Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра. Тематика – альтернативное средневековье с элементами фэнтези. Если вы у нас впервые, воспользуйтесь Навигацией по форуму.

Конкурсы: Лучшие игроки месяца

3055 год IV Эпохи. По имперскому календарю месяц Цветен (апрель). Город-государство Турл-Титл оправляется после прохода по его землям чумы, вызванной неизвестным некромантом. В окрестных землях лютуют группы орочьих рейдеров и восставшие неупокоенные жертвы эпидемии.

В тавернах Титла ходит новая сплетня о целой деревне упырей, в которой днем люди как люди, превращающиеся ночью в жадную до плоти нежить. Эта деревня стоит на месте ровно сутки, чтобы на рассвете следующего дня бесследно исчезнуть и появиться снова, но уже в другом месте.

Для игроков заканчивающих квест или сюжет, время остается (Зима 3054).

ФорумПутеводитель по АмалирруКалендарьГалереяЧаВоГруппыПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Дороги Пустыни

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий
АвторСообщение
Слагатель
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Дороги Пустыни   Вт 22 Окт 2013, 11:47
Первое сообщение в теме :

Дороги и караванные тропы оплетают Пустыню как ловчая сеть.
Большая караванная дорога, тянется, словно нитка, с Севера на Юг, начинаясь в аль-Асбаде и заканчивается в большом городе Белуджистане. Она идет вдоль Аппенидских гор и Плато, от одного колодца к другому, проходя через гибельные пески, где путешественников подстерегают опасности коими так богата Великая Пустыня. Опасностей же здесь масса: это и шайки разбойников; и песчаные бури, засыпающие в одночасье целые караваны; и страшные твари полулюди-полускорпионы вылезающие из песков; и голодные драконы и мантикоры которые могут охотиться в этих местах.
Вдоль побережья, связывая портовые города, идет Прибрежная дорога, более ухожена и обжитая, с массой колодцев и оазисов разместившихся вдоль нее.
А кроме того куча мелких и крупных дорог ведущих от одного кишлака к другому...
Вернуться к началу Перейти вниз

АвторСообщение
Борагус
Сюжетный герой



Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 12 Фев 2015, 10:29
.
Моё имя Дарик, — представился Борагус, думая кто бы это мог быть такой любопытный. Кандидатур на это было не много и Борагус назвал самую очевидную из них, — о, благородный Ибрагим ибн Хассад, да продлит Аллуит бессчетно твои годы.    
Я не старик, чтобы желать мне долголетия. — Отмахнулся от лести Асаир. — Как ты оказался один посреди пустыни, Дарик?  
Борагус уже рассказывал это лекарю Хамиду, но не поленился повторить ещё раз, снабдив дополнительными подробностями. Так, он поведал, что лишился верблюда подле одного из водяных источников. Три дня он проторчал возле колодца, тщетно надеясь, что мимо пройдёт какой-нибудь караван. Когда же из еды у него остался один мешочек с курагой, Дарик решился попробовать дойти до цели в одиночку. Пешком. Взяв с собой столько воды, сколько смог унести, он отправился к Пальцам Йорыба, но не дошёл до них. Вода кончилась на второй день и сутки бредя по песку, мучимый жаждой, Борагус, принял за Пальцы череду скал, торчащих из песка. Позже он понял, что ошибся, но сил идти дальше у него не было. Он провалился в бред, прервавшийся только когда над ним склонился Асаир с флягой.   
Ты отчаянный парень, раз решил пуститься в путешествие на Север в одиночку, — сделал заключение атраванец. — И очень везучий. Если б не теббад, я бы прошёл мимо тех скал и не завернул бы туда.
М-да… — Как бы нехотя признал Дарик, задумываясь о своём. — Повезло…
Странно, но после слов Асаира о везении, ему неожиданно вспомнился один из бредовых снов, виденных им после того как упал мордой в песок. Этот запомнился особо, потому, что снился ему почему-то аль-Гюлим. Взор Борагуса затуманился пеленой, когда разум услужливо развернул перед ним вынутую из подсознания картину…
Вампир, как он есть, не прячась под личиной, стоял на вершине отполированного пустынными ветрами утёса. Вокруг него завывал ветер, трепя одежды и раздувая чёрный плащ, от чего тот вздымался за его спиной будто расправленные вороновы крылья. В руках кровосос держал странного вида ятаган со сверкающим тонким лезвием и чёрной рукояткой, явно выкованный не из стали. Стоя на месте, Гюлим, водил сверкающим клинком по воздуху, совершая некие плавные телодвижения, будто разучивал странный танец, состоящий из одних  ударов и уворотов. Одним движением он рассекал воздух, словно что-то разрубая в нём и, отклоняясь назад, бил наотмашь клинком, будто разгонял его плоскостью мух. При этом Гюлим что-то говорил, резко произнося незнакомые Дарику слова.        
Алтамас баб! Ю-у-у… ю-у-у… Шара баб ху! Ю-у-у... ю-у-у…Улубас грув, улубас хмул… Ю-у-у… ю-у-у…— Каждую фразу Гюлим заканчивал странным гудением, будто имитировал завывание ветра.
И ветер вокруг него крепчал, закручиваясь смерчем и вздымая клубы пыли, устремляя свои потоки с утёса вниз, туда, где по жёлтым песчаным холмам двигалась вереница людей и животных…      
Ты слышишь меня, ас’шабар?! — Отвлёкшись от своих бредовых видений, Борагус неожиданно понял, что Асаир ему в это время что-то говорил и, судя по раздражению в голосе, ждёт реакции на свои слова.
Прости, устади, — смутился Дарик, — задумался о своей удаче. Она действительно большая, раз заставила тебя повернуть свой караван.
Асаир смотрел на него с интересом. Надо было обладать изрядной долей мужества (или безрассудства) чтобы вот так просто пропускать мимо ушей слова человека, от которого зависит твоя дальнейшая судьба и открыто сознаваться в этом. Даже без учёта всяких законов пустыни, по которым жизнь Дарика принадлежала атраванцу, тот мог сделать с ним всё, что ему заблагорассудится. Асаир – агыз, капитан «белой стражи», племянник самого шаха и кроме того, он в своей стране, а Борагус – недоучка-некромант, орочей крови и вообще чужак в Атраване, даже не смотря на то, что назвался ас’шабаром. В общем, их величины не сопоставимы друг с другом.
Ты, очень странный ас’шабар. — Сделал заключение Асаир. — И мне нравится твоя смелость. Я бы дал тебе верблюда, воды и отпустил бы восвояси, но у меня нет лишних верблюдов для тебя. Потому, придётся тебе на время стать частью моего отряда. Не отпускать же тебя идти через пустыню пешком?
Борагус промолчал, считая вопрос Асаира чисто риторическим. Конечно, он не хотел опять отправляться в пески на своих двоих – чтоб завернуть с дороги караван во второй раз, пожалуй, никакой удачи не хватит. Расценив его смущённое молчание, как согласие со своими словами, атраванец, позволил себе едва заметную кривую ухмылку.
Делай то, что я говорю, Борагус и по возвращению в Белуджистан я награжу тебя согласно твоим заслугам. — Объявил, завершая разговор шахский родственник. — А пока следи за рабами. Если ты действительно был ас’шабаром, это не вызовет у тебя сложностей.
После чего пришпорил коня и ускакал к голове каравана, оставив Дарика одного… ну не совсем одного, конечно. Впереди и позади Борагуса пылили идущие подле верблюдов рабы-ийены, но их редко кто считал за людей. Дарик, к таковым, тоже не относился. 
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой



Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пн 16 Фев 2015, 11:33
.
К вечеру путники добрались до небольшого селения с оазисом и колодцем, в котором Асаир решил сделать остановку на ночь. Всё было хорошо и настроение путников портил только безумный полуободранный нищий, с заросшей бородой лицом, который толкался подле колодцев и то и дело пытался жалобно ухватить то одного то другого караванщика за рукав, повторяя одну и ту же фразу: «Он вернулся. Вернулся – Зулл Саракаш! Я видел, видел это…» Безумного брезгливо отпихивали и отгоняли от колодца пинками, но он всё равно упорно лез к караванщикам. 
Не обращайте на него внимания, устади, — посоветовал им староста селения, — он безумен. Бедняга слишком долго был в пустыне и Минра отобрала его разум.  
Тьма надвигается на нас с Севера! — Не обращая внимания на оскорбления, с надрывом в голосе продолжал вещать безумный бродяга. — Я видел обезлюдившие селения! Я видел мёртвые тела людей с вытекшими глазами!  
А кто такой Зулл Саракаш? — Проявлял любознательность отиравшийся поблизости Бальфур, с интересом ловивший каждое слово старших.
Это легенда. — С деланным безразличием отвечали ему, не вдаваясь в подробности, к великому сожалению молодого эльдара.
Бальфур попробовал пристать с тем же вопросам к шахским гвардейцам и получив схожий ответ – окончательно обиделся на атраванцев не желавших делиться с ним знаниями. Борагус мог бы удовлетворить любопытство остроухого юноши, но его, во-первых не спрашивали, а во-вторых, даже если бы и спросили – он бы не рассказал это эльфу чисто из вредности.
«Сделай гадость остроухому, пока тот не сделал гадость тебе!»       
И кстати, незабвенный вампир в красном тюрбане, с царём Саракашем был связан очень тесно, а через него Саракашу теперь служит Дарик Борагус. Пусть он не клялся неживому царю в вечной верности, но Гюлим не делал ничего, что расходилось бы с волей его повелителя. Если верить рассказываемым о нём легендам…
История сия была услышана Дариком лет пять назад и произвела на него сильное впечатление, на столько, что он потом требовал её неоднократного пересказа, пока не выучил её наизусть. Дело было там так:
Жил на земле именуемой нынче Атраван, лет эдак пятьсот назад, знаменитый воин, полководец и завоеватель служивший царю Саракашу, который завоёвывал для него целые народы. Мужик он был смелый, а самое главное преданный своему господину до щенячьего визга. Ведь до того как его заметил царь Саракаш, Мустафа Гюлим был простым пастухом, хотя и очень сильным. Представ перед грозным царём, дерзкий пастух предложил испытать его силу и побил сразу шестерых телохранителей царя голыми руками. За силу и смелость Зулл Саракаш принял Гюлима в ряды своих личных телохранителей, после чего началось его стремительное восхождение. В то же время он оказался настолько жесток, что его деяния даже в том, далеком от гуманизма времени, заставляли сердца людей и нелюдей содрогаться от страха; и настолько кровожадным, что Гюлим в буквальном смысле не брезговал пить кровь своих врагов. Царь Саракаш всячески чествовал и привечал своего лучшего полководца, считая, что главное это тот успех которого Гюлим добивается в бою, а жадность до свежей крови просто личное чудачество, на которое имеет право всякий незаурядный человек.
Когда Саракаш оказался свергнут, Гюлим, сохранивший ему верность, поднял бунт против самих бунтовщиков и утопил государство в крови, разрушая непокорные города и безжалостно вырезая все их население. Точку в войне заговорщикам удалось поставить только тогда, когда их поддержал эльфийский город Амаэль (он же Аль-Минас), в войске которого в то время служил знаменитый воитель Ворм, прозванный впоследствии Святым. Армии непримиримых врагов сошлись посреди бескрайних песков, а их полководцы встретились друг с другом во время яростной сечи в честном поединке. И, опуская подробности драки, Ворм Гюлима победил, выбив его из седла и нанеся ему смертельную рану. Умирал побежденный Гюлим в мучениях. В его груди, подле сердца, застрял кусок сломанного вражеского копья, который не брался извлечь ни один лекарь так как это добило бы генерала окончательно. Уже лежа на смертном одре, Гюлим приказал казнить лекарей и отказавшихся его лечить целителей, и принести ему их кровь — он очень не хотел умирать, и делал все, что как ему казалось, могло бы отсрочить его смерть. Но не выпитая кровь, ни казни не смогли облегчить его боль или спасти жизнь. Жестокий и кровожадный полководец скончался, но… не умер полностью. Непередаваемая жажда жизни любой ценой, выпитая за годы кровь и ужас пред суровым наказанием, что ожидало его в посмертии, помогли Мустафе вернуться в мир Живых вновь. Гюлим полдня лежал в своём шатре хладным трупом, покинутый почти всеми своими соратниками и брошенный остатками разбитой армии. Подле него оставалось лишь трое преданных слуг, таких же жестоких как и он сам и которым просто некуда было бежать. И когда Гюлим поднялся из мертвых — они были первыми чья кровь которых, утолила нестерпимо сжигающую его  жажду, и которых он потом обратил, сделав своими слугами и после жизни. Так в Атраване появились первые вампиры.
К сожалению, в истории не упоминалось, что случилось со свергнутым Саракашем и какова была его дальнейшая судьба. Дарик подозревал, что скорее всего он, как и Гюлим вернулся в Мир Живых как нежить. Иначе с чего вдруг любую проделку стороннего некроманта в Атраване приписывают Зуллу Саракашу? И потом эти постоянные вопли, чуть, что так сразу: «Он вернулся! Он вернулся!» Для местных господин аль Гюлима превратился в нечто вроде злого божества. Едва-ли не антагониста самого Аллуита, если бы бохмичи вообще допускали возможность, что кто-то может сравниться с Всевышним. Уже засыпая, Борагус решил серьёзней заняться выяснением ответа на вопрос, что стало с хозяином Гюлима и почему он теперь вызывает такой ужас у простых смертных. Надо же понять, куда он вляпался на сей раз?      
Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 19 Фев 2015, 13:31
Гостеприимное селение они покинули на рассвете, уйдя с первыми лучами восходящего солнца. Впереди у путешественников было ещё три дня пути, на протяжении которых, по счастью, не произошло ничего необычного. «К счастью» – потому, что в понятии половины караванщиков, всё неожиданное, что происходит в пустыне, хорошим не бывает по определению. В частности, это мнение разделяли эльфы, которым переход через пустыню давался особенно тяжело. Однообразный до унылости пейзаж и спекающиеся от палящего зноя мозги, вызывали у них навязчивую фобию, что пустыня сия бесконечна и они будут вечно плутать по ней, не в силах дойти до края. К тому же они чувствовали к себе насмешливое отношение со стороны атраванцев, что тоже не улучшало настроение остроухих. Как они не старались, но сравниться с местными варварами не смогли. В общем, убеждение о собственной исключительности и превосходстве в сознании многих эльдаров дало первую трещину. Не всё предусмотрел Солнцеликий Эру когда запускал их в Амалирр – за что ему их всеобщее эльфийское порицание.    
В остальном же всё было вполне терпимо. Даже навязанный попутчик, вызывавший у Феанора, лишь злость и раздражение, всю дорогу вёл себя мирно, так, что эльдар примирился с ним как с неизбежным злом. Ещё одно неизбежное зло – было присутствие в отряде троих балбесов, вытянувших его в знаменитый поход по борделям, закончившийся горячей ночкой с двумя девицами и дракой с орками на утро. Хотя называть их «злом» было бы слишком громко – так, скорее досадное недоразумение и главное из них это лорд Каэльдар. Кстати, «единорог» пробовал перед ним оправдаться (причём почему-то предпочёл сделать это не во дворце, а во время дороги через пустыню), объяснив, почему о Феаноре просто забыли, но объяснения эти были какими-то неловкими. Всё сваливалось на владельца бань, который де, говорил им будто их товарищ в соседней комнате, то на Бальфура, который не мог связно перевести лопотание бедина, то на неправильное здешнее вино, от которого бьёт по мозгам с первого же кубка. Феанор выслушал его с выражением терпеливой безмятежности на физиономии, после чего честно назвал ан-лорда Каэльдара «идиотом». В лицо. Тот вспыхнул от обиды, но вызывать «феникса» на поединок не стал. Видимо решил запомнить и всё припомнить позднее. Сделает подлость в самый неподходящий момент. У эльфов это норма. Агаолайт тоже пытался что-то сказать, но его оскорблять Феанор не стал. Просто выразительно взглянул ему в глаза, так, что тот поперхнулся собственными объяснениями. Бальфур, единственный, кто не пытался оправдаться. Молодой эльф просто потупил взгляд, виновато уставившись Феанору на сапоги, но к нему особых претензий не было ввиду его молодости и того, что он в тот день присутствовал исключительно как переводчик.  
Первые следы, что рядом когда-то был большой город, появились ближе к вечеру третьего дня, когда на пути каравана появились остатки древней колоннады, торчащей прямо из песка, словно пальцы погребенного в бархане великана. Сейчас уже не возможно было определить чем она ранее являлась. Это мог бы быть особняк лорда или часть храма. Постепенно полупогребённые песком обломки стали появляться чаще и караван обходил их, петляя как большая змея. Руины же самого Амаэля выросли перед путниками на закате, чёрной громадой встав на горизонте прямо из песков. Пошедший в передовой дозор Бальфур увидел их одним из первых и поскакал обратно, вопя о своём открытии во всё горло. Асаир осадил коня, гаркнул всеми каравану «Стой!» — и не дожидаясь, пока все выполнят его приказание, в сопровождении Феанора, поскакал вперёд. Вдвоём они взлетели на ближайший бархан, с которого им открылся вид на то, что осталось от некогда окружавших город крепостных стен.
Теперь стало понятно происхождение большинства огромных булыжников, которые караван обходил по дороге. Срыв городские стены, завоеватели зачем-то пытались оттащить их осколки подальше от города. Сейчас древние укрепления напоминали улыбку больного цингой человека – с пеньками вместо зубов. От стен уцелел лишь фундамент, который за века успел врасти в песок и теперь угадывался лишь по ровной песчаной насыпи, пролегающей от одного полуразвалившегося пенька башни, до другого. Досталось от времени и самому городу — большинство его зданий представляли собой груду кирпичей, однако дворец правителя, на удивление, еще стоял – его проломленный купол вздымался над руинами, как прежде возвышался над городом.        
- Фехтим, поедешь со мной на разведку? - Повернув к Феанору голову, с азартом предложил Асаир. - Заодно поищем подходящее место для ночёвки.  
- Ещё бы! - Охотно отозвался Феанор, в душе которого всегда жила тяга на приключения и при виде развалин древнего города она закипела как вода в поставленном на огонь чане. К тому же, не дело, если командир поручает самые опасные и ответственные задания своим подчинённым. Он лучший, и должен показывать своим воинам пример абсолютно во всём, будь то хоть битва, хоть разведка, хоть пьянка.

