Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра. Тематика – альтернативное средневековье с элементами фэнтези. Если вы у нас впервые, воспользуйтесь Навигацией по форуму.

Конкурсы: Лучшие игроки месяца

3055 год IV Эпохи. По имперскому календарю месяц Цветен (апрель). Город-государство Турл-Титл оправляется после прохода по его землям чумы, вызванной неизвестным некромантом. В окрестных землях лютуют группы орочьих рейдеров и восставшие неупокоенные жертвы эпидемии.

В тавернах Титла ходит новая сплетня о целой деревне упырей, в которой днем люди как люди, превращающиеся ночью в жадную до плоти нежить. Эта деревня стоит на месте ровно сутки, чтобы на рассвете следующего дня бесследно исчезнуть и появиться снова, но уже в другом месте.

Для игроков заканчивающих квест или сюжет, время остается (Зима 3054).

ФорумПутеводитель по АмалирруКалендарьГалереяЧаВоГруппыПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Центр Лесного лагеря

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : 1, 2, 3  Следующий
АвторСообщение
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Центр Лесного лагеря   Сб 24 Дек 2011, 15:14
Это центр лесного лагеря "Справедливщиков" отважного Жака де Лавейни, или как его предпочитают именовать официальные власти - Бандитский притон, Крысиное гнездо и прочие неблагозвучные названия.
Здесь, на прогалке меж вековых деревьев и укрытые их густыми кронами собирается население Лесного лагеря. Обычно здесь устраиваются соревнования по стрельбе из лука, борьбе, фехтованию, иногда здесь держит речь разбойничий атаман, но самое главное - здесь же проводятся и общие трапезы для которых сооружаются столы (настилы из обструганныз бревен) на которые ставмится нехитрая посуда "справедливщиков" с различной снедью, что дает лес или закрома баронских угодий.
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вт 27 Дек 2011, 00:29
Податливое тело монахини, дух которой не то покинул бренные оковы тела, после удара головой, не то упокоился им же, было далеко не легкой ношей. Лесовикам пришлось изрядно попотеть, привязывая обмякшее тело к рогатине. Веревка соскальзывала по запотевшим, от морозца доспехам, усложняя парням задачу. А их громоздкость и общий вес, включая тщедушное монашеское тело, был не так мал, как могло показаться. Но справедливцы справились с задачей, таща нелегкую ношу с самой дубравы. И если бы не Леон, неизвестно, что сталось бы с блаженной Изольдой. Ведь брось они ее на дороге, тот же самый волк, получивший от девицы на орехи, мог ее слямзить, как из мести, так и из голода.
Безымянная кобылка Изольды, уже видевшая прежде припадки, своей теперешней хозяйки, ныне сохраняла осторожность. Кстати лошади тоже досталось однажды, прямо подковой в лоб. Еще в монастыре , когда она взбрыкнула и отказывалась тащить плуг, имея неосторожность встать на дыбы и замахать подкованными копытами у монахини перед носом, лошадка и познала горечь собственной не сдержанности и пылкого нраву. После этого случая, вблизи Изольды, лошадь прячет свою спесь под хвост и покорно выполняет поручения монахини. Умная скотина, одни и те же подковы в лоб не получает и быстро учиться, что может положительно сказаться на количестве отписанных ей годов жизни.
Вот и несколькими мгновениями ранее, когда волк, сам того не зная, скажем так, активировал монашеский недуг, проявленной агрессией, которая показалась Изольде направленной на нее, лошадь на всех четырех копытцах просеменила по дальше от очага, затаившись за деревом, об которое ухнулся Лоон. Когда же буйную владелицу лошади усмирили, кобылка добровольно вышла из укрытия и даже толкнула Леона мордою в плечо, предлагая повести ее за поводья. Какая скотина себе смерти пожелает, оставаясь в одиночку в лесу, где волки бродят? Вот и эта предпочла человеческое общество, к тому же куда она без седока. Седока не выбирают, уж какой достанется. Видимо лошадь которая работала при монастыре, прониклась наветами аббатов и считала смирение зачтением в лучшем мире, за своей душой благого дела.



Вернуться к началу Перейти вниз
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Чт 29 Дек 2011, 02:51
Пыхтя и ругаясь, справедливщики дотащили безвольную тушку монахини до лагеря, протащив ее мимо сторожевых пикетов как раз к обеденному столу, за которым, в окружении пирующей братии, гордо восседал крепкий мужичек среднего росту, длинноволосый, с аккуратной бородкой и, как говорили справедливщики, лицом кое навеки обезобразило монастырское образование. (для справки: в те темные времена, где большинство населения абсолютно безграмотно, от оставшийся половины треть получила образование дома, треть в церковно-приходской школе и лишь самая малая часть обучалась в Университетах и при монастырях – заведениях являющихся прямо таки кладезем науки.) Так вот, увидев пред своим столом такую забавную картину – двое бородатых мужиков обливаясь потом, словно оленью тушу, волокут на рогатине даму в доспехах, а третий ведет на поводу лошадь с высоким рыцарским седлом – удивленно задрал брови и цапнул самого себя за короткую бородку.
Кого ты сюда притащил Лени-Лоон, товарища или пленника?
Скорее он опять накурился болотной дури! Ха-ха-ха!!!
Я привел… принес к нам друга (надеюсь), Жак! — Запинаясь, провозгласил Длинный Лоон. — И хоч-чу заметить, что эта девушка спасла мне жизнь!
Да ну… — Атаман с недоверчивым прищуром смерил бледное личико воительницы, что безвольно свешивалось из латного воротника доспеха. — А что ж вы ее тогда зашнуровали так?
Головотяпы за спиной Ленни-Лоона замялись, неуверенно почесывая косматые затылки и украдкой переглядываясь друг с другом, словно бы предлагая друг другу первым начать рассказ.
Драться она стала… — Наконец неуверенно выдал один из них. — Як скаженная…
Да? Отвяжите и приведите в чувство! И именно в такой последовательности!
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Сб 07 Янв 2012, 22:15
Туманные образы и видения, озаренные светом небесным, сейчас
витали пред глазами монахини. Голоса, доносящиеся из внешнего мира, казались ей
пением ангелов. В голове, в самом темечке, начинала давать о себе знать ноющая
боль, медленно разливаясь из одной точки, по всему телу. Постепенно образы
святых из тумана, что мерещились Изольде, стали обретать более четкие очертания,
а дымка не спеша рассеялась, представляя взору уже знакомых лесных
справедливцев. Количество их по прибавилось, кругом стоял гул, который доселе
казался пением ангелов, а сама монахиня неизвестным ей образом, очутилась в
незнакомом месте, сидящая за столом. Над
ней хлопотал Лени Лоон, обмахивая лицо девушки, посеревшим от старости
платочком (старой портянкой?), запах которого и заставил прийти Изольду в себя.



-Что произошло?-, тихим голосом спросила она, прикоснувшись
пальцами к виску и уперев локоть в столешницу, поддерживая голову, ноющую от
боли. Изольда обвела туманным взором царящую вокруг обстановку и непонимающе
подняла, лишенные живого блеска, очи на Лени.


-Мне почудилось, что гром небесный обрушился на мою голову,
а после ангелы Всевышнего унесли меня к небесам. Они так дивно пели-,
девушка
сидела на скамье заметно покачиваясь из стороны в сторону.



