато хлюпая носом. Монахиня же наконец смогла выложить свои откровения, получить наставления и уже без вуали узнать о многих вещах. Пускай минуло не так много времени, но от умудренного жизненным опытом Фьоххета было не скрыть того, как Изольда изменилась за это время, как она повзрослела. Старый богослужитель ощутил гордость за свое юродивое чадо и поняв, что ему не удастся сломить непоколебимость ее намерений, да и вовсе уже сомневаясь в том, что ее надо отправить в Эквилию, решился на другой не менее ответственный и важный шаг, окрестить Изольду в паладины. Узнав об этой новости монахиня воодушевилась и беспрекословно бухнулась на колени, готовая принесть клятву.



Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Сб 19 Сен 2015, 22:11

Прелат

Опустись на колени, сцепи руки для молитвы и склони голову… — Монотонно наставлял воительницу прелат, глядя на нее сквозь полуприкрытые веки, как будто пытался разглядеть что-то, что могло скрываться за этой девичьей фигурой, привыкшей к весу рыцарских лат. Внешне девчонка изменилась за прошедший год. Подросла, или как говорят бывалые вояки, взматерела, но в душе оставалась все той же дочкой крестьянки с помутившимся из-за утрат разумом. Она убивала врагов, а потом лила по ним слезы и истязала себя бичом, прося у Единого простить ей грех убийства. Она пыталась следовать монашеским уставам, но не знала каким. Она творила кучу ошибок, подсознательно понимая, что делает что-то не так, но вести себя по-другому она не могла. Это осознание грызло ее, как мышь грызет стропила крепости, подтачивая ее дух и Веру, и никак не шло на пользу душевному равновесию Изольды. Фьоххет, мог многому ее научить, многое объяснить и показать. Не мог он только одного, избавить монахиню от душевных терзаний по поводу убитых врагов, ибо говорил Исайя: «Не убивай». Будь прелат поглупее, он приказал бы ей оставить меч, но за ранее знал, что Изольда его не послушает, так как другими ее уроками, полученными в монастыре, были уроки быть справедливой и поступать всегда и во всем по законам божеским и по правде, а внешний мир на эти законы, как правило, плевал. Меч оставался единственным аргументом монахини в споре с овладевшими мирянами пороками. И, кстати, мечом она навострилась владеть оч-чень хорошо, раз до сих пор жива, пройдя через самые жестокие схватки этой войны. Прелат Фьоххет не был глупцом. Он был очень умудренным жизненным опытом человеком и испытывал искреннее желание помочь воспитаннице. Он нашел самый лучший выход. Если нельзя порок победить – его надо узаконить и обратить в добродетель! Сделать это можно было лишь одним, известным прелату, способом. 
Повторяй за мной слово в слово, дочь моя… — Произнес Фьоххет, после чего в руках его оказались рыцарский меч и крест, а голос сменился на торжественный и проникновенный. — Клянусь, Богом-Отцом и Создателем нашим. Клянусь Сыном Его именем Исайя.
Клянусь… — Послушно забубнила коленопреклоненная монахиня, за своим наставником. Понимала ли она что сейчас происходит?[/
Я, Изольда, урожденная в Ушкуйничье… — Меч Фьоххета плавно опустился на плечо девушки.
…урожденная в Ушкуйничье… — Догоняла слова прелата Изольда.[
…Объявляю о своем присоединении к Священному Воинству Храма и даю суровую клятву, обещая хранить обет добровольного и строгого послушания, чистоты, гостепреимства и нашего священного воинского братства! — Голос Фьоххета загремел под сводом Собора словно боевая труба. — Да не будет больше надо мной Законов кроме Божьего Закона и Устава нашего Ордена! 
За ширмой исповедальни мелькнула лунообразная взволнованная физиономия церковного служки и тут же пропала. Никто не рисковал своим появлением нарушить творящиеся здесь священное таинство посвящения.
Клянусь в своем твердом и неоспоримом решении посвятить свои меч, силы и жизнь свою защите нашей Священной Веры и Святынь от поругания их безбожниками, язычниками и еретиками. Да не оставит моя рука без защиты слабого и невинного, да не прольет мой меч крови моих единоверцев, какими бы грешниками они ни были, ибо судья над нами лишь один Бог!  Обязуюсь сторониться всякого бесстыдства и не участвовать ни в каких делах плоти, кроме как в освещенных Единым узах законного союза.
Монахи и монахини Тавантинской империи ограничивали себя обетами безбрачия дабы ничего не отвлекало их мирскими делами от пути к Богу, но вот на священников и воинов храма сей запрет не распространялся. Хотя не многие паладины имели семьи – таковых можно было пересчитать по пальцам одной руки и пальцев тех более чем хватало.
Обязуюсь любить моих братьев, рыцарей Храма, и сестёр-храмовниц, и помогать вдовам братьев и их детям, как и детям сестёр, мечом, советом, имуществом, деньгами, авторитетом,  как если бы они были детьми моими собственными детьми.
Принимались в воины Храма и девицы благородных (и не очень) кровей дабы ухаживать за больными и раненными, а иногда и воевать, хотя последнее было редкость. Женщин-рыцарей было в Тавантине чуть больше чем женатых паладинов и все их имена были на слуху.
Клянусь в том, что никогда не нарушу Устава нашего Ордена и Законов нашей Веры, среди каких бы нечестивых народов я не находился, даже если это будет стоить мне жизни. Для народов которые не зло и гостеприимно относятся к Господу нашему, обязуюсь выполнять обязанности гражданина и паладина, не противоречащие Законам нашей Веры. В свидетели клятвы своей призываю Господа нашего Исайю и Создателя, на чем осеняю себя знамением и целую крест. — Фьоххет сделал первую длинную паузу, чтобы вдохнуть в грудь воздуха, так как до этого речь свою он читал без запинки и на одном дыхании. После чего громогласно и торжественно провозгласил: — Аминь!
Аминь! — Торопливо повторила монахиня и робко коснулась губами святого распятья в руках прелата.
Встань, Изольда ванн Батильд, воин Священного Храма…— Сухо, с хрипотцой и гораздо тише произнес прелат, убирая с плеча монахини меч. Речь порядком утомила его. В его-то годы такой длинный и торжественный монолог, в котором нельзя запнуться или оговориться ни на секунду. — Теперь твой меч есть карающая длань Гибраэля, а ярость твоя, обрушиваемая на врагов – воплощение Воли Господней. Помни лишь, что нельзя проливать отныне кровь своих единоверцев.
Потом улыбнулся, хитро глянув на прибалдевшую монахиню и полез куда-то за алтарь, достав оттуда завернутую в чистую тряпицу, сверток.
Но хорошенько отлупить их для вразумления не грех. Вот держи… у меня есть для тебя подарок. — Прелат развернул сверток, открыв взгляду Изольды настоящую рыцарскую булаву. — Слово Божье, подкрепленное таким аргументом действует на заблудших грешников не менее убедительней меча!


Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Пт 25 Сен 2015, 12:01
Когда Изольда поднялась с колен, с трепетом приняв подаренную булаву правой рукой и поддерживая ее неловкой раненной левой, лицо ее было сродни лику Исайи изображенному здесь же в витраже собора, на фоне которого она стояла. Внутри все переполнялось живой радостью и гордостью за доверение подобного чина, снаружи же она сохраняла стальное смирение и божественную отчужденность. Прелат едва заметно улыбнулся, отмечая это.
- Нет слов, которые позволят мне выразить свою благодарность - звоном колокольчиков отозвался голос монахини.
- Полно, дитя мое.Твоя благодарность будет в твоих добрых делах. Идем - заключил он и уже почти развернулся к выходу. Вот в этот то момент что-то и екнуло в юной груди, она попятилась, округлив глаза. Куда? Зачем? Почему? - выражали ее опешивший взгляд.
- Я не могу - сухо оборвала она, заставив удивленного прелата вскинуть брови и обернуться.
- Почему, Изольда? Разве не под сенью божьей твое место?
- Под ней, да -, активно закивала монахиня, а в голове замелькали лица уже совсем родных справедливщиков - серьезны Жак де Лавейни, Парамон с добрыми глазами, грозный Медведь, неряшливый и забавный Муиба.
- Я не могу, прелат Фьоххет. Мои друзья там и если я оставлю их, кто будет нести им слово божье? Кто оградит от беды?
Прелат вздохнул, он не предполагал, что покорность монахини уже не такая как прежде, теперь у нее прорезался собственный голос. А ведь его ждет запряженная лошадьми повозка, да и слухи о надвигающихся на город имперских легионов не вызывали желания задерживаться в Бризингере.
- Изольда.. - старый богослужитель не находил слов, глядя в взволнованные глаза новоиспеченной девушки-паладина. Он не на долго задумался, глядя на нее. Пожалуй в эту минуту его и посетила мысль о том, что ребенок - это гость в твоем доме, которого надо накормить, воспитать и отпустить.
- Храни тебя Единый, дитя мое. Береги себя, а я буду за тебя молиться - судорожно обняв латные плечи монахини, он подобрал полы ряса и поспешил прочь из собора.
Изольда же так и стояла растерянно еще некоторое мгновение, пока наконец не спохватилась и не отправилась следом. Правда на выходе ее путь шел совсем в другую сторону.
--->Замок. Пиршество



Вернуться к началу Перейти вниз
Алиша
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (тавантинка)
Ремесло:: Странствующий знахарь
Звание:: M.D.