>>>>>>>> Окраины руин


Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пн 12 Окт 2015, 11:48
Чайхана>>>>>>>>


Дорога вдоль побережья

Путь вдоль побережью был более оживлённым и наезженным нежели караванная дорога через пустыню. Здесь в изобилии росли пальмовые рощи, с густым кустарником, в котором перекликались пёстрые птицы и визжали вороватые обезьяны, иногда выскакивающие на дорогу. Несколько раз мимо Дарика проезжали запряжённые волами арбы, проносились одинокие всадники и целые вооружённые отряды стражи, рыскавшей в поисках очень редких в этих местах разбойников. Побережье Атравана очень густо заселено и крупной банде просто негде спрятаться чтобы переждать рейды и облавы шахских воинов. Это не пустыня с её барханами и редкими селениями бала и мааритов, в которой можно блуждать неделями не встречая ни единой живой души – ускачи туда и тебя можно искать годами. Здесь же, бандиты редко ходят больше чем три-четыре человека, да и те опасны только для одинокого путника.
На ночь Дарик устроился на вершине песчаного холма, на расстоянии полукилометра от дороги, разложив там небольшой костёр, видный издалека. Во-первых, путник устраивающийся на ночлег без костра выглядит подозрительно, а во-вторых, чтобы Гюлиму не пришлось долго его искать. Глупая мысль конечно – вампир легко найдёт его везде, но Дарик никак не мог отвыкнуть мыслить человеческими категориями.
Его прежний наставник, рассказывая ему о вампирах, уточнял, что твари они пунктуальные и педантичные, любящий позёрство и всякие эффекты, по этой причине они никогда не опаздывают, приходя секунда в секунду. Если обещал Гюлим быть на закате, значит он будет на закате. Но время шло, солнце давно скрылось за горизонтом, в животе урчало, а вампира всё не было. Знатной придумки подгорных мастеров, называемой часами, у Дарика не имелось, но даже навскидку по загорающимся на небосводе звёздам, полководец Саракаша опаздывал часа на три.
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Вт 13 Окт 2015, 14:09
Дорога вдоль побережья

Чтобы скоротать время, Дарик полез в седельные сумки, ища что-нибудь покрепче пресной воды, но находил лишь личные вещи покойного Хамида от которого Дарику перешла его лошадь. Будучи ортодоксальным мазаритом лекарь не держал у себя таких греховных вещей как вино или хотя бы дрянной хаммадийский бузат получаемый пустынниками из верблюжьего молока. Пришлось убивать время другим доступным способом – Дарик решил почитать книгу. Ту самую, которую для него когда-то спёр из шахской библиотеки Фагим-ока и которую он тогда не смог прочитать. За время путешествия по пустыне Хамид успел немного обучить его используемой в Атраване вязи, а полуорк оказался прилежным учеником, потому, при виде витиеватых закорючек, разум Дарика больше не пытался настойчиво отправить его в сон, как когда-то. Придвинувшись поближе к костру, Борагус принялся читать, беззвучно шевеля губами и сосредоточено водя пальцем по расползающимся в отблесках костра строчкам. Чтение по слогам утомляло, а мысли в голове Дарика прыгали как блохи, никак не позволяя понять прочитанное, из-за чего он в итоге отложил книгу в сторону и занялся другим более привычным делом – стал точить саблю, строя планы на будущее.    
Что он будет делать, после того как пройдет «Ритуал Порога» и станет полноценным некромантом, и какой путь в некромантии для себя выберет? За всеми этими поисками знаний и вечной беготнёй, то за кем-то, то от кого-то он совсем не думал об этом, считая, что главное тот ритуал пройти, а там всё само собой сложится. Теперь же у него впервые появилась возможность задуматься об этом. Совершенно точно он не станет оживлять мертвецов для создания своей армии нежити. Много ли может поднять жмуриков один некромант? Если он силён, как Арвин Нохцеллер, то осилит и сотню качественно оживлённых мертвяков, а если такой как первый наставник Дарика, то для него поднятие даже десятка тупых бродячих трупов было тяжёлой задачей. Да и стоит ли идти в некроманты, чтобы опять воевать? Для того чтоб почувствовать себя полководцем достаточно набрать отряд наёмников и пойти на службу к какому-нибудь царьку. Мысль использовать некромантию для личного обогащения в его буйную голову приходила, но на долго там не задерживалась. Поднимать мертвецов только за тем чтобы заставить их переписать на себя завещания или рассказать где те прятали свои заначки — самое низменное дело! Как Дарик не хорохорился, но Всевышнего он побаивался, ведь тот и на богов Гуллдура (или Периферии, как называют это место атраванцы) имел прямое влияние. Начинающему некроманту ссориться с ними не с руки, а опытному таким воровством заниматься уже не по рангу. Это всё равно, что главе Торговой Гильдии пирожки с прилавка тырить.
Можно было, как его первый наставник, заниматься помощью людям. Вызывать для беседы духов, нести покой потревоженным кладбищам, заниматься упокоением поднявшейся нежити, а в свободное время повышать свое мастерство и умножать знания. Читать Дарик любит, писать умеет, уважение и почёт такой работой получит… Хм… Вот только как он будет заниматься такой работой служа вампиру, который сам служит личу? Красавцы – один краше другого и на фоне их двоих – храбрый борец с нежитью Дарик! Дурость какая-то… Гюлим помрёт, но не даст такому случиться… или, что более вероятно, прибьёт самого Борагуса.
В царстве Саракаша такому некроманту не место. Если Гюлим сдержит слово и поможет Дарику пройти ритуал, то какое место будет у него? Ему дадут место подле царя-лича или просто дадут по голове, чтобы не приставал со своими желаниями? Предположим, что не обманут. Тогда ждёт его почти то же самое, что и в случае с Асаиром, быть полезным слугой у другого слуги. И от этой службы Дарику уже некуда будет деваться – Саракаш с Гюлимом достанут его даже в посмертии. Не сглупил ли он, соглашаясь на договор с вампиром?
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 14 Окт 2015, 12:51
Дорога близь Побережья >>>> Тропа Мертвецов