Вернуться к началу Перейти вниз
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Ср 11 Янв 2012, 20:29
Несчастную отшнуровали от древка рогатины и после долгих и упорных стараний Лоона (почему-то использовавшего для этого дела свою портянку) привели в чувство. Монахиня застонала, закашлялась от витавшего в воздухе мощного амбре и приоткрыв глаза поинтересовалась:
Мне почудилось, что гром небесный обрушился на мою голову, а после ангелы Всевышнего унесли меня к небесам. Они так дивно пели...
Да уж…. пьяное пение Алена Полбочки-Эля можно было принять за ангельский хор только с большого бодуна или сильного удара по голове. Сомнительно, что это Ленни так приложил монахиню, но кто-то видимо все же хорошо постарался.
Ленни-Лоон поведал нам о вашем геройском поступке, сударыня. — Внимательно изучая глазами девушку, произнес вожак – плечистый тип с аккуратной бородкой и лицом природного дворянина. По тому как он говорил, двигался и вообще по осанке, сведущий в таких делах человек, вмиг бы углядел настоящего дворянина, только малость огрубевшего (или одичавшего) от лесной жизни. — Мое имя Жак, сударыня. Личность я в этих лесах весьма известная и готов поклясться, что известна и далеко за их пределами, говорят, что даже сир Лоссон и капитан Марриус Тости страсть как желали бы видеть меня!...
Вожак не договорил, но кто-то из окружения со смехом дополнил в полголоса, но так чтоб слышали все собравшиеся.
Повешенным на городской площади!
Терпеливо выждав пока утихнет прилив дружеского смеха, Жак де Лавейни учтиво взял монахиню за руку, помогая подняться на ноги. После чего, жестом почти придворного этикета указал левой рукой на стол с выпивкой и закуской.
Как вы понимаете, такой известный даже в высших кругах человек как я, не может оставить вас, не отблагодаренной, за сей поступок. Потому, для начала приглашаем вас разделить с нами нашу скромную трапезу.
По обилию эля, вина и мясных закусок на грубом столе, «скромная» трапеза могла бы вызвать острый приступ зависти даже у ундервудских монахов, славных своим чревоугодием. хотя стояли на столах и чисто лесные дары, виде грибов, орехов, меда и настоящих пирогов с капустой, кои раздобыл один из особо хозяйственных справедливщиков в соседней деревне. Не подумайте, что украл – грабить крестьян Лавейни не разрешал, но очень настойчиво выпрошенных у богатого сквайра в Гнилой Ладье. Разумеется выпрошенных на халяву и «в силах тяжких», но что поделать, если несознательному фермеру вначале приходится хорошо постучать по голове, дабы убедить проявить лояльность к Вершителям Справедливости? К слову о самих вершителях…
Гости к их обеду регулярно поступали с большой дороги. Как правило, их сытно кормили, усердно подливали и расспрашивали об их делах, а по завершении трапезы предъявляли счет за съеденное и выпитое, отпуская жертву из гостей нагишом и без гроша в кармане. Пожалуй в Бризингере найдется немало рыцарей и торговцев скрежещущих зубами при одном воспоминании о подобном обеде и испытанном унижении. Под руку Лавейни попал даже проезжий епископ и ушел он в своих штанах исключительно потому, что бывшему рыцарю показалось зазорным отправлять служителя Церкви сверкать голым задом по лесу. Хотя, порой с гостями поступали иначе. Некоторые уходили не только со своим кошельком, но и с подарками, как например, ушел раз один из лейтенантов Тости по имени Гонза. Ушлый ландскнехт на свое счастье попался к справедливщикам без своих желто-синих цветов лорда (возвращался налегке после похода по девицам) и потому ушел на своих ногах, ловко прикинувшись отставным легионером, промышляющим ремеслом менестреля и нищим как церковная мышь. К тому же парень залил лесным партизанам с три короба о папашиных долгах и конфискованным законниками Лоссона отчем доме, чем невольно наступил Лавейни на больную мозоль. Так что ушел языкастый парень, сытым и даже богатым, получив от разжалобившегося Лавейни кошель с лоссонским золотом, заплатив за это лишь парой песен (а петь Гонза умел).
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Чт 12 Янв 2012, 20:56
Изольда была в изумлении от почтения, проявленного к ее скромной, ничем не примечательной персоне, со стороны товарищей Лоона и их командира. Мужчина, назвавшийся Жаком, показался девушке рассудительным и светлейшей души человеком, которого без сомнения ценят и уважают его соратники. И дабы не показаться невеждой, монахиня поспешила представиться тоже:
-Изольдою матушка нарекла при рождении, да хранит Единый ее душу,- слабо улыбнувшись про щебетала девушка, набожно поцеловав крест. В этот момент последовало приглашение к столу и когда взор монашеских очей упал на изобилие яств, от которых столы чуть ли не ломились, послышался гулкий рык, откуда-то из глубин доспехов, настолько громкий, что казалось, будто завибрировали латы. Так отозвался желудок Изольды на дурманящие ароматы пищи, заволакивая глаза монашки пеленой и сопровождая процесс подготовки к принятию пищи бурным слюновыделением , которое на корню было отсечено. Шумно сглотнув ком, собравшийся в горле девушка вспомнила о заповедях, гласящих о вреде чревоугодия и о том, что в родном аббатстве нынче пост. Ее братья очищают свое бренное тело и душу, а она, лишь шагнув за порог отчего монастыря броситься есть? Никогда! Уж чего, чего, а силы воли в этом тщедушном тельце было с лихвой.
-Доброты Вам не занимать, достопочтенный господин. И в подвигах не стоит восхвалять меня. Не искушайте гордыней-, ввалившиеся от усталости и голода глаза с трудом оторвались от стола с пищей и вперились в лицо Де Лавейни.
-Краюшка черного хлеба и водица колодезная, это все, на что позволит мне объесть Вас моя совесть-, последние слова звучали еще тише, чем говорила монашка до этого, с невероятной тяжестью выдавливала она из себя звуки, тратя остатки сил.
Монашеская лошадь, которой новая хозяйка до сих пор не удосужилась придумать имя, оказалась менее принципиальной и вероятно, более голодной. Она посматривая одним глазом на остальных и стоя в сторонке, сильно вытянула шею и как бы между делом пришлепывая губами стала подтягивать к себе капустный пирог. Уж больно он ей приглянулся. Пока все внимание было обращено на ее наездницу, животинка уже выела сердцевину пирога, оставив черствые краешки и стала похлебывать из рядом стоящей кружки, притворяясь незаметной и не издавая лишнего шума.



Вернуться к началу Перейти вниз
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Сб 14 Янв 2012, 15:20