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Главная зала   Чт 09 Фев 2017, 22:00
Лавка травницы------------->

 - Не суетитесь, отец, я не за милостынью. Нужен совет.
Всего в насыщенной биографии бродячей знахарки можно было насчитать пять визитов На Ту Сторону. 
Первый - сразу после рождения: родилась слишком слабой. Второй - в три года: сломала лопатку - перелом сросся неправильно, отсюда - горб. Третий приключился из-за того, что молодого мага Жизни некому было учить: попытка "взбодриться" закончилась сердечным приступом. 
 - Какой грех тебя отягощает, дочь моя?
Двое перешли в исповедальню.
 - Грехов, на самом деле, уйма. Но я здесь за советом, а не за отпущением.
Два последних - самых страшных - из-за передозировки. 
Алиша, чьи отношения с Единым не заходили дальше смутных подозрений о присутствии "чего-то эдакого", недолюбливала истово верующих, равно как и священников. Первых она считала одурманенными, вторых - одурманивающими. Но...
 - До недавнего времени я была крайне... легкомысленна по отношению к своему здоровью. Не говоря уже о том, что я и так всю жизнь хожу по краю.
 - По краю?
И вообще, с какой стати ей вдруг понадобился священник? С какой стати человеку, привыкшему мыслить рационально, держать эмоции в узде и не ждать чуда - на кой чёрт такого человеку вера? Алиша, сколько себя помнила, отвергала если не Единого, то поклонение Ему - точно. Но...
 - Бумажная болезнь. Суть не в этом. Из-за такого образа жизни я пять раз была клинически мертва, пять раз - На Той Стороне. И я...
И Алиша не видела там ровным счётом ничего. Ни тебе небес с ангелами, ни ямы с кипящей смолой... хуже. 
Ничего.
Она могла бы поклясться, что там было темно, хотя темно там не было. Она могла бы сказать, что было холодно, но холодно тоже не было. А как было?
А никак. Но...
 - И я... я не видела никакого загробья. Ничего из того, о чём вы, ребята, толкуете.
Алиша точно помнила, что там была она. А ещё было что-то вроде огромной мясорубки, перемалывающей её - всё, чем она являлась, всё, чем была, саму суть. Но...
 - И все пять раз я, как вы уже наверное догадались, возвращалась обратно. В связи с чем у меня вопрос.
Но каждый раз она возвращалась всем смертям назло. И всё, чего ей хотелось тогда - чтобы это было не напрасно. Чтобы это что-то значило. Рациональный ум твердил, что это совпадение, везение, что она крепче, чем думает. Но, как ни странно, такое логическое обоснование её не удовлетворяло.
 - Зачем?
 - Ты не спросила, почему: задай ты этот вопрос, я бы ответил, что Единому неугодна твоя смерть. Но ты спросила, зачем. Такой вопрос подразумевает наличие цели твоего возвращения с Того Света...
Духовник, не апеллирующий к вере, пользующийся только логикой. Я в раю?
 - ...наличие цели подразумевает наличие мотива, наличие мотива подразумевает наличие заинтересованного лица, то есть - Единого. Ты не веришь. Но ты хочешь поверить. А поверить ты хочешь, потому что тебе нужен смысл. Чем ты занимаешься?
 - Знахарь.
Решение лечить людей пришло к ней не сразу. После третьей клинической смерти и третьего возрождения Алиша поняла, что со Смертью у неё складываются особые отношения. От такого решения недалеко до мантии некроманта, но женщина ударилась в другую крайность: три раза она обводила Смерть вокруг пальца - а отец всегда учил её заниматься тем, что получается лучше всего.
 - Как слабый становится воином, безголосый - бардом, а глупый - учёным. Это достойно уважения. Пути Единого неисповедимы, но всегда ведут ко благу: Его рука поставила тебя на лезвие ножа - и сколько жизней ты уже спасла?
 - Не считала.
 - В любом случае, дочь моя - не бойся. Ты на своём месте. А плохо тебе оттого, что ты только что продала последнюю бутыль Лауданума, на котором плотно сидела несколько лет.
 - Я... как?!
 - Даже через решётку я вижу тёмные круги у тебя под глазами. Отвечаешь медленно с небольшой задержкой. Голос хриплый, значит - много куришь, заменяя одну зависимость другой. Плюс - ты знахарь. Но бросила ты уже довольно давно. Я прав?
 - Да...
 - И этот грех я тебе прощаю, ведь все его последствия уже исправлены. Иди с миром, дочь моя, и помни: веришь ты или нет - Единый не даст пропасть тому, кто вершит Его волю.

----------------->Улицы



Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент





СообщениеТема: Re: Главная зала   
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Главная зала

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

•Кликаем каждый день•
Поддержать форум на Forum-top.ruРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir
Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФРПГ Амалирр :: Западный материк :: Империя Тавантин :: Ундервуд :: Бризингер :: Собор Исайи-
На верх страницы

В конец страницы