Тихий шорох за спиной прервал размышления полукровки, возвещая о визите очередного ночного гостя. Дарик лениво обернулся и вперился взглядом в потёртые одежды вампира. Опоздавший кровопийца выглядел задёрганным, но довольным, как объевшийся сметаны кот. Не извиняясь (ещё чего?!) за своё опоздание и никак не объясняя его, он приказал Дарику собираться в дорогу. Борагус пожал плечами, затоптал костёр и, взвалив седло на плечо, потащился к своей привязанной к пальме лошадке. Вампир его остановил, приказав ему «оставить эту клячу». Оказалось, что вампир приехал на этот раз верхом и притащил с собой конягу и для Борагуса.    
Вот это достойный скакун, для верного слуги Саракаша! — Отрекомендовал он, остолбеневшему Дарику нечто четвероногое, ожидавшее его в компании своего собрата у подножия холма. — Один из них теперь твой.  
Выглядел этот «достойный скакун» как помесь чернильной кляксы, капнутой на белый пергамент и размазанный по нему в форме напоминающей коня, и одновременно как лошадиный труп, с торчащими рёбрами, позвонками и ввалившимся носом. Глазницы, ввалившиеся ноздри и пасть существа светились тусклым зелёным, словно болотные огни, сиянием. Шкура существа не отражало ни света звёзд, ни луны, полностью поглощая их. Оно казалось воплощённым сгустком мрака, первозданной тьмы, — Дарику сложно было подобрать подходящие эпитеты, дабы описать их!  
Что это???
Ты меня удивляешь, о пасынок Смерти! Я думал, что отвык от этого за пять сотен лет... — Непоскупился на пышный эпитет вампир, подходя к своему тени-коню и прыжком взлетая ему в седло. — Неужели ты никогда не слышал о «конях Рока»? Как ты вообще попал тогда в ученики к некроманту?!
Мне повезло сделать некроманта своим должником. — Кисло отозвался Борагус, недоверчиво разглядывая предназначавшуюся ему колдовскую скотину. — Но он ушел в Гуллдур, не успев меня ничему толком обучить.  
Ну, это я исправлю, смертный. — Многозначительно пообещал Гюлим, усмиряя заплясавшее под ним, будто оно настоящая живая лошадь, создание. — Так ты садишься в седло, или мне волочить тебя за собой как рабыню на аркане?!
Давя собственную робость, Дарик подошел к своему роковому коню, положив ладонь на спину лошади, он с удивлением почувствовал, что его пальцы наткнулись на луку седла. Не проверяя найдётся ли в положенном ему месте и стремя, Борагус стиснул луку седла, «хекнул», подтягиваясь на руках и втаскивая себя на спину скакуну. Осторожно распрямившись, неуверенно поёрзал по черной спине задом, привыкая к ощущениям. Как будто сел на что-то липкое… но в то же время сидеть удобно. Уздечка обнаружилась сама собой, стоило ему только протянуть руку к, извивающейся клочьями чёрного тумана, конской гриве, словно выросла прямо из неё.
Стоило Дарику взять в руки уздечку и уверенно утвердиться в седле, как вампир издал низкий шипящий звук и их призрачные кони разом тронулись с места, сразу переходя на быструю рысцу.  
Картина привычного Мира Живых мягко и плавно слетела прочь, словно сорванное с плеч наложницы шёлковое покрывало, обнажая под собой тусклое серое небо и светло-серый песок. Выдыхая изо рта облака пара, Дарик поёжился от окутавшего его со всех сторон холода. Он снова был на Тропе Мертвецов, правда, теперь рядом с ним скачет кое-кто пострашнее бестелесных сущностей обитающих на Тропе. Они как мелкие хищные рыбешки, что вьются возле лодки, подхватывая и жадно пожирая всё, что падает в воду, но стремительно удирают прочь как только из-за рифов выплывает акула. Для Тропы Мертвецов, мощная энергетика вампира, привыкшая пожирать и растворять в себе более слабые энергетики, была той самой акулой, а находившийся рядом с ним и под его защитой Дарик, продолжая аналогию, мог чувствовать себя так же спокойно как плывущая рядом с акулой рыба-лоцман. Такая безопасность пробуждала в Дарике любопытство и, так как рассматривать однообразные пейзажи вокруг было неинтересно, он попытался изучить своего скакуна и для пробы, заставить его ускорить шаг. Не вышло.  «Конь Рока» легко нёс его по песчаным холмам, неотрывно следуя за конём Гюлима и нагло игнорировал любые попытки Дарика им управлять. В пустую подёргавшись в седле, полукровка оставил эту затею и начал подумывать как бы пристать к вампиру с парочкой вопросов. К его удивлению, Мустафа аль Гюлим сам был не против поболтать и обратился к нему первым, спросив о том, как умирал улле Эфеби.
Он испугался? Просил пощады? — В голосе вампира звучала такая надежда, что Дарику даже неудобно было его разочаровывать.
Нет, он не боялся. Он добровольно отдал себя под мой нож. — И чувствуя накатившую от вампира волну разочарования и неприязни, поспешно добавил «сладких» подробностей, сдабривая неприятную новость. — Но смерть его была не лёгкой – он буквально захлебнулся кровью.
Вампир замолчал, обдумывая услышанное. Дарику не было видно всего его лица, но взгляд его слегка смягчился, если такое возможно сказать в отношении кровопийцы. Видно решил, что с праведника как с паршивой овцы…
Подождав, не спросит ли Гюлим его о чём-то ещё, Борагус набрался наглости и обратился к нему сам, с все возможной лестью прося соизволения ответить ему на пару вопросов.
Твои потуги польстить мне смешны. — Самодовольно откликнулся вампир. — Но сделанное тобой сегодня, неоценимо. Спрашивай. Ты получишь правдивый ответ или не получишь никакого ответа вовсе.
Дарика интересовало куда вообще можно прийти по Тропе Мертвецов и как Гюлим ухитряется открывать в нее дверь. Он-то, наивный, всегда почитал, что это невозможно, если сам не дух или привидение. Гюлим в ответ сухо рассмеялся и подтвердил, что да – невозможно, но он сам может и не потому, что он вампир, проживший хренову кучу лет. Отпустив поводья своего черного коня, полководец Саракаша стянул с руки перчатку и показал изумлённому Дарику простой на вид перстень, с чёрным камнем, сидящий на его среднем пальце, пояснив, что получил его уже после начала второй своей жизни. Или точнее начала своей НЕжизни.  
Его подарил мне Адихмар Шибатутеб. Второе такое же он оставил себе. Я удовлетворил твоё любопытство, о жаждущий познания?
Имя грозного разбойника (или если верить россказням – целой разбойничьей династии) озадачило Дарика, не понимавшего что может роднить атраванского кафаша (вампира) и «волка песков», кроме жестокости и любви к крови. Решив оставить этот вопрос на потом, Дарик поинтересовался куда вообще можно попасть через Тропу. Оказалось, что почти куда угодно, если только туда пускают бестелесных духов. Если духи куда-то попасть не могут, то и Тропа туда не приведёт. Ну и ещё на ней нет привычных смертным ориентиров вроде городов, рек и оазисов. Есть только однообразные холмы, пески и горы, а моря и реки выглядят как раскисшая от дождя грязь. Потому держать на ней можно только направление, а там как повезёт. Зато можно сразу покрывать большие расстояния появляясь в относительной близи своей конечной цели пути.  
И куда же мы держим направление сейчас, великий каюд-руз? — Полюбопытствовал Дарик окрылённый разговорчивостью вампира.
Увидишь. — Коротко обронил Гюлим, вглядываясь в серые барханы впереди. — Мы почти приехали.
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 15 Окт 2015, 16:05
Тропа Мертвецов >>>>> Где-то в пустыне

Дарик не заметил когда произошёл переход. Просто в один момент, резко натянув поводья, Гюлим остановился. То же самое сделал и конь под Дариком, остановившись так, что неготовый к такому всадник едва не вылетел из седла. Пришлось прилагать всё своё невеликое умение наездника чтобы не упасть под копыта гюлимова коня.
Они по-прежнему находились посреди пустыни, в бескрайнем море песков, от которого веяло пустотой и меланхолией. Сквозь рваные клочья облаков светил бледный глаз луны, делавшей атраванские дюны удивительно похожими на их собратьев с Тропы. В том, что они снова в Мире Живых Дарик был твёрдо уверен, так как собственной кожей чувствовал как отступает холод Тропы Мертвецов, сменяясь обычной температурой ночной пустыни, казавшейся после него лёгкой весенней прохладой. Одномоментно, из ушей будто вынули плотные затычки, приглушавшие все звуки – Дарик отчётливо услышал как на гребне бархана завывает в ветер. Осмотревшись, он попытался прикинуть где они сейчас находятся и не пришёл к однозначному результату. Точно помнил, что когда они покидали прибрежную дорогу, то двигались в направлении на Север. Следовательно, если они в пустыне, то это либо Великая пустыня за междуречьем Апра и Саны, либо же это Жёлтые пески, в которых затерялись родные, до боли в заднице, руины Амаэля. Вон, кстати, на горизонте чернеет что-то похожее на груды камней. Вполне возможно, что это очередные развалины древнего города – их в этих песках, что блох на собаке, и почти все они были построены эльфами.
Где мы?
Это Амбазиль. — С ностальгической тоской в голосе произнёс аль Гюлим, снимая с лица платок. — Город, в котором когда-то правил царь Зулл Саракаш. Те башни, которые ты сейчас видишь на горизонте, некогда были зимним дворцом Саракаша. Сейчас эта груда обломков всё, что осталось от столицы мааритов. А теперь, замолчи, смертный. Не досаждай мне своими праздными вопросами.
Дарик засопел и заткнулся, позволив своему «коню Рока» покорно трюхать вслед за древним вампиром. А что ему ещё делать? Управлять им он не может, остаётся только сидеть, ковырять в носу и ждать дальнейшего развития событий.


>>>>>>> Амбазиль
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пт 23 Окт 2015, 10:37
Обратный путь, оставшиеся в живых эльфы и атраванцы проделали едва ли не быстрее, чем ехали к руинам. Ведь в их караване больше не было двух десятков верблюдов и толпы идущих пешком рабов, зато прибавилось свободных коней, давших возможность ехать целый день, останавливаясь лишь за тем, чтобы пересесть на свежую лошадь. Они быстро миновали селение бала и колодец у Пальцев Йорыба, углубившись в пустыню. Митрасир вёл их прямиком, через пески, минуя крутые изгибы караванной дороги. Слухи в Пустыне разносятся поразительно быстро, не смотря на кажущееся безлюдье. Очень скоро весть об их поредевшем отряде облетит все окрестные селения пустынников и каждый мелкий бай будет знать, что по барханам идёт почти бесхозный табун лошадей. Не считать же за охрану меньше десятка воинов, даже если половина из них это шахские «белые стражи»? Пустыня большая – в ней случалось пропадать и целому войску. Единственное спасение от чужой жадности это как можно скорее добраться до столицы, или до густо населённых земель, в которых ни один племенной вождь не рискнёт нападать на шахских воинов. Потому, Митрасир даже на ночь делал лишь короткие остановки на пару часов, исключительно для того чтобы дать немного отдохнуть коням, напоить их и запихать им в рот несколько пшеничных лепёшек. При таком темпе, о каком-то нормальном отдыхе для самих всадников можно было только мечтать, но никто не роптал, так как все понимали на сколько они сейчас слабы и уязвимы. Феанору пришлось даже учиться дремать в седле, как это делают настоящие кочевники пустыни. В глаза бы плюнуть тем сказочникам, которые говорят, что де эльфы не спят. Феанор не высыпался страшно! Несколько раз, крепко задремав, он вообще выпадал из седла, пока не сообразил просто приматывать себя к нему, после чего дела сразу наладились.
Безумная гонка по пескам закончилась только к исходу первой недели, когда Митрасир вывел их на прямую дорогу – последний отрезок пути между ними и Белуджистаном. Здесь караванная дорога тянулась вдоль оазисов с оросительными каналами и возделанными виноградниками, с обилием источников и колодцев. Только тут шахский агыз впервые решился на нормальную полноценную ночёвку, выбрав для неё место подле одного из оазисов. Что может с ними случиться на твёрдо принадлежащей шаху территории и в каком-то дне перехода до городских стен?
Случилось же то, что Белуджистан на исходе следующего дня они не увидели.
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Вт 27 Окт 2015, 13:04
Не зря ас’Саир боялся привлечь к себе ненужное внимание. Оказалось, что для людской жадности даже близость шаха не такая уж серьёзная помеха. Причем, не сказать, что ас’Саир и Феанор впали в беспечность – они позаботились выставить на ночь часовых, но помогло это не сильно.
Засыпал шахский племянник на брошенной на песок попоне, завернувшись в плащ, блаженно вытянув ноги и подложив под голову седло, а проснулся без плаща, попоны и даже оружия, если не считать сабли приставленной к его горлу. Держал её мужик средних лет, одетый в грязно-желтый хаммадийский плащ накинутый поверх драной накидки-джеллабы. Лицо его до носа закрывал белый платок, из-под которого торчали черные волосы бороды. Самое же неприятное, что на его поясе уже висели сабля и кинжал ас’Саира.
Так… так… Аллуит смилостивился на наши молитвы и послал нам настоящее богатство! — С усмешкой произнёс разбойник на наречии пустынников. — Назови своё имя и титул тарган! 
С ответом агыз не торопился. Не обращая внимания на наконечник упёртый в горло (который разбойник в последний момент чуть убрал), он привстал на локте, оглядываясь по сторонам. Кругом царили предрассветные сумерки, позволявшие увидеть, что все его спутники пребывают в таком же жалком положении как и он сам. Все, кроме часового – тот лежал, уткнувшись ничком в песок со стрелой в спине, возле костра. Больше вроде бы никого не убили, что немного обнадёживало — значит, неизвестные рассчитывают получить за них выкуп. Или позабавиться пыткой…
Незваных гостей было не мало, где-то раза в два в три больше чем эльфийских улан и шахских «стражей» вместе взятых. Возможно до двух десятков — точнее сосчитать не удавалось, так как те слонялись по лагерю туда-сюда, потроша седельные сумки и личные вещи его спутников.
Терпение же разбойника было не безгранично.
Ты онемел, тарган, или тебе не позволяет отвечать твоя гордость? — Слегка прижав остриё сабли к его горлу, раздражённо спросил тот, — так я могу разговорить тебя плетью, какой учу норовистых жеребцов. Такой исход тебя устроит?
Тянуть с ответом далее явно не стоило, но и говорить всей правды ас’Саир не собирался. Знатного пленника и сторожат втрое строже. Обмотают верёвкой с головы до ног и не побрезгуют лично кормить с ложечки.  
Я, Ибрагим ас’Бейри ибн Зулла. — Достаточно громко, но медленно, словно нехотя, произнёс он, чеканя каждое слово. — Как ты сам только что сказал, я тарган.
Откуда вы ведёте столько лошадей?
Это кони для шахской гвардии. — Попробовал соврать первое, что пришло в его голову ас’Саир, но бандит уже успел проверить подсумки и лишь рассмеялся его ответу.
Тогда почему при вас столько золота? И почему с вами едут воины-алялаты?
Вообще-то это мы с ними, а не они с нами. — Терпеливо пустился в разъяснения ас’Саир. — Золото принадлежит алялатам, а кони будут принадлежать шаху, как только мы доедем до города.
   — Ты врёшь, или что-то не договариваешь Ибрагим ас’Бейри! — Разбойник попался недоверчивым.  — Что вы забыли в пустыне? Куда алялаты везут столько золота?
Шах отправил нас с ними и дал табун лошадей. Мы были в Мёртвом городе, теперь возвращаемся в Белуджистан, стало быть и золото везём туда.
Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Вт 27 Окт 2015, 15:17
Хмыкнув, хаммадский разбойник встал и, оставив Митрасира под присмотром своих людей, решительно направился к распростертому мордой в песке Феанору. Ради такого эльдару разрешили подняться, сев на песок, но с ним у него разговора не получилось. Эльдар внимательно выслушал непонятную для него речь хаммада, словно силился в ней что-то понять, а потом, на корявом бединском, громко произнёс фразу выученную им у шагристанских куртизанок:
Мьхар маххеривь! (Покажи сиськи!)
Главарь разбойников вначале опешил, вытаращив на эльфа глаза и только от гогота разбойников пришёл в себя и озлобился. Заорал, подзывая подчинённых и приказал отлупить Феанора древками копий. Эльдар стоически выдерживал удары, не издав ни звука, даже когда ощутимо получил древком по голени. После показательного наказания, вожак разбойников заставил снова посадить его на песок и повторил вопрос. Феанор выслушал его столь же внимательно, после чего с самым серьёзным тоном произнёс:
Кысс мра! (Поцелуй меня!)
Он не понимает тебя! — Упреждающе крикнул агыз пока Феанора снова не начали бить. С упёртостью эльдара его просто забьют до смерти.
Не понимает? — Переспросил вожак, оставляя Феанора и снова возвращаясь к ас’Саиру. — Тогда как вы с ними разговариваете? У вас есть толмач?
Есть. — Подтвердил Митрасир. — Я!
Спроси его, сколько он даст за свою голову?! И за головы своих сородичей тоже!
Это отродье шакала и бородатой ослицы хочет узнать, сколько ты можешь заплатить за себя и за своих спутников, Фехтим. — Перейдя на эльфийский, обратился шахский племянник к отплёвывающемуся от песка капитану.
Скажи, что я могу сунуть ему в задницу свой меч по самую гарду! — Тут же откликнулся ан-лорд Мистериорн. — Такая оплата его устроит?!
Что он говорит?
Говорит, что даст за себя триста дихремов и по сто дихремов за головы своих слуг. — «Перевел» Митр ас’Саир.
Скажи, что я могу продать их на невольничьем рынке в Колыване и получить за них за всех не менее двух золотых талантов! — Рассмеялся хаммад. — И то только потому, что этот алялат строптив как осёл, а его сородич ранен!
Фехтим, он грозит продать тебя и остальных на рынке.
Феанор сплюнул и разразился в ответ такой витиеватой фразой, что ас’Саир не смог бы её перевести даже если бы захотел. Слишком уж много там было чисто эльфийских ругательств и понятных одним остроухим эпитетов.
Что он говорит? — Занервничал хаммад, не поняв в эльфийской тираде ни слова, но по эмоциональному окрасу заподозрив, что эльф предлагает ему нечто нехорошее. Где то между предложением поцеловать его в место ниже спины и переспать с собственной лошадью.
Говорит, что ты мерзавец и грабитель, и что собрать столько денег он не сможет, так как его семья далеко.
Ничего, я подожду. — Хмыкнул в свой платок кочевник. — Скажи ему чтобы написал своим родственникам письмо, а пока деньги будут идти ко мне, он посидит в яме на хлебе и воде. Ха-ха-ха!
Митрасир с кислой физиономией передал эльдару слова разбойника и от себя посоветовал ненадолго смерить свой норов. Конечно, если эльдар не хочет оказаться избитым и связанным по рукам и ногам. Феанор посмотрел долгим и выразительным взглядом сначала на Митра, потом на хаммада, обмозговал слова агыза и придя к выводу, что шахский племянник чего-то замышляет, нехотя кивнул головой.


Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 28 Окт 2015, 11:29
Митрасир с кислой физиономией передал эльдару слова разбойника и от себя посоветовал ненадолго смерить свой норов. Конечно, если эльдар не хочет оказаться избитым и связанным по рукам и ногам. Феанор посмотрел долгим и выразительным взглядом сначала на Митра, потом на хаммада, обмозговал слова агыза и придя к выводу, что шахский племянник чего-то замышляет, нехотя кивнул головой.
Он напишет! — Пообещал за товарища Митрасир, чем вызвал у разбойника довольное урчание. Два таланта это просто громадные деньги, хотя этот ворюга и так не слабо обогатился заграбастав себе всё золото из их седельных сумок.
Попробовав поговорить с Бальфуром и третьим уланом, и наткнулся на стену языкового барьера —  молодой эльф оказался слишком испуган чтобы понимать чужой язык. Пережить испытание пленом куда сложнее чем выдержать настоящий бой, ведь в плену ты полностью во власти врага. Решив, что двух талантов и правда достаточно за головы всех остроухих, разбойник решил отвалить и вернулся обратно к атраванцам. Поговорил с раненным Каримом и услышал от него примерно ту же историю, что наврал ему Митрасир. Мы шахские воины, сопровождаем в пустыне алялатов, которые запёрлись сюда по  своим алялатским делам. Кони – наши, золото – нет. Более знать ничего не знаем. Имя своего рода Керим тоже называть не стал, назвавшись «фари», что означало, что он сын простой наложницы от какого-нибудь благородного таргана или мирзы. Прежде чем разбойник вернулся к нему, Митр успел подумать, что тот не слишком умён, иначе допрашивал бы пленников раздельно друг от друга.
Теперь поговорим о тебе самом и о твоём человеке. — Произнёс главарь, нависая над Митрасиром. — Сколько ты дашь за ваше освобождение?  
Наши семьи не богаты… — Выдержав небольшую паузу, будто мысленно подсчитывал свои финансы, выдал ас’Саир, — я могу заплатить по сто пятьдесят за себя и сотню за своего воина.  
Для шахского воина этого мало! — Возмутился главарь и назвал свою цену, безбожно увеличив сумму выкупа вдвое.
Я не могу её заплатить! — Возмутился Митрасир, вживаясь в роль небогатого таргана. — Даже если продам морейцам свой дом, я не наберу такой кучи денег!
Придётся набрать! — Весело хохотнул разбойник, подзывая к себе своих головорезов. — До вечера у тебя будет время подумать где взять серебро. Если я не получу за тебя выкупа, я продам вас в Колыване на рабском рынке.
К Митрасиру подвели коня, после чего связали агызу руки верблюжьей верёвкой и словно мешок, взвалили поперёк седла на конскую спину. Из такого положения шахский племянник видел только песок и лошадиное брюхо. Судя по ругательствам Феанора, с остальными пустынники поступили точно так же – связали и погрузили на лошадей. Потом банда снялась с места, увозя пленников в пустыню. С этого момента и до самого вечера никаких остановок хаммады почти не делали, видимо понимали, что похищать шахских воинов вблизи шахской столицы чревато появлением плохо оструганной палки в заднице. На кол разбойникам попадать совсем не хотелось.
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Сб 31 Окт 2015, 09:08
.
Никаких значимых ориентиров из положения кулька на лошади Митру видно не было. Только клочья выгоревшей травы, камни и песок. Единственное, что он смог определить так это то, что везут их на Северо-Запад. К исходу дня хаммады наконец устроили привал, сгрузив с коней своих пленников. Эльфов, как самых дорогих пленников везли более бережно. С ас’Саиром и его фари особо не церемонились и если шахский племянник путешествие пережил относительно терпимо, то Керим к вечеру выглядел очень скверно. Повязки на его ранах, которые никто больше не менял, набухли от крови, почернели и стали привлекать к себе стаи мух. К губам Митрасира поднесли флягу с водой, к которой тот  с жадностью присосался, чем вызвал у кочевников короткую вспышку необъяснимого веселья. Пока он пил, кочевники успели перепаковать эльдаров, стянув им за спинами руки и перетянув верёвками ноги. На атраванцев поглядели и только посмеялись. Кериму, с его подрезанными на ногах жилами, просто связали руки (даже не за спиной), решив, что калека в пустыне далеко не убежит. К Митру подошли внимательнее, связав его так же как и эльфов. Потом о пленниках ненадолго забыли. До наступления времени вечерней молитвы оставалось не так много и хаммады решили посвятить его полезному делу. Разожгли костёр, зарезали барашка (так вот чьё блеяние слышал всю дорогу Митрасир!) и подвесили его ободранную тушку жариться на огне.
Ну, что Ибрагим ибн Зулла, ты успел подумать о своей судьбе? — Вновь вернулся к прерванному этим утром разговору разбойничий вожак. — Готов заплатить сколько я прошу?
Ты просишь очень много. — Понурился агыз, стараясь не смотреть на рукоять своего кинжала, вызывающе торчавшую из-за пояса разбойника. — Моему отцу придётся продать всё свое имущество вместе с наложницами чтобы наскрести эту сумму.
Значит рабский барак тебе милее?
Нет, совсем не милее. — Митрасир бросил выразительный взгляд в сторону костра с источавшим на нём аромат тушкой. — Если ты чтишь Пророка, то разреши мне сначала помолиться. Я хочу испросить совета у Аллуита, потому, что мне трудно просить отца о таком.
Я подумаю. — Пообещал разбойник и ушёл к костру. К барашку поближе.
Усевшись на расстеленный коврик, главный хаммад, принялся срезать с румяного бока тушки кусочки мяса и отправлять их в рот, то и дело бросая косые взгляды в сторону Митрасира. Потом к нему подсел второй пустынник и они принялись что-то обсуждать в полголоса. Решали на сколько может быть ощутима помощь Всевышнего в финансовых вопросах и видимо пришли к нужному ас’Саиру результату, потому, что после обсуждения разбойник к нему вернулся.
Сейчас тебе развяжут руки, — скрепя сердце объявил он, — Ты сможешь помолиться Аллуиту. Тебя даже накормят чтобы никто не посмел сказать, что я пытал единоверца голодом!
Значит, пытать тебе единоверца нельзя, а продавать в рабство можно? — Не удержался чтобы не подковырнуть хаммада Митрасир.
Так разве я лично буду тебя продавать?! — Удивился такой наивности хаммад. — Я просто отдам тебя своему другу-торговцу, а уже он выставит тебя на торги! Ха-ха-ха-ха!
Шахский племянник вздохнул, но спорить не стал. Аллуит всё-таки не зажравшийся каади и видит не только буквы закона и собственный кошелёк. Но спорить сейчас нельзя, главное чтобы разбойники его развязали.
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 05 Ноя 2015, 11:21
Никаких значимых ориентиров из положения кулька на лошади Митру видно не было. Только клочья выгоревшей травы, камни и песок. Единственное, что он смог определить так это то, что везут их на Северо-Запад. К исходу дня хаммады наконец устроили привал, сгрузив с коней своих пленников. Эльфов, как самых дорогих пленников везли более бережно. С ас’Саиром и его фари особо не церемонились и если шахский племянник путешествие пережил относительно терпимо, то Керим к вечеру выглядел очень скверно. Повязки на его ранах, которые никто больше не менял, набухли от крови, почернели и стали привлекать к себе стаи мух. К губам Митрасира поднесли флягу с водой, к которой тот с жадностью присосался, чем вызвал у кочевников короткую вспышку необъяснимого веселья. Пока он пил, кочевники успели перепаковать эльдаров, стянув им за спинами руки и перетянув верёвками ноги. На атраванцев поглядели и только посмеялись. Кериму, с его подрезанными на ногах жилами, просто связали руки (даже не за спиной), решив, что калека далеко не убежит. К Митру подошли внимательнее, связав его так же как и эльфов. Потом о пленниках ненадолго забыли. До наступления времени вечерней молитвы оставалось не так много и хаммады решили посвятить его полезному делу. Разожгли костёр, зарезали барашка (так вот чьё блеяние слышал всю дорогу Митрасир!) и подвесили его ободранную тушку жариться на огне.
Ну, что Ибрагим ибн Зулла, ты успел подумать о своей судьбе? — Вновь вернулся к прерванному этим утром разговору разбойничий вожак. — Готов заплатить сколько я прошу?
Ты просишь очень много. — Понурился агыз, стараясь не смотреть на рукоять своего кинжала, вызывающе торчавшую из-за пояса разбойника. — Моему отцу придётся продать всё свое имущество вместе с наложницами чтобы наскрести эту сумму.
Значит рабский барак тебе милее?
Нет, совсем не милее. — Митрасир бросил выразительный взгляд в сторону костра с источавшим на нём аромат тушкой. — Если ты чтишь Пророка, то разреши мне сначала помолиться. Я хочу испросить совета у Аллуита, потому, что мне трудно просить отца о таком.
Я подумаю. — Пообещал разбойник и ушёл к костру. К барашку поближе.
Усевшись на расстеленный коврик, главный хаммад, принялся срезать с румяного бока тушки кусочки мяса и отправлять их в рот, то и дело бросая косые взгляды в сторону Митрасира. Потом к нему подсел второй пустынник и они принялись что-то обсуждать в полголоса. Решали на сколько может быть ощутима помощь Всевышнего в финансовых вопросах и видимо пришли к нужному ас’Саиру результату, потому, что после обсуждения разбойник к нему вернулся.
Сейчас тебе и твоему фари развяжут руки, — скрепя сердцем объявил он, — Вы сможете помолиться Аллуиту. Вас даже накормят после этого, чтобы никто не посмел сказать, что я пытал единоверцев голодом!
Значит, пытать тебе единоверца нельзя, а продавать в рабство можно? — Не смог удержался и не подковырнуть хаммада Митрасир.
Так разве я лично буду тебя продавать?! — Удивился такой наивности хаммад. — Я просто отдам вас обоих своему другу-торговцу, а уже он выставит вас на торги! Ха-ха-ха-ха!
Шахский племянник вздохнул, но спорить не стал. Аллуит всё-таки не зажравшийся каади и видит не только буквы закона и собственный кошелёк. Но спорить сейчас нельзя, главное чтобы разбойники его развязали. Главарь его развязал, но тут же стянул ему запястья по новой, разве что не за спиной.
Это чтобы ты не вздумал совершать глупости. — Перехватив разгневанный взгляд Митрасира, пояснил он. — Теперь путы не будут мешать тебе ни есть ни молиться.
Проклятье! Он не такой уж и простак этот хаммад, как можно было бы подумать. Это здорово меняло планы Митра. Драться со связанными перед собой руками он конечно мог, но лучше не пытаться перебить в таком виде все два десятка разбойников. Пока схожим образом перевязывали Керима, ас’Саир стараясь не сильно вертеть головой, осторожно осматривался по сторонам, прикидывая свои дальнейшие действия. Доспехов на хаммадийцах никаких, но оружие для разбойников неплохое. Лошади собраны в кучку, для удобства присмотра за ними, рассёдлывать их тоже никто не собирался — мало ли придётся быстро удирать. Возле коней всего два сторожа, остальные пустынники стараются держаться поближе к костру с испускающим вкусные ароматы барашком.
Молитвенного коврика или хотя бы лошадиной попоны Митрасиру и его воину никто не предлагал, потому, когда настало время молитвы, они просто опустились на колени, прямо на песок, в молитвенном жесте поднеся ладони к лицу.
О, Аллуит, имя тебе Великий, Милостивый и Милосердный! — Торжественным голосом процитировал главарь, первую строку из Хтабанса.
Дальше уже все молились на свой лад, беззвучно шевеля губами. Митрасир тоже молился, прося Аллуита дать ему сил и послать удачу. Без удачи ему сейчас никуда…
Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 05 Ноя 2015, 14:31
.
На ближайшие полчаса, все, кто не являлся бохмичем и не чтил Пророка, оказались предоставленными сами себе. Все – это пленники-эльфы и лошади. Сбежать однако не могли ни те ни другие.
Варвары… мракобесы! — Злобно плюнув в сторону разбойников, прошипел Феанор и отвернулся. Перворождённые тоже имели привычку молиться на закате и на рассвете, поклоняясь Солнцу как Лику Творца, которым тот смотрит на этот никчёмный мир. Особо набожным Феанор не был, но в действиях варваров видел искажённые обряды эльдаров и это не добавляло ему настроения.
Что мы теперь будем делать? — Спросил дрожащим голосом Бальфур. — Ждать пока за нас заплатят выкуп?
Эльдаров держали вместе, связанных по рукам и ногам, но даже не охраняли, считая это излишеством. Куда они побегут даже если освободятся? В пустыню? В пустыне им не выжить, не говоря о том, что далеко им в песках и не уйти.
А что нам ещё остаётся? — Подал голос второй улан, имя которого Феанор только недавно соблаговолил выучить, когда узнал, что тот из Дома «Лунного Волка». Почти свой.
Ждать. — Отозвался Феанор и немного подумав, добавил: — И следить за Митрасиром. Мне кажется, этот человек что-то задумал.
Хочет сбежать. Хуже если решит сбежать оставив их здесь. В общем-то, на его месте Феанор бы так и поступил, будь у него возможность забрать с собой листы летописи и своих оставшихся воинов. Прозвище Феанора звучало как Турсанит, то есть «Верный Слову». Это было не издёвкой и не иронией, слову своему эльдар действительно всегда следовал, но давал его лишь другим эльфам. Люди, гномы и прочие такой чести, как связать клятвой эльфа, покуда ещё не удостаивались. Так, что уехал бы Феанор и совесть его осталась бы чиста. В дружбе и в верности он Митрасиру не клялся, и рисковать своими интересами ради чуждого ему человека уж точно бы не стал.
Он назвался чужим именем. — Припомнил вдруг Бальфур. — И торгуется вон с тем бородатым за сумму выкупа. Как думаете, для чего?
Чтобы за ним не следили так, как будут следить за нами… — Феанор снова повернул голову, разглядывая сгорбленные в молитве спины атраванцев, одной из которых была спина Митрасира. Шахский племянник словно почувствовал на себе его взгляд, распрямился, прерывая молитву. Украдкой обернувшись, он едва заметно подмигнул глядящему на него эльдару.


Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Сб 07 Ноя 2015, 11:48
.
Проведя в последний раз ладонями по лицу и благоговейно взглянув на восходящее солнце, главарь с хрустом в суставах поднялся с колен и стряхивая с себя последние остатки благочестивого вида, направился сначала к костру, где отрезал от бока остывшего барашка солидный кусок мяса, а потом подошёл с куском в руках к митру Митру.
На! — Произнёс он, сунув прямо под нос агызу кусок баранины. — Поешь и скажешь мне своё решение.
Митрасир вредничать не стал, с готовностью взял кусок, впиваясь в него зубами.
Погоди! — С набитым ртом окликнул он собравшегося уходить главаря. — Я скажу тебе всё сейчас.
Ну?
Прежде чем начать говорить, Митрасир покосился на собранных в кучку эльфов, после перевёл взгляд на главаря и внятно произнёс:  
Я не смогу заплатить требуемый тобою выкуп… — И прежде чем хаммад разочарованно отвернулся, торопливо докончил. — Но я могу сказать тебе, где взять золота в десятки раз больше нежели ты можешь получить за нас всех! Я раскрою тебе это место, если ты поклянёшься Аллуитом, что отпустишь после этого меня и моего человека.  
Услышав о золоте, разбойник передумал уходить, обернулся, с заинтересованным блеском в глазах слушая слова ас’Саира.
Да. — Нехотя буркнул пустынник. — Поклянусь. Говори!
Ещё пообещай, что продержишь алялатов у себя как можно дольше. Я здорово рискую, выдавая тебе эту тайну!
Сидящий ближе остальных Бальфур повернул голову, с смотря на ас’Саира с удивлением и испугом в глазах.
Я отпущу их не раньше, чем получу свои таланты за них! — Объявил хаммад. — Говори уже, хватит ходить вокруг как глупый верблюд над колючкой.
Золото, — заговорщицким полушепотом начал свой рассказ Митрасир, — которые ты нашёл в наших сумках, лишь малая часть того, что осталось в подземельях мёртвого города. Это Аль-Минас, ты наверняка знаешь о нём…
— Знаю! Знаю… — Нетерпеливо отмахнулся главарь. — Там ничего нет кроме старых руин! Задумал меня обмануть, тарган?
Ты легко можешь проверить мои слова, — тут же возразил Митрасир, — и подарить свободу только когда убедишься, что я не соврал!
И оно, что, так просто там лежит и ждёт, чтобы его забрали? — На лице кочевника сомнения боролись с алчностью.
Нет, оно защищено магией. — Не стал скрывать шахский племянник. — Борясь с ней, я потерял половину своего отряда. Но тебе будет легче справиться с колдовством, так как ты о нём уже знаешь и не попадёшься в ловушку как я.
Хорошо, говори дальше!
Золото хранится в подземелье. Попасть туда можно… — ас’Саир выразительно стрельнул глазами на других бандитов-хаммадов, которых разговоры о золоте заставили подтянуться ближе к пленнику и, привстав, потянулся к главарю, будто собираясь сказать что-то по секрету…
Тот поддался на уловку, рявкнул на своих людей грозно-повелительно, приказывая им убраться подальше, видно не хотел делиться всеми секретами со своими соплеменниками (те, нехотя подчинились, возвращаясь к кострам), и наклонился на встречу Митрасиру. При этом трофейные ножны с кинжалом на его груди, отвисли, ещё больше…
Резкий рывок вперёд и пальцы шахского воина сомкнулись на призывно повернувшейся к нему рукояти! Миг! Обнажённый кинжал в руках ас’Саира и уже возделся над его головой. Разбойник отпрянул, пытаясь выхватить саблю, но не достаточно быстро. Удар агыза, стремительный как бросок кобры, вонзил кинжал ему в горло, пониже бороды, заставив захрипеть, захлёбываясь собственной кровью. Разбойники вокруг закричали, загомонили на все лады, хватаясь за оружие. Главарь ещё заваливался на спину, а руки Митрасира тут же легли на вынутую до половины из ножен саблю. Та выскользнула из ножен сама, освобождённая весом падающего тела. Крутнувшись на каблуках, ас’Саир развернул себя кругом, сразу же полоснув саблей подскочившего к нему сзади разбойника. Тот не ожидал удара, взвизгнул, падая на песок с рассеченными наискось лицом и грудью.
Бегите, господин! — Это выкрикнул Карим, камнем повисая на втором, ближайшем бандите, вцепившись ему в руку с оружием.
Его жертвенный и самоотверженный поступок подарил Митрасиру лишние полминуты, чтобы в два прыжка оказаться возле коней. Потом, разбойник стряхнул храброго воина с себя, ударив его саблей по голове, но агыз к этому времени уже успел запрыгнуть в седло ближайшей лошади, и крепко сдавить её бока коленями. Управлять скакуном он мог без помощи рук, пользуясь одними только ногами. Один их бежавших от костров хаммадов, выхватил из-за пояса кинжал, навскидку метая его в Митрасира. Промахнулся, попав в шею коню. Животное взвилось на дыбы, молотя воздух копытами. Митр удержался, прижавшись к самой спине коня и сильнее сдавив его бока ногами, а потом заставил коня с места пуститься в галоп. Наперерез кинулся один из пустынников, пытаясь схватить жеребца за повод и полоснуть по боку Митрасира сабелькой, но раненный конь сбил его грудью и стоптал копытами, уносясь прочь из лагеря, и скрываясь среди песчаных дюн.
Вернуться к началу Перейти вниз
Эрестор
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса::
Ремесло::
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пн 09 Ноя 2015, 12:57
Заблудиться в песчаной буре – самое страшное, что может случиться с неосторожным путником, отважившимся на путешествие через жёлтые пески. Подобно расплавленному золоту пустынные дюны формируют настоящие волны, которые кажутся неподвижными лишь первых пару дней опасного путешествия.
Лорд дома Лазурного Барса, оплот хладнокровия, образец стойкости, лидер сильнейших магов Эльвенора… Ты позволил себе превратиться в очередную жертву пустыни, в заблудшего путника, чья судьба висит на волоске от гибели.
Неспешные мысли Эрестора с каждой секундой уменьшали его шансы на выживание в этом адском месте.
Кто поможет тебе теперь? Зачем нужны твои колдовские таланты, если ни один из них не позволяет тебе выжить в пустыне? Да что там в пустыне, ты нашёл настоящий оазис и всё равно стоишь на краю между жизнью и смертью!
Внутренний голос был беспощаден, не оставляя камня на камне от убеждений мага. И он был прав.
Сейчас внешность лорда напоминала скорее забитый вид заблудшего эльфийского бродяги. Некогда чистый чёрный плащ с тонкой серебряной вышивкой был беспощадно порван на лоскуты. Один такой ошмёток был переделан в простенькую накидку для головы, которая едва ли защищала от полуденного солнца, остальное же он вкопал в землю, обильно смочив грязной водой из слабого источника, который он нашёл в оазисе. Это была своеобразная «кладовка», где температура была чуть меньше, чем вокруг. Раньше там ещё оставались съестные припасы, от которых ныне остались лишь крошки и жирноватые разводы на чёрной ткани. Эрестор уже который день питался лишь мякотью странных, но удивительно вкусных кактусов, что росли неподалёку от источника воды.
Неужели ты позволишь себе дожить последние дни тут? Не попытаешься даже выбраться из этого чудовищного места?
Обессиленное и истощённое тело лорда было похоже скорее на скелет, обтянутый кожей. Не способный нормально даже шевельнуться он оставался жив лишь благодаря магии, которой и поддерживал себя и своё жалкое существование.
Одежды, что не пошли в расход были выпачканы в песке и грязи и разорваны во многих местах. На спине было три довольно глубоких царапины, вероятно от когтей какой-то не очень крупной кошки, на бедре были следы от колючего кустарника, а на правой руке следы кошачьих зубов. Часть ран начинала гноиться. В здоровой руке маг сжимал три небольших металлических шарика, которые он с помощью магии спрессовал в нужную форму. Ещё пару недель назад это были монеты эльфийской чеканки, мирно покоившиеся в отделении сумки, теперь они были оружием, которое Эрестор направлял с помощью разума в цель…
От тяжёлых мыслей лорда отвлёк едва различимый шорох колючего кустарника. Неподвижно лежавший под сухим деревцем эльф прислушался, а шарики в руке в мгновение ока воспарили над ладонью, стремительно раскручиваясь вокруг центра ладони.
Из кустарника, находившегося всего в паре метров показалась мордашка пустынного тушканчика, довольно крупного, сантиметров десять в холке.
Жадно впиваясь в новоявленную жертву глазами, маг запустил один из шариков точно в голову грызуна.
Тушканчик успел только жалко пискнуть, прежде чем металлический «снаряд» размозжил его маленькую голову, забрызгав вьющиеся ветки кустарника кровью.
Ужин? Завтрак?
Эрестор уже начал представлять, как вывешивает мясо своей добычи на ветвях дерева, чтобы те хоть немного провялились на солнце, прежде чем употреблять их в пищу… или нет, лучше развести костёр и поджарить грызуна на мелком огне.
Не позволяя мыслям всецело отвлечь себя от добычи, эльф подобрался ближе к тушке, бережно взяв мёртвое животное за серый мех, словно опасаясь испортить или потерять.
Орудуя небольшим тупым ножом светлый выпотрошил тушку, кое как сохранив большую часть мяса и откинув подальше потроха с шкурой, принялся сооружать небольшое кострище. С помощью магии он заставил весь сушняк в кучке шевелиться настолько быстро, что уже через минуту появился первый дымок, а через три мелкий огонёк уже в всю пожирал сушняк, из которого был подготовлен костёр.
Насадив тушку тушканчика на заострённую палочку, Эрестор воткнул её сбоку от огня, наблюдая за тем, как шкворчит свежее мясо.
Он уже мысленно представлял, как забыв про все правила этикета, наплевав на серебряные ножи и вилки, он с усладой впивается в нежное мясо тушканчика.
Конечно, наслаждаться вкусом мяса пустынного грызуна далеко не самое лучшее, что мог ожидать лорд, но в моменты, когда пища в дефиците, смысла привередничать нет, ты либо выживаешь питаясь тем, что сможешь добыть, либо становишься очередной жертвой пустыни.
Он уже даже не мечтал ни о фруктах, ни об овощах, которыми чаще всего сопровождались любые мясные блюда у эльдаров, ему было безразлично, что даже тут, в умирающем оазисе с грязным источником можно было найти какой-то диковинный иссушенный фрукт. У него уже просто не хватало ни сил, ни желания на поиск…



Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пн 09 Ноя 2015, 21:45
Конь бешено мчался по пустыне, унося Митрасира всё дальше от лагеря. Ветер свистел в ушах, всадника болтало в седле, но стремительный бег коня он сдержал только оказавшись стрелищах в десяти от стоянки, взлетев на вершину высокого бархана. Там, перевернув связанными руками саблю, Митр упёр её остриём в седло, зажав рукоять подбородком и, в пару резких движений, разрезал верёвку на запястье. Перехватил саблю за рукоять. Огляделся.
Свет заходящего солнца погружал пустыню в густые сумерки, окрашивая пески в кроваво-красный цвет и создавая вокруг какой-то сюрреалистический пейзаж. Со стороны лагеря, летели, ныряя в барханах и быстро приближаясь к нему, девять пылевых столбов – по числу бросившихся в погоню всадников. Чтобы не глотать поднятую друг другом пыль, пустынники развернулись в широкую цепь, из которой уже выделился лидер, скакун которого оказался самым быстрым. Отставая от него на десяток метров, мчалось ещё двое кочевников. Остальные отставали сильнее.
Развернув жеребца, Митрасир пришпорил его бока пятками, пуская со склона в неспешный галоп, щадя силы животного и стараясь, чтобы передовые преследователи не теряли его из вида. Он не собирался сбегать насовсем, бросая эльфов и Феанора в плену, и планировал вернуться, слегка уменьшив перед этим поголовье хаммадов. Самый быстрый из преследователей взлетел на бархан, вершину которого только минуту назад покинул ас’Саир, увидел беглеца гораздо ближе чем предполагал и радостно заверещал, подгоняя своего скакуна ударами пяток в мягких сапогах. Митрасир обернулся, увидел, что в руке пустынника не лук, а сабля и слегка прибавил ходу, сменив направление, уводя разбойника за собой в сторону. Далее сработали наработанные годами инстинкты воина. Митрасир почувствовал нужный момент, когда надо резко дернуть за поводья, осаживая коня и быстро принять на свою перевёрнутую остриём вниз саблю вражий клинок, обрушившийся на него со стороны левого плеча. Звонко скрестилась сталь. Клинок Митрасира, продолжая заданное движение, описал полукруг и секанул остриём по шее, проносящегося мимо разбойника. Брызнула кровь. Хаммад разом обмяк, выронил саблю и завалился на гриву своего коня, а Митрасир уже разворачивался, готовясь встретиться с его товарищами. Их было двое, кони которых были достаточно резвыми чтобы опередить остальных, но не на столько хорошими дабы скакать вровень с их новым вожаком (или кем там являлся убитый?). У одного из них был в руке аркан, который тот сразу же метнул в Митрасира, видно надеялся взять его живьём. Вряд ли чтобы взять выкуп — слишком много крови взял с них шахский племянник. Хаммадийцы люди дикие и жестокие, знающие толк в долгих и мучительных казнях.
Заставив коня резко скакнуть с места, Митр пригнулся в седле, уворачиваясь от падающей на его плечи волосяной петли. Опустившись ему на спину, она соскользнула по ней на землю. Митрасир снова изменил своё направление, заставив коня развернуться и начать обходить преследователей по кругу. Новый бросок аркана снова прошёл мимо, упав ему на седло, но на этот раз, Митрасир исхитрился и схватил его за узел у петли. Дёрнул на себя, вырывая верёвку из рук пустынника. Вторым концом она была привязана к луке седла пустынника (не волочить же пойманного пленника на руках?) и от рывка агыза, резко натянулась. Второй пустынник, успев заметить, что жертва больше не убегает, обрадовался, притормаживая коня и разворачивая его для перехвата Митрасира, но на радостях не заметил натянувшейся между его соплеменником и шахским воином верёвки. Задел её шеей и с захлёбывающимся в горле кличем полетел на песок. Лошадь под первым пустынником, беспокойно заржала, приплясывая на месте, когда жеребец Митра потянул её в сторону за привязанный к её седлу аркан. Хаммад выхватил саблю, одним ударом перерубая волосяную верёвку и, подбадривая себя воинственным «Аллу-ла!», развернулся, чтобы встретить коршуном налетающего на него Митрасира. С первой же пары ударов Митр понял, что хаммад уступает ему по мастерству раза в полтора. Понял это и разбойник, попытавшийся выйти из боя и призывно заверещавший поторапливая взлетевших на гребень соседнего бархана сородичей. Поняв, что уйти не удастся, бросился в яростную атаку сам, попутно пытаясь стряхнуть со спины на руку лёгкий обшитый кожей проволочный щит. Конь агыза, почувствовав настроение седока, прижав уши со злобным храпом подался вперёд, грудью напирая на лошадь кочевника и кусая её зубами за шею. Та жалобно заржала, пятясь и оседая на задние лапы, заставив своего седока на миг замешкаться, и этого мига вполне хватило ас’Саиру чтобы воткнуть в хаммада клинок. Он бы с удовольствием стоптал и оглушённого разбойника, но на Митрасира сверху по склону уже неслись шестеро его друзей, причём у одного в руках был лук.
Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Вт 10 Ноя 2015, 13:45
.
Замешательство в лагере длилось не долго. Большая часть хаммадов бросилась к лошадям, вскакивая на них верхом и с воинственным верещанием бросаясь следом за улетевшим Митрасиром. С пленниками осталось пятеро, которые первым делом выместили весь избыток переполнявших их чувств, отпинав ногами связанных эльфов. Феанор ругался и даже попробовал пнуть в отместку одного из кочевников, но получил сильный удар под живот и, откатившись от него больше чем должно было быть, оказался подле костра. Собственно, этого он и добивался. Бывают ситуации, когда выбирать некогда, а необходимо действовать быстро и решительно, или другого шанса уже не будет. Дождавшись когда оставшиеся разбойники, бросятся к телам своих сородичей, на время забыв о связанных пленниках, капитан начал действовать. Перевернувшись на плечо, эльдар оттолкнулся, рывком усадив себя спиной к костру, без раздумий сунув туда связанные руки. Языки пламени жадно лизнули ему руки и занялись верблюжьей верёвкой. Из зажмуренных глаз эльдара против его воли потекли слёзы. Мыча сквозь стиснутые зубы, Феанор напрягал мышцы, пытаясь порвать путы. Его махинации заметили. Пустынник, возмущённо закричал, пинком отшвыривая эльдара от костра и хватаясь за саблю, с недвусмысленными намерениями проучить пленника. Насовсем. Чтобы оставшимся неповадно было и даже то, что Феанор составлял большую часть выкупа, хаммада не останавливало. Выручил Бальфур, неожиданно бросившийся под ноги человеку. На спину упавшему разбойнику тут же навалился второй улан, придавливая его своим весом к песку. Разбойник дёрнулся, пытаясь сбросить с себя эльдара, понял, что самостоятельно не освободится и… заорал. В голос!
Это подстегнуло Феанора. Рыча от боли в обожжённых руках, капитан напряг мышцы, рванув попорченную огнём верёвку один раз, почувствовав как она поддаётся ему, рванул во второй раз и с тихой радостью ощутил как рвутся его путы. Ура! Схватив выроненную разбойником саблю, эльдар перехватил ее обеими руками и с хрустом всадил ему её в спину, под левую лопатку. Крик хаммада оборвался на самой высокой ноте, но своё чёрное дело он, мерзавец, уже сделал. К пленникам бросились остальные варвары.


Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Эрестор
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса::
Ремесло::
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Вт 10 Ноя 2015, 19:19
Жареное мясо грызуна на вкус оказалось куда лучше, чем его запах при жарке. Ещё недавно шкворчавший на деревянном вертеле тушканчик пах похуже протухшей ослятины (не спрашивайте, когда лорд дома Лазурного Барса смог оценить подобные ароматы, жизнь у него была длинная и насыщенная на события).
Вкус же порадовал интересными нотками куриного мяса, чуть более жёсткого и жилистого, но от того не менее приятного. Впрочем, остальные вкусовые качества «блюда» больше смахивали на обычную гарь, ведь Эрестор, не имея ни малейшего понятия о готовке, беспощадно спалил тушку.
Съев всё, что скрипело или хрустело на зубах, маг наконец почувствовал некоторое облегчение, а гнетущее ощущение съедавшего самого себя заживо желудка уступило место чуть менее неприятному ощущению сильного голода.
Когда, казалось бы, всё самое хорошее и приятное уже произошло, и уже нечего было ждать от подходившего к концу дня, Эрестор решил больше не испытывать судьбу и попытаться наконец выбраться из этого ада. Собрав остатки воли вместо вещей (лишь меч он решил не оставлять в пустынных песках), эльдар попросту двинулся на восток, где по его мнению должен был находиться Белуджистан.
Первые шаги длинного путешествия – самые лёгкие, но сейчас для Эрестора они показались самым большим свершением. Остальные же поддались чуть легче. В последующие мгновения настроения лорда успели поменяться многократно. Сперва с одной из дюн, что были чуть севернее выбранного эльфом направления, появился всадник в одеяниях, которые скорее подошли бы жителю города, нежели кочевнику. В эту секунду эльдар впервые поверил, что смерть, державшая свою косу наготове последние несколько дней, наконец решила пощадить его…
Но дальше его ждал новый поворот, ведь за «городским» всадником мчались не меньше девяти «пустынников». Завязалась схватка, в которой шансы новоявленного спасителя казались практически нулевыми.
Последнее стало казаться откровенной ложью, когда житель города без особого труда убил сначала одного преследователя, а затем, играючи, разобрался ещё с одним преследователем, выбив из седла третьего. Оставшиеся соперники уже не казались Эрестору такими уж опасными для горожанина, но и оставлять его без подмоги он не стал.
Собрав остатки своих колдовских сил он направил все три шарика в трёх первых вражеских всадников. Скорость снарядов получилась воистину стремительной и три «пули» неслись навстречу целям, словно ими стреляли из длинноствольной аркебузы, но они были точнее, смертоноснее и не сопровождались оглушительным грохотом.
До целей было не меньше ста шагов, потому все три металлических шарика Эрестор продолжал контролировать и направлять на протяжении всего пути, оставаясь неподвижным.
Всё, что он мог сейчас сделать, так это сократить количество преследователей и следить за ходом боя.



Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 11 Ноя 2015, 09:19

Номмадский (хаммадский) бандит

Следить сразу за тремя разными целями и ухитрится поразить их - подвиг способный посрамить даже чудо оружие из другого времени и другого мира (ЗРК С-400 до Амалирра пока не дошли) и чудо, что уставший, измотанный пустыней маг сумел вообще как-то прицелиться. Первый его шарик попал во всадника, вскарабкавшегося на вершину дюны, выбив из тела номмада маленькое кровяное облачко. Кочевник вскрикнул, изогнулся и свалился с коня, закувыркавшись по песку к подножию дюны. Вторая цель сумела скрыться, завернув за склон дюны и уйдя от прицельного взгляда Эрестора, вбившего шарик в песок и поднявшего небольшой фонтанчик, на который никто даже не обратил внимания. Третьему шарику так же не повезло. В последний момент кочевник, которому он предназначался, резко изменил направление и снаряд вынужден был гасить инерцию своей скорости дабы вовремя за ним повернуть и заново убийственную скорость набрать не успел. Всадник вздрогнул от удара, взвизгнул и остановив коня, завертелся в седле, выискивая вражеского пращника, который мог на него напасть. Острое зрение пустынного жителя без труда различило одинокую ободранную фигуру менее чем в ста шагах от него.
Хе! — Выкрикнул разбойник, пришпоривая коня и уходя от возможного прицельного "выстрела" за склон бархана. Пользуясь песчаными холмами, как прикрытием он понесся к дерзкому незнакомцу, рискнувшему вмешаться в чужой бой, на ходу расчехляя лук.

Остальные пустынники продолжили погоню за Митрасиром.


Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 11 Ноя 2015, 09:30
Один из разбойников на скаку вскинул лук…
Дзынь!
Пущенная кочевником стрела со звоном отлетела в сторону, отбитая клинком Митрасира. Всадники раздались полукругом, пытаясь охватить воина со всех сторон и напасть одновременно. Уходя от обстрела, ас’Саир пустил коня в галоп, скрываясь за склоном ближайшего бархана. Пустынники тут же рассыпали строй, кто-то поскакал следом за беглецом в обход, кто-то попытался вскарабкаться по сыпучему песчаному склону. Новое действующее лицо заметили далеко не сразу, увлекшись погоней, что стоило им потери одного из всадников. Митрасир его впрочем, тоже не заметил, так как был сильно озабочен тем чтобы не попасть под стрелу. Стрелять пустынники пока перестали, будучи уверенными, что агыз от них уже не уйдёт.
Митр и не уходил. Оказавшись за барханом, он развернул коня и поскакал навстречу врагам, вылетев прямо на разбойничьего стрелка. Хаммад отреагировал мгновенно вскидывая лук с уже наложенной на него стрелой и почти не целясь выпуская её в лицо Митрасиру. Митрасир тоже был готов — проворно выдернул ногу из стремени, соскальзывая за круп своего коня, поднырнул под его брюхом и из положения вниз головой полоснул вражескую лошадь саблей по ногам. Всадник завопил в такт заржавшей раненной лошади, заваливаясь вместе с ней на бок. В последний момент он успел выпрыгнуть из седла и покатился кубарем по песку, поднимая собой целые пригоршни пыли. Остальные преследователи, застигнутые врасплох таким манёвром замешкались, послав вслед Митрасиру пару запоздалых стрел. В Митра не попали – он прятался под конским брюхом, но попали в ляжку коню, заставив того припустить еще быстрее. Ненадолго, но этого хватило чтобы немного оторваться от хаммадов. Митрасир извернулся, усаживаясь обратно в седло, беря поводья и направляя коня в сторону лагеря. Если ему удастся пользуясь неожиданностью своего возвращения посечь охрану и освободить хотя бы одного эльфа – это будет уже совсем другой расклад. Одинокую пешую фигуру, вступившую в противоборство с другим разбойником, Митрасир так и не заметил, что простительно прячась под лошадиным брюхом.
Вернуться к началу Перейти вниз
Эрестор
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса::
Ремесло::
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 11 Ноя 2015, 09:54
Усталость сказалась на колдуне далеко не лучшим образом, отчего казавшаяся раньше эффективной атака сразу всеми снарядами не оказалась таковой. Один всадник был повержен, другой же скрылся за барханом, а третий успел уйти с траектории «пули», отчего та, поменяв направление, растеряла всю вложенную в неё энергию.
Попав в третьего хаммада, шарик лишь привлёк его внимание к Эрестору, что обещало крайне скверные последствия для светлого. Скрывшись за барханом от возможных атак эльфа, разбойник «вынырнул» из-за песков уже в каких-то двадцати шагах от противника, держа на натянутой тетиве стрелу, которая тут же была выпущена.
Увернуться от такой атаки в своём состоянии Эрестор никак не мог, а потому попытался изменить траекторию стрелы с помощью магии. И всё же, на столь короткой дистанции ему немного не хватило времени и концентрации, отчего стрела вонзилась в плечо.
Хгхы… – вырвался сдавленный стон из уст лорда. Наконечник не задел никаких внутренних органов, но по всей видимости сильно повредил мышечные связки правого плеча, отчего рука, та самая, на которой виднелись следы зубов крупной кошки, попросту повисла.
Либо ты сделаешь всё и выживешь, либо умрёшь от клинка этого проходимца, выбирай…
Пронеслось в голове у эльдара. Всего пара секунд отделяли его от неминуемой гибели, а сил оставалось на одну последнюю атаку, от которой хаммад попросту не должен был увернуться!
Крепко стиснув зубы, Эрестор силой мысли отломил торчавший с другой стороны плеча наконечник и тут же запустил его в голову разбойника. Ошибки быть не могло, слишком коротким было расстояние… 
Хаммад уже даже успел занести саблю для удара…
Едва ли соображая о том, что же он делает, светлый просто рухнул на колени.



Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 11 Ноя 2015, 22:19

Номмадский (хаммадский) бандит

Отломанный наконечник, с хлюпом воткнулся в глаз пустынного разбойника когда тот замахивался саблей. Умер хаммад мгновенно. Пальцы его разжались, сабля воткнулась в песок подле упавшего на колени Эрестора, а обмякшее тело всадника, завалилось в седле на спину, перевесилось с другой стороны и звучно шмякнулось на песок. Этот раунд остался за эльфом, но впереди было еще два...
Его заметили двое спешенных Митрасиром разбойников. Оба одновременно, хотя были на порядочном расстоянии друг от друга. Один, устроился у подножья бархана, припав на колено и вскинул лук с уже наложенной на него стрелой. Второй, вооружившись щитом и саблей использовал тактику своего погибшего соплеменника - подойти к эльфу поближе, используя барханы как прекрытие.


Вернуться к началу Перейти вниз
Эрестор
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса::
Ремесло::
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Ср 11 Ноя 2015, 23:37
Уворачивался от сабли Эрестор зря, всадник умер практически сразу, уронив свой клинок в каком-то шаге от мага, после чего и сам шлёпнулся подобно набитому картофелем мешку. 
Подняв взгляд в сторону барханов, за которыми скрылся горожанин, увлекая за собой остальных преследователей, эльф приметил, что двое из его противников, что лишились своих скакунов, уже оклемались. Один из них решил воспользоваться луком, видимо посчитал успешное попадание своего собрата слабостью эльдара, второй же перенял от уже мёртвого хаммада тактику укрытия за золотыми волнами песков.
Только теперь эльф вспомнил о своей «подстраховке», шести берилах в отделении пояса, три из которых всё ещё оставались заряженными. Не вставая с колен он спешно достал один из камней, что ещё таили в себе изрядный запас магической энергии.
Дотянуться до стрелка и обезвредить его магией Эрестор не смог бы, а потому энергию берила он направил в песок под собой, поднимая довольно массивную его часть в воздух, тем самым мешая прицелиться лучнику.
Воспользовавшись таким прикрытием, он кубарем скатился вниз, на противоположную от лучника сторону бархана, поднявшись на ноги уже у подножия, где ему будет удобнее всего «встретить» первого противника. Шансы хаммадов застать Эрестора врасплох растаяли словно лёд под жаркими лучами полуденного солнца пустыни, ведь теперь светлый мог атаковать первым. Так же, расположившись у основания бархана, лорд мог твёрдо рассчитывать, что сможет дотянуться до противника, который осмелится заглянуть за груду песка.
Оставалось лишь выждать момент, когда первый враг окажется на вершине дюны. В это время, самым разумным будет вытянуть как можно больше энергии из камня, что эльф по-прежнему сжимал в здоровой руке.
Снаряд…
Подумал он, сжимая в руке довольно твёрдый и вполне себе увесистый камушек.
Мысль была вполне здравой, полудрагоценный камень может прекрасно заменить металлический шарик, а энергия, которую он ещё сохранит к моменту появления противника позволит не вкладывать в управление им так много сил, отчего разогнать и направить его будет проще!
Чуть больше поверив в свои силы, маг приготовился атаковать того, кто выглянет первым, заранее обдумывая, как заставить камень быстро обогнуть щит и попасть именно в тело врага, если первым выглянет любитель рукопашной схватки.



Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 12 Ноя 2015, 09:42

Номмадский (хаммадский) бандит

Увидев, как их враг скрывается в клубах пыли, лучник взволновано заорал, предупреждая своего друга об опасности и рысью поспешил следом. Услышав предупреждение, боец остановился, дождался своего сородича и начали совещаться. Основной темой совещания было выяснение личности нового врага. Лучник склонялся к тому, что им противостоял дэв и предлагал пока не поздно уйти за подмогой. Второй разбойник сомневался, что пустынный дух стал бы от них прятаться и выражал желание поквитаться с неизвестным, так как последний убитый приходился ему родней. В итоге аргументы лучника не показались ему убедительными. Разбойники разделились, обходя укрытие Эрестора с двух сторон, укрываясь за песчаными гребнями других барханов.


Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 12 Ноя 2015, 09:45
.
Выдернув из трупа клинок, Феанор подцепил окровавленным кончиком его острия путы на своих ногах и одним движением вспорол их, вскакивая на ноги. Освободить других он не успевал. Первый же парированный удар отразился в его покрытых пузырящимися волдырями руках острой пульсирующей болью, а со второго, пальцы Феанора разжались сами собой, выпуская сабельную рукоять. Замотанный в тряпки по самые глаза варвар, засмеялся, бросая ему что-то оскорбительное, замахнулся ещё раз. К нему, радостно «быр-быркая», присоединились его сородичи, не занятые растаскиванием и пинанием так и не успевших развязаться эльфов. Этих добивать не собирались, видно всё ещё рассчитывая на выкуп. Со всех сторон Феанора окружили тускло блестящие в наступающих сумерках клинки, не позволяя никуда вырваться из замкнутого Смертью круга.
О, Солнцеликий Эру, неужели это конец?! Вот так, подохнуть в пустыне от руки никогда не мывшегося небритого дикаря?! В такой момент даже смерть от чёрного орочьего клинка в Диком Приграничье показалась Феанору настоящей честью. Там-то он знал за что рисковал жизнью и за что будет её отдавать: за Великий Эльвенор, за владычицу Алтаниэль, за Дом «Огненного Феникса»! А ради чего ему погибать здесь Феанор как-то не представлял.
Все эти мысли пронеслись в голове эльдара с сумасшедшей скоростью, пока тело его на рефлексах отпрыгивало назад, избегая знакомства с острой хаммадийской саблей. А потом, его до его слуха донёсся глухой перестук копыт, а мгновением позже, под удивлённые возгласы хаммадов, на вершине бархана показался одинокий всадник, в котором Феанор с радостным ликованием опознал Митрасира. Конь под ним шатался, роняя с губ на удила клочья пены, но шахский племянник без колебаний, устремился на сгрудившихся врагов, врезавшись в их толпу грудью своего коня. Биться пешим против конного врага — самое неприятное, для кочевника. Хаммады завопили, разбегаясь в стороны от замелькавшей с молниеносной скоростью сабли, а Феанор, воспользовавшись тем, что его враг отвлечён появлением Митрасира, тигром прыгнул вперёд, перехватывая его руку с оружием. Они оба упали, покатившись по песку, каждый стремясь подмять под себя противника. Феанор оказался сверху, чем немедленно воспользовался, придавив горло хаммада локтём, но варвар ловко вывернулся из-под него, после чего эльдар и человек поменялись местами. Неизвестно чем бы закончилось их противостояние, но над ними, словно скала, выросла чёрная храпящая лошадиная туша и свесившийся с седла Митрасир молодецким ударом развалил голову пустынника надвое вместе с тюрбаном.


Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Эрестор
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса::
Ремесло::
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 12 Ноя 2015, 12:48
Слишком долго…
Пронеслось в голове лорда, пока он ожидал появления одного из противников.
Значит они решили атаковать вдвоём и будут обходить с двух сторон, это ведь самый разумный ход в их ситуации.
Больше терять время не стоило, нужно было придумать, как встретить обоих противников сразу, если б только маг был сейчас не один…
Решение созрело почти сразу. Собрав часть сил, что он успел вытянуть из берилла, колдун создал иллюзию-двойника. На долю мгновения он задержал взгляд на своей копии, буравя взглядом оборванные одежды и измождённое лицо своего иллюзорного отражения. Единственное на что он заговорил свою копию – бежать в правую сторону вдоль песчаного бархана, а сам бросился влево.
Каждое мгновение, пока эльдар бежал на встречу одному из противников, тело отзывалось сильнейшей болью, и только сила воли и непреодолимое желание выжить заставляли светлого продолжать бой.
Противник не заставил долго ждать, и едва эльф взбежал по небольшому песчаному бугру прыгнул на него, занося саблю, чтобы обрушить её на голову Эрестора. В другой руке он крепко сжимал кожаный щит, которым прикрывал большую часть тела, не давая лорду даже малого шанса прицельно выпустить в него берилл.
Только врождённая эльфийская ловкость позволила Эрестору уклониться от атаки. Оттолкнувшись от песка ногой, светлый отпрыгнул в сторону от удара, оказываясь теперь немного сбоку от атаковавшего его хаммада…
Собрат разбойника к этому времени лишь успел выпустить первую стрелу в иллюзорного двойника, но та просто прошла насквозь, а «призрак» продолжал бежать на лучника. Опешив от такого поворота событий стрелок принялся пускать стрелы одну за другой, истерически выкрикивая что-то про дэвов и демонов на своём грубом языке. Когда иллюзия уже почти добежала до него, хаммад с криком бросился на утёк, оставляя своего товарища сражаться с настоящим лордом.
Иллюзия развеялась уже когда макушка лучника скрылась за песками.
Мечник же, оказавшись далеко не в самом выгодном положении был открыт со стороны руки сжимавшей меч и не прикрывал своим щитом голову. Не теряя ни мгновения Эрестор магией запустил заряженный камень прямо в лоб противника, рассекая тому бровь и оглушая его. Хаммад грузно упал на землю, разбрызгивая капли крови по песку. Оставаясь ещё в сознании, он постарался рубануть лорда саблей по лодыжке ближайшей к нему ноги.
Измождённое пустыней и схваткой тело уже переставало слушаться эльфа, а потому, вместо того, чтобы отдёрнуть ногу из-под удара, он лишь слегка её сдвинул, отчего острие сабли полоснуло его по голени, оставляя глубокий, но не фатальный порез.
Ааарх! – вскрикнул эльф в гневе вминая голову противника в горячий песок. Хруст шейных позвонков хаммада попросту утонул в кряхтении мага, но обмякшее тело противника давало понять, что больше он не сможет навредить колдуну.
Схватка была окончена, и лорд, не в силах перевести дыхание после боя, опустился на колени и лишь чудом не упал лицом в золотую гладь пустыни.
Конец… Ты выжил…
Пронеслось у него в голове, и он блаженно закрыл глаза, понимая, что хоть тело теперь содрогалось от адреналина и боли, но сердце в груди всё ещё билось, а значит он всё ещё сможет выбраться из этого ада… Если бы хоть кто-то смог помочь ему, облегчив эту не самую простую задачу. Открыв глаза, лорд скрипя зубами вытащил древко стрелы из плеча, поблагодарив самого себя за обломанный ранее наконечник (в текущем состоянии он не смог бы от него избавиться). Эрестор попытался подняться, но смог лишь дёрнуться и упереться здоровой рукой в песок… трудности ещё не закончились…

Соавторство: НПС



Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 12 Ноя 2015, 13:02
.
Спихнув с себя мёртвое тело, эльдар схватил оружие хаммадийца и ринулся освобождать своих товарищей. Ему никто не препятствовал — двое оставшихся пустынников, во все лопатки улепётывали в пустыню, бросив лагерь, но далеко убежать не успели, увидев мчащуюся по следу Митрасира погоню. Трое разъярённых всадников вынырнуло из темноты в клубах пыли и с криком «Аллулла!», бросились в яростную атаку на лагерь. Их поддержали радостным кличем недавние беглецы, а потом всё завертелось…
Прямо на Феанора вылетела разгорячённая лошадь с воинственно верещавшим в её седле хаммадом. Эльдар вовремя упал на песок, пропуская над собой всадника и потому, из происходящего он успевал выхватывать лишь отдельные картины. Видел только как конь Митрасира со стрелой в шее, припадает на передние ноги и скидывает с себя седока. Едва успел встать на ноги, как снова пришлось валиться на песок, избегая очередного вознамерившегося его зарубить конного хаммада. Потом его попытался заколоть один из пеших разбойников и непродолжительное время эльдар был сильно занят тем, что спасал свою жизнь.
За это время в драке наступил решительный перелом, который обеспечил «лунный волк» успевший в общей суматохе отбежать к кострам и раздобыть где-то лук. Припав на колено, эльдар посылал смертоносные подарки в разбойников, выхватывая стрелы из брошенного рядом колчана. Свалил одного всадника, потом свалил второго, потом всадил стрелу в бок схватившегося с Бальфуром хаммада. А потом всё закончилось. Оставшиеся двое разбойников, видя несомый потери и осознав, что численное превосходство уже не за ними, не воспылали желанием стоять насмерть. Поворотив коней они проворно ускакали прочь, бросая лагерь со всем барахлом за победителями. Переход от яростной схватки к безудержному бегству был столь резок, что воины не сразу осознали, что остались одни.


Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пт 13 Ноя 2015, 13:39
.
Трусливые шакалы! — Кричал им в след Митрасир, яростно потрясая оружием. — Убирайтесь в пустыню!
Потом уже более спокойно обратился к Феанору, интересуясь потерями. Капитан, посмотрел по сторонам, убедился, что его эльдары хоть и помяты, но вполне себе живы.
Хвала Солнцеликому – никто не погиб.
Никто кроме Керима. — Поправил его Митрасир, широким жестом втыкая саблю в песок. Горячка боя и нервное напряжение постепенно начали его отпускать и на смену им приходила усталость. Ещё бы, сражаться впятером против восемнадцати врагов!
Тело шахского стража лежало там же где его убили. Из рубленной раны на голове натекла приличная лужа крови, успевшая частично впитаться в песок, частично свернуться. Митр склонился над ним, перевернул вверх лицом.
Воин и Смерть всегда ходят рука об руку… — Произнес Митр, наклоняясь и закрывая убитому рукой глаза, бормоча себе под нос слова прощания. — Он хотел этого после того проклятого подземелья. Просил убить его собственноручно, так как считал, что предал меня, поддавшись чарам… Не хочу бросать его в пустыне. Заберём тело с собой, Керим достоин того чтобы лежать в фамильном мавзолее вместе со своими предками.
Еще ему очень хотелось убраться из этого места побыстрее. Неровен час разбойники вернутся с подкреплением
Вернуться к началу Перейти вниз
Феанор
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: эльф (эльдар)
Ремесло:: воин
Звание:: капитан мелоррафонских улан


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Сб 14 Ноя 2015, 00:42
При виде этой картины Феанора неожиданно кольнула совесть. Не за то, что все его уланы живы, а Митрасир остался один – нет, то лишь слепая удача, везение. Капитан вдруг устыдился того, что сам бы он на месте человека не побрезговал бы удрать. Если бы здесь не оставалось его улан; если бы не было груза который он поклялся доставить; если бы он мог находить дорогу в пустыне — много всяких «если бы», но он бы не вернулся. Получается, что этот варвар преподал ему урок Чести и попутно снова сделал эльфа своим должником, спася от гибели и незавидной участи сидеть в вонючей яме, в диком варварском селении, питаясь объедками этих дикарей, до тех пор пока Фириат не пришлёт за них выкуп.
Он… умер достойно. — Запнувшись, выдавил из себя Феанор нечто вроде слов утешения. Ему ещё не приходилось такого делать даже для эльдаров и не зная как это принято у людей, чувствовал себя немного стеснительно.
Воин и Смерть всегда ходят рука об руку… — Отозвался Митр, наклоняясь и закрывая убитому рукой глаза, бормоча себе под нос слова прощания. — Он хотел этого после того проклятого подземелья. Просил убить его собственноручно, так как считал, что предал меня, поддавшись чарам… Не хочу бросать его в пустыне. Заберём тело с собой, Керим достоин того чтобы лежать в фамильном мавзолее вместе со своими предками.
Феанору оставалось на это лишь кивнуть и отправить Бальфура разгребать трофеи и искать во что можно завернуть тело «белого стража». Трофеев они, к слову, взяли изрядно, но ценность в глазах воинов имели лишь запас провизии, в виде нескольких овец, и десяток бурдюков с водой. Собравшегося было уходить Митра Феанор остановил, окликнув:
Митрасир? — Остановил он шахского племянника, когда тот вознамерился отправиться к лошадям. — Хочу ещё кое-чего тебе сказать…
— ?
Благодарю тебя. — Выдохнул капитан в ответ на молчаливый вопрос агыза. — Отныне я твой должник, человек. Знай, что мой меч всегда поддержит тебя, а двери моего дома отныне всегда будут открыты пред тобой. Слово последнего из рода Мистериорнов!

Когда все было сделано, оставшиеся в живых эльфы и Митр, оседлали коней и свалили к демонам из лагеря хаммадов, продолжив свой путь. Из-за проклятых разбойников они потеряли целые сутки. Но стоило им едва отъехать, как они набрели на место другой схватки. Здесь сражался с разбойниками Митрасир и здесь все еще валялись их тела. Но здесь же было место боя еще кое-кого... Тело обессиленого перворожденого обнаружил идущий дозором улан из "лунных волков" (Феанор сделал себе зарок написать его имя хотя бы на бумажке и перечитывать дабы больше не забывать!) И представьте себе удивление эльдар, когда в найденыше они опознали...
Жопа орка! — Грязно выругался Бальфур, склоняясь над телом. — Да это же наш...
— ...Наш маг?!— Феанор тоже не мог поверить своим глазам. Лорд Эрестор потерялся во время теббада, все о нем уже и думать забыли и тут вотан он! Лежит, собственной персоной в обрывках своей мантии, заляпанный кровью. — Коня сюда! Грузим его в седло, только бережно... Как он нас нашел?!




Меч твой сверкает, как пламенный твой взор
Смерть подступает,но бьётся Феанор! (с)
Анкета
Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Митрасир
Сюжетный герой
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек/благородный бедин
Ремесло:: воин
Звание:: сотник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Пн 16 Ноя 2015, 17:36
Это были сильные слова! Митрасир, подумал что бы такое на это сказать, ничего подходящего не нашёл и потому просто сжал в ответ плечо Феанора. Эльдар кивнул и стараясь не слишком морщиться от боли в обожжённых руках, синхронно повторил дружеский жест человека, после чего они разошлись.
Сборы были не долгими и бросив трупы разбойников и все ненужное, воины поскакали в пустыню, держа курс на Белуджистан. В песках, неподалеку от того места где с разбойниками сражался Митрасир, была сделана очередная неожиданная находка. Они нашли эльфа в обносках, которого остроухие опознали как своего сородича, потерявшегося во время песчаной бури (как раз тогда когда они нашли Дарика). Митрасир не возражал когда эльфы останавливались чтобы погрузить мага на лошадь и дождавшись, когда Эрестора устроили на лошади - тронулись в дальнейший путь.

>>>>>> в Белуджистан
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   Чт 25 Фев 2016, 15:31
Он ушёл дальше чем думала Халила (ведьма считала, что полукровка свалится за ближайшей дюной), он ушёл даже дальше чем ожидал сам! Возможно, во всём виновата, стократно проклятая эльфами, живучесть орков и их потомства, заставлявшая держаться на ногах даже с выпущенными кишками. Отравленный токсином, измотанный ментальным противоборством с наглис, он брёл несколько часов, пока вошедшее в зенит солнце не свалило Дарика на колени. Песок волной ушёл из-под Дарика, лишив его равновесия и заставив кубарем скатиться с вершины дюны, на которую он упорно карабкался.
Какое-то время он лежал неподвижно, приходя в себя, после чего, не вставая, попытался вытащить свою флягу, где ещё оставалось полглотка воды. Пить – вот, что ему сейчас необходимо! Но ощущения были такие, будто влага испарилась быстрее чем достигла его распухшего языка! Проклятое атраванское солнце выжигало глаза даже сквозь плотно зажмуренные веки и когда тень склонившейся над ним ведьмы, заслонила его от прямых лучей, Дарик так обрадовался, что даже мысленно её никак не обозвал. Что-то коротко забулькало, после чего лежащего на песке наёмника окатило множеством брызг ледяной воды!
Мира вам, мхаз. — Пожелал до дрожи знакомый голос. — Не нарушу ли я ваш покой своим появлением?
М? — Промычал недоученный адепт некромантии, приоткрывая один глаз и лицезря круглую физиономию улле Эфеби, сверкающую ослепительно белозубой улыбкой, особенно выделяющейся на его чёрном лице.
Думаю, это означает «нет». — Перевёл для себя усопший священнослужитель, протягивая Дарику сухую жилистую руку. — А у меня есть для вас небольшой подарок, Дарик, уверен, что вы от него не откажитесь! Целый кубок воды из источников в Райских Садах Всевышнего, охлаждённая чистейшим льдом с самых высоких горных пиков Таниджабала!
Что за глупые вопросы?! Конечно, он не откажется! Дарик выхватил из рук улле кубок и одним глотком опорожнил его на треть, закашлявшись от ледяной воды, от которой заломило зубы. Сразу же прошло головокружение и жжение в ужаленном языке, а отёк на пострадавшем органе стал стремительно опадать, возвращая Дарику способность к связной речи. Вторую треть кубка полуорк налил в ладонь и смочил водою свой наголовный платок. Мокрая ткань приятно холодила кожу приведя Дарика в состояние блаженства близкого к райскому, что в него даже не верилось.
По-птичьи наклонив голову, Борагус подозрительно сощурив левый глаз, взглянул на стоящего перед ним старика.  
Откуда такая милость к своему убийце, улле Эфеби? — Спросил он, нехотя возвращая кубок, сделанный, к слову, из прозрачного хрусталя. — Неужели ради того, чтобы я как можно скорее пожалел о содеянном?!
Раскаяние в проступках само по себе неплохо. — Хмыкнул бедин, забирая кубок, который тут же растаял в его руках. — Оно помогает нам осознать свои собственные грехи и приближает нас к Царству Создателя, но до него человек должен доходить сам, без принуждения.
Тогда к чему это? — Спросил Дарик, принимая доброжелательно протянутую к нему руку бедина, чтобы помочь подняться на ноги. — Почему вы являетесь сейчас, дарите мне воду, терзаете задушевными разговорами?! Вы говорите, что видите меня насквозь, а раз так, то непременно должны знать то, что я собираюсь сделать. Я собираюсь выпустить на волю сильнейшую нежить, злобную на этот мир и неужели это вас не трогает?! Вас, служителя Аллуита, как вы его называете — Всемилостивейшего и как его… Вседобрейшего?!
Ну, во-первых, освободить хочешь не вы, а ваш теперешний хозяин — вы же просто плывёте по течению, как попавший в бурную реку лист. А во-вторых, я уже говорил, что не желаю вам смерти, Дарик. Я знаю всё, что вы сделаете и знаю, что о многом вы будете потом жалеть и многое желать исправить. Потому я хочу помочь вам разобраться в себе самом. Разберётесь — найдёте свой Истинный Путь.
Опять… — Вздохнул Борагус, закатывая глаза. — Я его уже нашёл! И я не отступлюсь от задуманного, чего бы мне там не напророчили… Потому, если у вас за пазухой нет ещё одного кубка с ледяной водой, то давайте закончим этот бесполезный спор.
Прошлый раз, уходя, я задал вам простой вопрос. — Проигнорировав намёк на воду, напомнил Дарику улле. — Вы нашли на него ответ?    
Э-э-э… что я собираюсь делать став некромантом? — Дарик честно задумался, припоминая детали их прошлого разговора и подыскивая верные слова для ответа. По странным причинам, дух улле вызывал в нём откровенность. — Я направлю свою Силу для того чтобы взять себе то, что не мог получить другими средствами! Заведу себе собственную твердыню, буду пить старое вино, читать старинные книги и поплёвывать в окошко на эту проклятую пустыню. Буду общаться с духами давно умерших героев, буду помогать пришедшим ко мне советом и делом, и пользоваться их уважением! Если для этого мне надо успокаивать потревоженные кладбища, упокаивать нежить, навсегда отказаться от солёной пищи и дрожжевого хлеба, то я готов к этому.
Это не такая уж и большая цена, по сравнению с той которую платят чернокнижники. Как всякий человек, желающий сохранить свою относительную свободу, он попал в неразрешимую ловушку, когда выбор одного средства, окончательно и бесповоротно приводил его в ряды одной из сторон (если брать условные Свет и Тьму). Не хотел Борагус отправлять себя в ряды проклятых, идя на сделку с демонами Бездны, как не хотелось ему делаться абсолютным праведником. Некромант в этом случае представлялся ему некой «третьей стороной», которая была ближе к божественному началу Творца, нежели к Тьме Бездны. Разве сам Исайя не оживлял мертвецов? Разве души почивших предков превращаются в демонов? Разве это Зло пользоваться той великой у равняющей, которую оставил в Мире сам Творец? Конечно, любую Силу можно повернуть по всякому, но Дарик не собирался стяжать лавры Нохцеллера рассылающего мор и чуму, или Гримма, славного тем, что он мучил и кромсал живых людей, с целью сделать из них сильных бойцов-умертвий.
Улле внимательно выслушал его короткую речь, стоя, сцепив руки на животе, чуть наклонив голову и повернув к Борагусу одно ухо для лучшей слышимости.
Вы путаете Цель и Средство, Дарик. — Произнёс он. — Обладание такими знаниями не сделает вас владельцем собственной цитадели. Забудьте о людском уважении, некромант это изгой. Людей пугает всё, что связано с Загробным Миром, а то, чего люди пугаются, они предпочитают уничтожать. Забудьте о праздности. Некромантия очень избирательное средство, которое наложит ограничения на всю вашу оставшуюся жизнь. Не Смерть служит некромантам, а некроманты Смерти! Если эта Сила решит, что служитель вы неважный, то расплата последует немедленно. Это ведь не дворянский титул, не учёная степень, которую можно получить, а потом почивать на лаврах. Это Путь, по которому надо идти всю оставшуюся жизнь. До конца. К тому же… — Эфеби сделал небольшую паузу, поднимая на Дарика взгляд чёрных глаз, — вы выбрали неверную дорогу, для нахождения этого Средства. Та, по которой вы движетесь сейчас, ведёт вас в тупик!
Дарик, собиравшийся было закатить глаза в ожидании потока занудных нравоучений, вытаращился на улле, открыв от удивления рот.    
Вы уже приложили массу усилий для достижения своей цели, но много ли знаний вы получили в замен? Чему вы успели научиться на службе Гюлима?
Я… э-э… мне… — Замялся Дарик, мучительно подыскивая ответ, — он… он подарил мне «коня Рока!»  
И где он?
Остался в Амбазиле. — Разозлился полукровка. — Я не знаю, как заставить эту тварь слушаться!
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент





СообщениеТема: Re: Дороги Пустыни   
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Дороги Пустыни

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 3На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

•Кликаем каждый день•
Поддержать форум на Forum-top.ruРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir
Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФРПГ Амалирр :: Западный материк :: Атраван :: Провинция Хаммадия :: Хаммадийская пустыня :: Пески-
На верх страницы

В конец страницы