Жак де Лавейни

Лошадиная наглость не осталась незамеченной и ответом ей послужил дружный гогот собравшихся на поляне справедливщиков.
Черного хлеба ей…— Свирепо сопя в усы, прошипел грозного вида дядька, с коротким рыжим волосом и перечеркивающим лицо, шрамом, идущим от середины лба, через левый глаз (едва не задевая глазное яблоко), к левой скуле, отталкивая кобылу от стола. — С тех пор как монастырь ввел новый оброк, от крестьян даже редиски не допросишься. Им самим жрать нечего, припасов только-только зиму протянуть.
Да ладно, не ярись, Батя, — с добродушным смехом ответствовал ему молодой паренек с усыпанным веснушками лицом, мягко беря кобылу за повод, дабы увести её в сторону от обеденного стола. — Она ведь не местная, откуда ей, что знать. (И весело подмигнув монахине добавил.) Хлеб удовольствие ныне очень дорогое, все что есть – забирают монахи или мытари Лоссона, так что сами крестьяне ныне лепешки из желудиной муки пекут, чтоб с голоду не подохнуть.
Да кто ярится? — В свою очередь, уже боле мягким голосом бросил ему в след тот, которого назвали Батей, правда мягкость его была своеобразная. По самому голосу чувствовалось, что он более привык отдавать всякие команды типа «Смирррна!» и «Рравняйсь!» — Просто дивно смотреть откуда сии наивные люди берутся, будто с одной из лун свалились.
Не думаю, сударыня, что вы объедите нас больше, нежели ваша лошадь. — С мягкой улыбкой ответил Изольде атаман лесовиков. — Был бы у нас капеллан, он бы легко освободил вас от поста, но бедняга Ульрих, увы, сгорел от лихорадки прошлой зимой, так что обязанности духовника у нас теперь исполняет Парамон. (Тычек пальцем в свирепого Батю) Но хватит о делах, прошу к столу. Парамон, вспомни о своих обязанностях духовника и прочти молитву в честь нашей гостьи!
Призыв вспомнить о своих обязанностях, вызвал у старого ветерана приступ тихой паники. Обычно все ведомые им молитвы начинались со слов "Помолимся, Отцу нашему братья мои", сопровождался звонкими подзатыльниками тем, кто по мнению Парамона имел за столом недостаточно благочестивый вид (то есть сидел и капал голодной слюной на стол) и заканчивался коротким "приступим!" Собственно первая и последняя фраза были единственными словами в трапезной молитве.
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Сб 14 Янв 2012, 17:06
Изольда смиренно посмотрела на человека с шрамом через все лицо. Батя показался ей строгим, но справедливым и его слова вызвали приступ стыда, за такое расточительство выказанное с ее стороны, что монахиня даже попятилась назад потупив взор в землю. Девушка углубилась в свои мысли прослушав про деяния ее лошади, хмуро свела брови и пытаясь разобраться.
-Монахи?-, забыв про голод вопросила Изольдя непонимающе глядя то на Де Лавейни, то на Батю, то на рыжего, который увел кобылку. Взгляд ее хватался за мужчин с мольбами опровергнуть сказанное.
-Это что же? Да как же?-, дрожащей рукой девушка прикоснулась к голове, никак не понимая. Прелат Фьоххет всегда проповедовал: «Не укради», «Помоги ближнему своему». С самого момента появления Изольды в монастыре она слышала лишь чистые, искренние речи, за которыми не было и тени лжи. Только праведные заветы, которые молитвами выбили в ее подсознании, словно гравировку на камне, которая никогда уже с него не сойдет. Понимание Изольды о монахах, о вере трещало по швам, она ведь была одной из них и уподобилась отступившимся от веры, божьим служителям, потребовав хлеба, который теперь на вес золота.
Девушка резко подняла голову, глядя на Батю. Губы ее дрожали пытаясь вымолвить хоть слово, глаза были влажны, а брови над ними неровно вздрагивали.
-Всевышний сохрани, неужели бесчинства, о которых Вы сказали, это правда? Я?-, ноздри Изольды затрепетали от неровного дыхания, а невидящий взгляд рассеяно забегал по присутствующим.
-Я ведь,- едва слышно продолжила она, -Я ведь тоже монахиня! Я служу Всевышнему отцу!-, повышенным тоном воскликнула она и тут же вжала голову в плечи, испугавшись собственного голоса, -Но Единый не велит обирать своих ближних, он велит помогать. Как возможна такая не справедливость, господин?-, сморгнула монахиня ухватив Лавейни за рукав, спрашивая предводителя лесных справедливцев и надеясь услышать любой ответ, кроме одного. Что церковные служители потеряли веру и готовы обрекать на смерть целые деревни, лишь бы уберечь свои очерненные души и тела.



Вернуться к началу Перейти вниз
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вс 15 Янв 2012, 21:39

Дровосек

Видя, что монахиня поражена до глубины души их словами, Парамон смутился, разом скомкал молитву, пробурчав что-то неразборчивое, сел на лавку и схватив ложку так, будто это была шея Лоссона, уткнулся в свою миску. Никогда Батя не умел общаться с женщинами. Строевых команд они не понимают и имперский легионный устав к ним в большинстве своем не применим, даже не смотря на доспехи и меч на поясе – чуть что, сразу истерики и слезы.
Справедливость? — В разговор вклинился незнакомый грубый басовитый голос. — Ха! Всевышний создал Амалирр, но позабыл создать на нем справедливость!
Усиленно работающие челюстями лесовики отвлеклись от еды, подняв головы на говорившего. Им оказался весьма крупный и квадратный мужчина с растрепанной черной бородой, в старом покоцанным жизнью нагруднике, напяленным поверх старой драной рубахи, которую постеснялось бы напялить на себя даже деревенское пугало. Из-за широких плеч лесовика торчала рукоять мощного топора, а в могучей лапище он сжимал плечо некоего молодого паренька в кольчуге, в сером дорожном плаще на плечах и с рыцарским поясом, с пустыми ножнами. Меч, по всей видимости, уже успели отобрать.
Прошу вас, благородный сир, — ласково-елейным голоском пропел бородатый, подталкивая паренька к столу. — Пир уже начат, так что негоже заставлять гостей ждать вас одного!
Справедливщики с радостными ухмылками подвинулись, освобождая пленному рыцарю место и молодой дворянчик, бросая по сторонам затравленные взгляды, осторожно опустился на край скамьи. Ему тут же, не поскупившись, преподнесли добрую чарку крепчайшего эля, заставив выпить до дна, за здоровье добрых хозяев. А попробовал бы он не выпить!
Бородатый мужик, тяжело бухнулся за стол рядом с Лавейни и Парамоном и только сейчас, вновь обратил внимание на монахиню-воительницу.
А это кто? — Черные глаза здоровяка скользнули по телу монахини, словно ощупывали и достигнув пояса, разом уткнулись в меч. — Да еще с мечом?!
А это наша добрая гостья, Изольда ван Батильд из монастыря… э-э-э… — Лавейни мученически закатил глаза, пытаясь припомнить название, но быстро сдался. — Изольда из монастыря в общем… это не важно. Важно, что благодаря этому юному и самоотверженному созданию, Длинный Ленни сидит с нами за одним столом, а не валяется под кустиком с разорванным горлом.
Бородач подозрительно свел над переносицей густые брови, словно подозревая Лавейни во лжи, но в слух ничего не сказал, предпочтя заняться куском вареной оленины.
Увы, дитя, — стремясь сгладить возможное впечатление после общения с Дровосеком, произнес де Лавейни. — Монахи во владениях сира Лоссона подстать своему лорду. Хотя, говорят что в лесных дебрях и в Апенидских предгорьях еще встречаются блюдущие Святое писание отшельники и монастырские скиты. Но Дровосек (к стати познакомьтесь!) скор в своих суждениях и не совсем прав. Справедливость на земле есть! Но творить мы её должны собственными руками, а не вешаясь со своими проблемами на шею Всеединого! Эдак никакая шея не выдержит. Я верю, что этих нечестивцев, забывших данные ими обеты, кара Господня не оставит на Небе, но кара на земле, от суда людского их постигнет очень и очень скоро, уж я об этом позабочусь.
Последние слова атаман добавил в полголоса, но достаточно, чтобы услышали те, кто сидел рядом с ним. Парамон, Дровосек и даже сидящий чуть в стороне Ленни-Лоон согласно кивнули, соглашаясь со своим командиром. А как же иначе? Справедливость она должна быть во всем! Изольде, чтоб монахиня не сильно терзалась душевными переживаниями, была поставлена широкая деревянная миска с лесными орехами и придвинут горшок с медом. По умолчанию и скрепя сердцем, лесные сидельцы пожертвовали самую вкусную часть своей гостье.
После выступления Лавейни, внимание большинства пирующих, было переключено на успевшего захмелеть с доброй корчаги эля, дворянчика.
Ну, а кто вы такой, благородный сир, осчастлививший наше пристанище своим появлением? — Сказано это было разбойниками с потаенной издевкой, но «поплывший» паренек этого не заметил.
Галлий де Люннет… — Пытаясь удержать на месте упорно сползающиеся в пучок глаза, промычал рыцарь. — Барон Сааркский…
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пн 16 Янв 2012, 22:32
Изольда потерянно водила взглядом по присутствующим и прибывающим, растерянно хлопая глазами глядя на говорящих. Ужасные известия о вероотступлении Ундервудских монахов все ютились в юной головушке, не давая покоя разуму и без того больному и отодвигая все дальше мысли о еде. Даже орехи и мед, так щедро пожертвованные справедливцами ради утешения Изольды, не могли отвлечь ее. На половине разговора набожная дева перестала слышать сторонние голоса сосредоточившись на своем:
«Это что же получается? Под личиной Всевышнего воруют, обрекают на смерть? Позорят имя Господа нашего? Супостатовой бездной совращенные, уподобляются отродиям его, погрязая в ереси???»
Мысленно вопрошая себя же возмутилась монахиня да и не выдержав ни эмоций своих, ни негодования, кааак вскачет на ноги со скамьи, да кааак вдарит кулаком в латы закованным по столу. Уж и не подумаешь сразу, глядя на тщедушное личико и впалые глаза, что силы столько таиться под доспехами. Стол то скрипнул жалобно, а посуда с харчами аж подпрыгнула от удара сего.
-Так как же Вы сидеть можете? И есть спокойно с аппетитом? Ведь такое твориться? Еретики, осквернители!!!- во весь голос выразила весь свой гнев с виду тихонькая монахиня, однако голос ее обрел небывалую твердость, не походя как прежде, на комариный писк.
-Нужно гнойник с тела божьего вырезать!-, лихо извлекая меч из за спины и воздевая его к небу, продолжила голосить Изольда.
-Промедлением и чванливостью не добиться правды! Лишь разительный шаг и отвага в сердце помогут в служении свету! Хватит есть! Ну что Вы сидите?! Я одна пойду,- девушка уже перешагнула одной ногой через скамью и собралась в бой на нерадивых монахов, которые живут бесчестно. Правда она не знала куда идти, так сильна была обида за Единого, облачившись под кров которого, живут воры и негодяи, что знания, о точном местонахождении монастыря небожителей, отошли на второй план.



Вернуться к началу Перейти вниз
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Чт 19 Янв 2012, 19:36
Монахиня сидела, тупо уткнувшись, в миску с орехами и казалось, не замечала ничего кругом. А справедливцы тем временем вовсю, как принято сейчас говорить, «разводили» пленного рыцаря. Выяснилось, что бароном, не смотря на молодость, он был полным (т.е. не наследником баронетом, а полноправным хозяином), вот только нищим. Потому решил поправить свой бюджет, а заодно и поднять свой рейтинг в глазах власти, поступив на службу сиру Лоссону. Так как Жюль де Лоссон, был не только высокого рода, но и целым правителем, Галлий не видел ничего зазорного в том чтобы стать одним из его ближайших вояк. В награду же он хотел себе вполне обыденных вещей, таких как денег, славы, земель и крестьян. Словом – вполне нормальный феодал, как и все.
Выпытав у захмелевшего барончика все, что им было нужно, справедливщики вежливо поинтересовались, сыт ли гость, после чего выставили ему такой счет, что рыцарь даже немного протрезвел. До этого стараниями добровольных подливателей, сир де Люннет уже с трудом ворочал заплетающимся языком.
Д-две… т-тысячи… дин-нариев? — В ужасе пролепетал дворянин. Наивный. А мог бы и порадоваться, ведь Дровосек вообще собирался его зарубить, а труп выбросить в ближайший овраг на поживу волкам. — Н-но п-почему так… дорого?! Весь мой баронат не стоит и половины этой суммы!
Ответить ему не успели, так как Изольда, до этого тихонечко сидевшая и гипнотизировавшая свою миску, вдруг подскочила в праведном возмущении, да таком неистовым, что орехи полетели через весь стол, а горшок с мёдом опрокинулся со стола и разбился об землю. Не обратив на это ни малейшего внимания, Изольда разразилась пламенной речью, в конце которой лихо выдернула из ножен меч, взмахнув им над головой.
Промедлением и чванливостью не добиться правды! Лишь разительный шаг и отвага в сердце помогут в служении свету! — Дровосек от неожиданности, даже отодвинулся подальше, опасливо посматривая на обнаженный воительницей меч. — Хватит есть! Ну что Вы сидите?! Я одна пойду.
На протяжении всего монолога, де Лавейни честно держался, давя смех и кусая губы, но вид здоровенного дядьки рядом с монашкой, втягивающего голову в плечи, был последней каплей.
Ха-ха-ха!!! — Заразно захохотал атаман, впечатавшись лбом в столешницу. — Ха-ха… Вот теперь я вижу истинную дочь Единого! Пожалуйста, сударыня, спрячьте меч, успокойтесь и выслушайте меня! Дровосек ни за что не простит вам, если вы сейчас нечаянно сбреете ему полбороды! Ха-ха-ха…
Кое-как отсмеявшись и размазав слезы по щекам, глава справедливщиков, сделал глубокий вздох, для полного успокоения.
Для начала, перед боем следует подкрепить силы. Потом, подготовить оружие. Ну и напоследок, никто из нас не сидит в праздности. Как только подойдут люди из Хорнкерста, мы выступаем к монастырю, дабы совместно с праведными крестьянами, сжечь это порочное гнездо кровопийц и угнетателей. К сожалению, дела требуют моего нахождения совсем в ином месте, потому это праведное дело совершит Дровосек! И уж будьте уверены, если на то будет воля Единого – никто из этих предателей заветов Его не уйдёт из своего логова!
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Сб 21 Янв 2012, 20:36
Но что это?! Монахиня дала выход своему гневу? Не простительно! Секунду назад задвигавшая ярые речи, Изольда уже стояла растерянной и опешившей от смеха Де Лавейни. Командир лесных сидельцев ввел девушку в ступор, своей неожиданной реакцией на ее пламенные реплики. Монахиня внимательно послушала его речи и все еще держа меч на изготове, но при этом сильно стушевавшись и покосившись на Дровосека, который опасаясь за бороду, отсел по дальше, нерешительно убрала клинок за спину. Юная головушка служительницы Всевышнего переварила донесенную до ее ушей информацию и девушка медленно опустилась за стол, смущенно собирая в миску рассыпавшиеся орехи.
-Простите мой пыл,- снова тихим голоском молвила монахиня, -Я молода еще и нрав мой не спокоен,- учтя для себя слова сказанные Жаком, девушка все же решила по кушать. Ведь если морить себя голодом, сил поднять меч и нести очищение, вырезая погрязших во тьме и алчности людей, не будет.
-И вы извините,- не смея поднять взор повернула опущенную голову к Дровосеку покаянно склонив пред ним бритую макушку, -В порывах добрых порою не в силах совладать я с силой, что обуревает мной и велит идти в бой за чистоту и искренность-.
Вдоволь накаявшись за свое неподобающее поведение, монахиня без видимого аппетита стала не спеша ужинать. Да именно ужинать, ведь уже давно сгустились сумерки и морозец к вечеру окреп, запорошив лес и следы к лесному лагерю свежим снежком.
А Изольда стала думать, решать и делать выводы. Не случайно судьба свела ее с этими бравыми мужами. Прелат Фьоххет отправлял монахиню в путь по миру, с целью несения по земле истины и света в погрязающий в людской алчности, и порочности мир. Это ли не шанс проявить себя, внести лепту в божественные деяния Единого?
-Освободите сердце свое от жадности. Нет блага в материальных богатствах, они в душе-, как бы между делом добавила всадница, перекрестив дворянчика жестом правой руки.



Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вт 24 Янв 2012, 21:02
Отужинали добры молодцы в компании монашки тихой и стали сборы проводить. Пьяный дворянчик, подобно многим иным гостям, что так радуются по первой радушию справедливцев, был нагло выпнут в лес в одних портках. А его хоть уже не новые, но вполне добрые доспехи, которые по качеству были по лучше тех, что носила Изольда, стали подгонять на нее. Да, приглянулась Изольдина сила Лавейни и праведный, гнева преисполненный, пыл. Еще один боец в ряду за правое дело лесных сидельцев лишним не будет. Вот и взялись тщадушную фигурку монахини по надежнее экипировать. Пока все были заняты сборами, деушка выбрала уголок по укромнее и припав на колено, крест ладонью сжимая, молиться начала. За души пропащих монахов, на которых собирался идти их отряд, за чистомыслящих и добросердечных справедливцев и лишь в последнюю очередь за свой дух преданный Единому. Не по натуре монашеской было меч обагрять кровью, не помолившись пред боем. Ведь грех великий и ноша на плечи возляжет с чьей то отнятой жизнью. И пусть убийством нечестивых и погрязших в смуте людей, справедливцы занимаются добрым делом, освобождая крестьянский народ от гнета жадного лорда Лоссона, а руки от крови будет уже не отмыть. Лишь молиться о прощении души своей остается, чем и занималась Изольда.
Безымянная лошадка не годилась для боевых действий и ее пришлось оставить в лагере, зашибут ведь худую скотинку, почем зря! А лошадка ведь пугливая, хоть и послушная, но все же не место ей на войне. Распрощавшись с кобылкой своей Изольда поведала Жаку Лавейни и Лени Длинному о своем недуге, но не напрямик, а издали. Обмолвилась, что в запале боевом, когда ярость глаза застит, неладное на девицу находит. Бывает в забытье уйдет и не ведает, что творит. Рассказала что вреда нанесла не мало своим же собратьям, когда плечо к плечу с теми сражалась и заведомо предостерегла справедливцев, чтобы ее в бою сторонились.
А покуда последние слова молитвы были изречены, отряд лесного сопротивления вышел из лагеря и двинулся в "Гнилую ладью".



Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пн 28 Май 2012, 01:18
Покинула Монастырь
Время близилось к ночи, и окружающий лес не спеша погружался в темноту. Пение птиц сменялось угуканьем филинов и редким, протяжным воем где-то вдалеке. Изморозь, еще после жаркого полудня уступила теплу и сейчас под ногами Изольды чавкала грязь. Не смотря на повышение температуры после морозов, юную монахиню било мелкой дрожью, и возможно, то вовсе не от холода. У нее в голове до сих пор слышались голоса сгорающих заживо монахов, их истошные вопли и треск древесины. Пусть они были далеко не лучшими людьми, но вина уже давила на хрупкие плечи, ведь она не Всевышний, она лишь слуга его. А дана ли ей власть лишать жизни, пусть даже тех, кто сеет зло? Изольда не знала, корить себя или принять поступок, побужденный яростью. Ей очень было жаль Ленни, она не желала его погибели, тем паче из-за нее. И тут безгрешная (ну или почти)голова ловила себя на мысли об эгоизме, что придание огню гнезда пороков людских, что под маской благодеяния пряталось, вовсе не посыл доброй веры, а никак иначе как месть за человека, отдавшего за нее жизнь.
Прошло много времени, как она в монашеских лохмотьях, волоча меч за собой, бродила по лесу. Девушка то останавливалась, чтоб позволить непрошенным слезам обжечь щеки, а дрожащему плечу найти опору в стволе дерева, то снова шла вперед, стараясь вспомнить направление, которым их отряд пришел из лагеря лесных сидельцев. И до того себя уморила Изольда мрачными думами, что и не заметила, как ночь опустилась на лес. Так темно стало, что хоть глаз коли. Внезапный шорох заставил девушку насторожиться, и не смотря на усталость, нестерпимую боль в ногах сбитых о дорогу и чумную голову, монахиня живо вооружилась и двинулась на шорох. Не от бесстрашия, коленки то даааай боже затряслись, а от безысходности. Ибо коли там волк какой или маньяк, далеко не убежишь. И куда лучше встречать опасность лицом и в боевой готовности, нежели неожиданно и со спины. Опасения Изольды вышли напрасными, то была лишь подстреленная птица, она трепыхалась в зарослях, а стрела пронзившая крыло, глубоко засела и не давала ей взлететь. Наша сердобольная склонилась над горемычной пернатой и оглядела. То оказался ворон, самый обычный, что ни на есть. Но, взяв его в руки Изольда обнаружила у птички на лапке бумажный сверток. Изольде он был без надобности: во-первых – темно, во вторых – она читать не умеет. Но девушка не выкинула записку, а пихнула за пазуху и двинулась дальше. Ворон, как ей показалось, был обречен и девичьи пальчики помогли ему отмучаться, а тушку его запихнути за пояс, которым служила обычная веревка сейчас. На радость изголодавшегося желудка монахини, который рычал не хуже голодного медведя, меж деревьев совсем скоро забрезжил огонек, и потянуло съестным. Ничего не оставалось, как пойти на свет костра, рука непроизвольно нащупала птичью тушку, а рот наполнился слюнями в предвкушении позднего ужина. И выйдя из чащобы девушка решила, что сегодняшний день определенно закончился удачно, ведь костер, послуживший маяком в ночном лесу, оказался ничем иным, как костром лагеря справедливщиков.
-Отец Всевышний,- выдохнула монахиня падая на колени пред костром, не обращая внимания на окружающих, будто по-прежнему оставаясь все еще в одиночестве, -Воля твоя привела меня в обитель, где тело и дух смогут восполнить силу. Воистину велика твоя длань- , дрожащее-лепечущим голосом выпалила девушка склонив чело к земле.



Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вс 03 Фев 2013, 19:56
Подняла осунувшееся личико с шматком мха, налипшем на богомольном лбу от челопреклонений, и оглядела Изольда справедливщиков. За них молодцев, за них духом крепких дело праведное вершила. Впалые темные очи не совсем осознанно пошарил по сторонам, словно сквозь присутствующих, некоторые из которых бросились к юродивой с вопросами. Их монахиня будто бы и слышать не слыхивала, знай себе губами бледными шелестит да крестится неистово, к пламени и от, туда сюда раскачиваясь. Одним словом - того. Кто то из сидевших у костра покрутил пальцем у виска и сплюнув занялся скрупулезным пересчетом своей наличности из мошны.
Остатки справедливщиков, большая боевая мощь которых попала в засаду в Гнилой ладье, сидели без явного энтузиазма в глазах. Что с них взять, крестьяне, неучи, холуи и отребье. Такие без твердой руки, что овечье стадо без пастуха. Оно и верно, невдомек им, простолюдинам взбунтовавшимся, что вся их "война" того и гляди крахом обернется. Потому, девчонка полоумная, что давеча впав в исступление надавала своим же тумаков, была для них хоть каким то знаком. Выбрела из лесу, поверх исподнего джутовая мешковина пенькой подпаясана. За импровизированным из веревки поясом меч висит, да дохлый ворон за вывернутую шею заправленный, болтается. Из доспехов, в которых она лагерь покидала, лишь одни башмаки латные и остались, их скрип из дали о ее приближении и сказали. Сама Изольда все с тем же полуживым видом: взгляд мутный, отрешенный, горшок волос с лысинкой посреди пуще прежнего грязный и кончики подпаленые, поди погорела девка. В доспехах жарко стало, вот она в мешковину нырнула и деру дала. Так решили у костра и давай ее вопросами закидывать, мол чем битва под монастырем кончилась, где остальные и подобное. А Изольда знай себе под нос щебечет да ворона дохлого щиплет.



Вернуться к началу Перейти вниз
Демон Знания
Сюжетный герой
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пн 04 Фев 2013, 10:55

Жак де Лавейни
Первым, кто вылетел к костру был бывший легионер Парамон. Едва увидев Изольду старый вояка радостно сгреб ее в медвежьих объятиях и прижав к груди словно родную дочь пустил скупую мужскую слезу.
Хвала Единому! Хоть ты живая…
Парамон, по тише, задавишь!
Очень неохотно, имперский ветеран разжал ручищи, выпуская полузадушенную жертву на волю. За его спиной, растрепанный и всклокоченный стоял Жак де Лавейни. Прошедшая ночь была для него бессонной, вылившись в черные круги под глазами. Кроме того, каким-то образом, командир «справедливщиков» узнал весть о случившемся разгроме, сначала под Монастырем, потом в Гнилой Ладье, потому рыцарь не стал расспрашивать Изольду о случившимся, а лишь осмотрев девушку с ног до головы, распорядился ее накормить и уже разворачивался уходить, как вдруг взгляд его остановился на болтавшемся на поясе монахине дохлом вороне. Ворон как ворон, ничем не отличающийся от своих прочих собратьев кроме одной детали – обычные вороны не летают со свернутыми в трубочку бумажными клочками, привязанных к их лапам.
Откуда это? — Не в силах совладать с охватившим его волнением, Лавейни метнулся вперед, сорвав с пояса Изольды ее добычу, дрожащими руками, отцепил привязанную к лапе ворона записку и не дыша развернув ее, бегая глазами по строчкам написанными мелким убористым подчерком. — Марен…
Оторвавшись от письма, разбойничий главарь как-то по особенному взглянул на монахиню. Не то чтобы он смотрел на нее с невиданным ранее уважением, или удивлением - Лавейни никогда не считал монахиню трусихой или безумной. Скорее так смотрят на спустившегося с Небес шестикрылого серафима принесшего благую весть. Записка в руках монахини была первой хорошей новостью за последние двое суток, означавшей, что их дело не проиграно и Господь Бог на их стороне и дает им никудышним еще один шанс. Что греха таить – сейчас Тости переиграл его. Сначала все шло как и задумывалось. Капитан Лоссона вышел с войском наместника к монастырю и завяз в раскисших осенних дорогах. К тому времени как наемники подошли бы к обители, Дровосек должен был успеть спалить монастырь и расправиться с его охраной, что подтолкнуло бы встать на сторону восстания оставшихся крестьян из Гнилой Ладьи и всех окрестных сел. А потом, когда войско Дровосека увеличилось бы в разы – Жак планировал напасть на самого капитана, зажав мечущийся в поисках мятежников отряд в лесу и разгромив его там. Но Лысый Лис отправил в Монастырь конный отряд, который успел прорваться за его стены и изменил весь баланс сил, отбив атаку Дровосека. А потом в ловушку попал сам Дровосек. Планируя устроить наемникам засаду в Гнилой Ладье, Дровосек сам загнал себя в ловушку, когда хищник и жертва неожиданно для него поменялись местами. Оба неудачных боя стоили «справедливщикам» почти половины их отряда и потери поддержки напуганных страхом крестьян. После этого, Лавейни оставалось только вновь уйти в тень, проявляя себя лишь в редких нападениях на малые отряды, да и то продлилось бы не долго. Зимой «справедливщики» не выживут в лесу без крестьян и Тости, понимая это не остановился бы и перед тем, что выставил бы в каждой деревне по гарнизону, чтобы заморить лесных сидельцев голодом.
Но все мог поменять один малюсенький клочок бумаги. Если Лавейни успеет, то восстание не только не погибнет, но и расширится!
Идем со мной дитя. — Глядя в глаза монахини, дрогнувшим голосом прошептал «справедливщик». — Понимаю, как ты устала и голодна, но отдохнешь и поешь у меня. Парамон, ты тоже. Мне надо с тобой кое-что обсудить.

>>>>>>>>>>>>Хибара
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Сб 06 Дек 2014, 15:37
Поляна средь леса>>>>>>


Жак де Лавейни

Бывший рыцарь Жак де Лавейни встретил свою группу разведчиков сидя у большого костра, в кругу полутора десятков справедливщиков. На данный момент это было самое шумное и многолюдное место в почти покинутом лагере. Большинство лесовиков предпочитало уходить на зиму в деревни, или искать себе зимовище потеплее, обживая пещеры. Немногие утруждали себя рытьем землянок и строительством очага в них. Вообще, как подмечал предводитель вольных людей, с тех пор как бывшие крестьяне ушли в лес, сменив косу на лук, они успели изрядно облениться к физической работе. Гораздо с большим энтузиазмом они теперь упражнялись с луком, охотились на оленей и устраивали засады на воинские отряды. 
Услышав тихий перестук копыт и лошадиное фыркание, Лавейни оторвался от своего дела (рыцарь пытался свершить подвиг и пришить заплатку на свой плащ, не снимая его) и поднял голову.
Ба! — Воскликнул он, увидев грустную мордочку Изольду и бородатую харю Медведя, и тут же уколол иглой палец. В который раз уже между прочим… — Да это же наша храбрая монахиня и добрый Фенри Медведь! С кучей добра и гостями. Только что-то вас маловато…    
Небольшой караван тем временем полностью втянулся на поляну и теперь можно было видеть всех, кто пришел вместе с ним. На связанного пленника внимания обратили не много. Ровно столько, чтобы оттащить его до ближайшего дерева и привязать к его стволу. В данный момент его допрос интересовал лесовиков меньше всего. Гораздо интересней было то, что расскажут им Изольда и Медведь. 
Тут глаза Лавейни навелись на скромную физиономию Муибы, топавшего вместе со всеми и приняли исключительно удивленное выражение. Его удивление поддержали остальные справедливщики, выразившиеся куда как менее дипломатично, но гораздо конкретнее.
А это что за копченная рожа вместе с ними?
Дальше вопросы с предположениями посыпались один за другим.
Медведь, ты пленил атраванского еретика?
Скорее его пленила наша благочестивая монахиня. Она такая… за чистоту веры убьет!
Откуда он взялся в наших лесах? На наймита похож не сильно…
Его нашел Бродин, в Быковом Роге, после того как его караван разграбили наемники. — Сухо ответил Медведь. — Он едва не подох в лапах Сущего. Зато потом, вы бы видели, как он резал лоссонских ублюдков! Парень настоящая фурия в бою. 
Слова ополченца вызвали у справедливщиков бурное ликование. На Муибу перестали смотреть «сквозь зубы». Его окружили, так как каждому хотелось его потрогать, дружески похлопать по плечу или просто выказать свое уважение. Кто-то громко требовал подробностей такой эпической героической истории, которая приключилось с Муибой.


Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вс 07 Дек 2014, 18:19
Снова они куда-то идут и снова через проклятый лес. Муиба думал, что все было бы в этой стране хорошо, если бы не дремучие заросли! Все-таки накладывают на местных свой отпечаток. Оттого и люди здесь тихушные и скрытные, как тарантулы-затворники. Никогда не поймешь что у них на уме и шутят ли они или говорят то, что думают. Вот и он, когда старший над справедливцами предложил пойти с ними вместе, вначале испугался. Чего им от него еще надо? Заведут в топь и убьют, как ненужного свидетеля и не поглядят, что Муиба бился с ними плечом к плечу. Эти воины ведь были его кровниками – на других солдатах мирзы крови его братьев нет. Но отказаться тоже побоялся, решив, что тогда не думая убьют на месте.
«Все-таки я трус, – нелицеприятно думал о себе ас Сабах, понуро бредя за справедливцами по лесной тропе. – Готов хоть пятки шайтану лизать, лишь бы остаться в живых, а при опасности убегаю как испуганная лань».
Однако, потом вспомнил свою вылазку на брюхе во вражеский стан и немного успокоился, даже возгордившись.
«Хотя нет, не трус я. – Мысленно переиначил он. – Просто меня страшит неизвестность и неопределенность. И убегаю я не всегда, а лишь тогда, когда вижу, что мне не победить!»      
Может быть стоит превратиться в лань сейчас и сделать ноги на ближайшем привале? Он ведь не знает этих людей. Вдруг они оставят его в этих лесах навсегда? Заставят принять свою неправильную веру и отвернуться от Истинного учения Амаэля Бохми? Тогда ему лучше умереть, потому, что еще раз переживать тот ад, что устроил ему шайтан в хижине, у него не хватит сил. Впрочем, если сбежит, то он все равно умрет, заплутав в этом лесу. Прошлый раз ему просто повезло, что он наткнулся на раненного Волеса и тот указал ему дорогу до сожженной деревни.
Неожиданно деревья раздались в стороны и их караван вышел на открытое место, которое атраванец вначале, по недомыслию принял за поляну. Но потом, приглядевшись, он увидел, что деревья здесь аккуратно вырублены до низеньких пеньков, а кусты вычищены. Вокруг просеки стояло несколько кособоких хижин, более похожих на собачьи будки, а в дальнем ее конце горел большой жаркий костер вокруг которого сидели вооруженные люди. И их появление вызвало у них бурный восторг и оживление.  
Люди вскочили со своих мест, бросились к пришедшим с Муибой справедливцам, начав с ними обниматься и бурно выражать свою радость. Потом, как водится заметили его.
А это что за копченная рожа вместе с ними?
Медведь, ты пленил атраванского еретика?
Скорее его пленила наша благочестивая монахиня. Она такая… за чистоту веры убьет!
Откуда он взялся в наших лесах? На наймита похож не сильно…
Вот оно.
«Если здешнему мирзе служат воины разного роду-племени, то сейчас его убьют, повесив на одном дереве с пленным». – Проскочила под тюрбаном мысль, столь глупая, что Муиба немедленно ее прогнал.  
Его нашел Бродин, в Быковом Роге, после того как его караван разграбили наемники. — Внес ясность Медведь. — Он едва не подох в лапах сущего. Зато потом, вы бы видели, как он резал лоссонских ублюдков! Парень настоящая фурия в бою!
И кашлянув, ободряюще хлопнул Муибу по спине, да так, что того едва не снесло с ног в костер. Тюрбан разом съехал на глаза, а на бедную спину и плечи посыпался целый град дружеских похлопываний и ободряющих молодецких ударов. Кто-то требовал, чтобы Медведь немедленно поведал об эпических подвигах атраванского героя в бою. Медведь заупрямился, упирая на то, что он только-только с дальней дороги, устал и голоден. И в горле у него похлеще чем атраванской пустыне. Народ скумекал, живо откуда-то притащили турий рог, доверху полный темного пенистого напитка, к которому Медведь немедленно приложился. Осушил до дна и довольно крякнул, стирая белую пену с усов.
Итак, сидим мы как-то у Мария, в его лесной таверне и пьем его хорошенькое пивко, как вдруг заваливает к нам бродинская борода и заявляет, что поймал в лесу еретика!
Он уже было хотел начать свой рассказ, благо благодарных рож было кругом пруд-пруди, но влез здешний главарь, сердито и властно оборвавший его.
О подвигах вещать потом будешь! – Сказано было вроде тихо, но все почему-то услышали. Главарь перевел взгляд колючих как кинжалы глаз со смутившегося Медведя на Муибу и тот смутился не меньше справедливца. – Сначала о деле.
Как есть обо всем прознали, сир! Не извольте даже сомневаться в нас! – Медведь вытянулся в струнку и бухнул себя в грудь кулаком. – И вот, что я вам скажу… Все как вы и говорили. Разбойники это лоссонцы, из тех которые свои котты на лесной кафтан сменили. Да не полностью. Чтоб их свои узнавали - у каждого из них на плече была повязка из соломы.
Для наглядности Медведь похлопал себя по внушительному бицепсу. Все почему-то проследили за его жестом, словно ожидали что там окажется условленный лоссонский знак.
Видели мы их вот как вас. Глаза в глаза! – Раздвинув пальцы вилкой, маренец ткнул ими себе в глаза, – и сражались с ними. Вон наше доказательство (доказательство в виде пленного солдата, висящего неподвижной тушкой поперек одной из лошадей, обиженно всхрапнуло)! А вон, на лошадях награбленное ими. Не успели тати все в город утащить.
Справедливцы загомонили, предвкушая, что ценного окажется в тюках. Кто-то даже потянул к ним руки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вс 07 Дек 2014, 19:21
Дорога в лагерь тонула во мраке, как и мысли монахини. Она шла, словно забвенная, напоминая собой силуэт из похоронной процессии, не обращая внимания ни на царапающие когтистые ветви, хватающиеся за подол рясы, ни на идущих рядом с ней соратников. Раненую руку дергала спазматическая боль, заставляя пальцы нервно сокращаться, такое доселе незнакомое и чуждое для Изольды ощущение. Ведь доселе, Всевышний вел ее в бой под саваном божественного неприкосновения. Ничего кроме незначительных ушибов и обезвреживающих ударов по голове (в целях утихомиривания Изольды справедливщиками, во время яростных припадков) она не получала и всегда выходила из боя целехонькой и здоровой. А сейчас все пошло не так. Изольда терзалась разрывающими ее сомнениями ища ошибку, ища место, где оступилась, где свернула на неверный путь. Такова была ее натура, она не верила в обычную случайность, для всего было божественное подспорье и веление Всевышнего. А раз так, значит Творец пожелал наказать Изольду за ее греховные проступки. Сглотнув ком, монахиня вместе с остальными вышла из леса на свет костра. Сказать, что у нее была грустная мордочка – это ничего не сказать. Бледная и неживая, будто вестник с того света, она выглядела ошарашенной, одеревеневшей.
Приветствия и всеобщее ликование занимали ее гораздо меньше, чем собственная рука. Поддерживая больную ладонь здоровой, у самой груди, она немигающим взглядом смотрела на кровоточащую плоть, приходя к ужасающему осознанию того, сколь ничтожна и слаба она под взором Творца. Одинокая пылинка, кружащаяся в луче света, не спеша, но верно падающая вниз.
«Я не должна больше убивать. Я не имею права решать чужие судьбы своим мечом.» Страх и чувство греха говорили в ней. Где-то на закорках сознания мелькнула мысль, которую Изольда не желала признавать. Самая страшная мысль, опустошающая. Неужели Творец от нее отвернулся?
Пока справедливщики дивились чужеземцем, обступив растерянного парня со всех сторон, Изольда воспользовшись шумом и гамом, ускользнула обратно в заросли леса, в их спасительную тьму, подальше от чужих взглядов. Лавейни - человек рассудительный и не плохо понимающий тонкую организацию монашеской натуры, поймет и не пошлет за ней следом. Было бы милосердным дать ей время, чтобы разобраться с собой и успокоиться.
Пробираясь меж деревьев Изольда все ускоряла шаг, пока наконец не побежала задыхаясь от слез, стараясь избавиться от навязчивой мысли, пульсирующей в висках. Беги не беги, но от себя не убежишь. Луна равнодушно наблюдала за монахиней сверху, проливая на нее холодный серебряный свет.
Лишившись сил Изольда обняла дуб, спускающий свои корни прямо в воду узкого ручейка. Пустота разоряла душу и сколь сильно Изольда не сжимала крест, это не помогало почувствовать ей Его присутствия. Монахиня сползла по стволу на землю и слепо уставилась на тихо звенящий ручеек. Запустив в ледяную воду свою руку, она поджала губы, сдерживая стон. Холод отрезвлял. Как следует промыв рану и умывшись, обмочив ворот рясы, Изольда только сейчас заметила, что стучит зубами и поняла, что ей пора возвращаться к костру справедливщиков. Если она опустит руки сейчас, то сдастся перед испытанием данным ей свыше и будет подавно недостойна внимания Творца. Нужно было быть сильной. И Изольда поднялась.



Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пн 08 Дек 2014, 10:36

Жак де Лавейни

Всем хотелось посмотреть, что за диковины награбили наймиты, но строгий голос Лавейни враз утихомирил любопытных.
Всю добычу, кроме оружия, сжечь! — Приказал он, не моргнув и глазом. — Что не сгорит, то в болото.
Непосвященному могло показаться, сейчас его убьют свои же. По крайней мере те кто рядом смотрели на Лавейни так, будто того внезапно подменили. Не понял такой шутки даже Медведь верно и уверенно занимавший при нем место покойного Дровосека.
Как это сжечь?! — Обалдел он.
Ты сто, Лавейни?! — Шепеляво возопили из задних рядов. — Да если все это плоссать, то какие деньсисси…
Кому ты собрался это продавать? — Рыцарь вытянул шею, пытаясь рассмотреть кричавшего. — Выйди вперед, Ронад и скажи, кому ты собрался продать награблено у купцов барахло?! Им же самим?! Чтобы лоссонские шавки потом говорили, что караваны грабили мы?! Этому не бывать!
Ронад из-за спин не вылез, зато сам Лавейни шагнул вперед. Справедливщики подались в стороны, образуя вокруг него широкий круг. Каждый смотрел с удивлением и непониманием, хотя вроде бы все знали атамана давно и привыкли доверять его слову. Если так сказал Жак Лавейни, то оно так и есть.    
Вы, что…— Атаман обвел карим глазом свое немногочисленное воинство, — не понимаете, что может случиться, если в столице подумают будто это мы грабим караваны?! Вы хотите встречи с имперскими легионами?! Да они выкорчуют весь Ундервудский лес, чтобы добраться до нас. Сила всей Империи это страшная сила! Нам с такой не совладать… 
Если на первых словах кто-то раскрывал рот, думая возразить, то на упоминании об имперских легионах все как-то разом скисли. Конечно, не настолько чтобы разом признать бесспорную правоту Лавейни (жадность – великая сила), но перечить в открытую ему уже никто не стал. Только ныли себе под нос, что мол нападения и так повесят на них, так, что теперь чего уж прятаться.
Чего встали?! — Вдруг зашумел первым пришедший в себя Медведь. — А ну снимай барахло и в костер! Слышали, что сир Лавейни сказал?!
За разборками и скорбным процессом уничтожения имущества непосильно нажитого неправедным трудом, никто не заметил, что монахиня вдруг резко развернулась и ушла в чащу одна. Изольда была высокодуховной натурой, постоянно пребывающей в состоянии «сама-себе-на-уме», потому она иногда уходила в лес для уединенной молитвы. По крайней мере, таковой ее считали многие справедливщики. Возможно поэтому никто, если и заметил ее отсутствие, то не придал этому значения. Один лишь Лавейни, наблюдавший как хмурые лесовики тащат в костер дорогущие тьессарские шелка, заметил отсутствие свежевыбритой плеши Изольды и сильно тому факту озадачился. На столько озадачился, что даже заволновался и оставив товарищей, шагнул в лес, пойдя по следам девицы. Это было не сложно. Монахиня ни в доспехах ни в рясе, не отличавшаяся грациозностью, продиралась через низко нависающие еловые ветви как медведь сквозь валежник, нещадно ломая их.    
Идти пришлось не долго. Скоро его взору открылась картина стоящей под деревом на коленях с низко опущенной головой монахини. Девушка терзала здоровой рукой свой крест и не то тихо рыдала, не то молилась – со спины было не понять. Вмешиваться в процесс общения Изольды с высшими силами, Лавейни не стал. Тихонечко присел на вывернутый из земли корень древесного великана, дожидаясь пока Изольда закончит.
Хлюпнув носом, монахиня утерлась рукавом, встала на ноги и развернулась, собираясь уходить. Неслышно подошедшего Лавейни она увидела только сейчас, потому нерешительно замерла, силясь, что-то сказать.
Простите меня, сир. — Наконец выдавила из себя она. — Я не хотела отвлекать Вас.
У тебя что-то случилось, Изольда? — Поймав взгляд монахини спросил Лавейни. Потом, подумав, решил, что его вторжение могли счесть бестактным, добавил — извини, если напугал, не хотел тебя отвлекать от молитвы                   
Изольда опустила взгляд, вперив его в жухлую траву под ногами, будто ища там ответ. Было видно, что она мучительно подбирает слова, как будто встреча с кем-то ей и в тягость и в то же время необходима.
Не стоило отрываться из-за меня от дел, — молвила, наконец, Изольда будничным тоном, но глаза, которые она подняла на Жака, говорили обратное. Блестящие от влаги, бездонные и полные неземной печали, они молили о помощи.
Ты не отвлекла… Я…— Начал было Лавейни, но монахиня перебила его, звонким, как колокольчик, голосом. Как будто она давно готовила свою речь, выпалив все как по заученному.
Скажите сир, где вы черпаете силы, когда теряете уверенность в завтрашнем дне? — И тут же опустила взгляд, будто смутившись своей дерзости.                     Это был сложный вопрос. Лавейни серьезно задумался, думая как ответить Изольде, так чтоб не сильно соврать. У него не было ее религиозности, чтобы сказать, что силы он черпает в Боге, так как не имел привычки просить помощи у Всевышнего и обращался к нему не часто. Людям даны руки и разум, дабы они сами решали свои проблемы, а не вешались с ними на родительскую шею. Так же он не был столь самонадеян, чтобы соврать будто никогда не теряет уверенности. Потому он ответил просто и честно:
Даже не знаю. Наверное, в своих людях. Если паду духом я, их командир, ответственный за их жизни, то что тогда ждать от них? Они верят мне, идут за мной. Уверенность я потеряю тогда - когда пойму, что они мне больше не верят. 
Изольда внимательно выслушала Лавейни и понимающе кивнула головой. Видно такой ответ ей понравился, но внутренние терзания не унял. Девушка, задумалась, растерянно теребя ткань подола своей здоровой рукой.
Мою душу терзают сомнения, — выдохнула она, тяжело сглотнув застрявший в горле ком. Ей с трудом давалось подобное откровение. — Может ли Творец меня оставить?
Изольда сделала нерешительный шаг вперед.
Может, я больше не нужна ему?! — Снова шаг, — может я не оправдала надежд?! Я заблудилась среди воли Его и своей. Кровь застит глаза, одна лишь кровь, море крови… Я чувствую, что не смогу отмыться от нее!
На последнем восклицании Изольда тяжело всхлипнула и будучи совсем уже близко, рывком схватила Лавейни за ворот и заглянула прямо глубоко в глаза атаману, так, будто смотрела сейчас в его душу. Голос ее надломился, перейдя в бессильный шопот. — Я больше не могу убивать…
Глаза атамана вначале удивленно расширились, когда монашка внезапно схватила его за шиворот. потом он опустил взгляд, увидел красное пятно на ней и выразительно посмотрел на забинтованную руку Изольды. Заметив, как ворот рубахи Лавейни окрасился темным от ее прикосновения, монахиня испугалась, поспешно одернула свои руки и отпрянула от Жака, низко опустив голову.
Простите, я отстираю, —  едва слышно промямлила она.  
Ты ранена? — Был первый вопрос
Остановила топор рукой — виновато созналась Изольда.
Лавейни в ответ только тихо присвистнул. Останавливать оружие голой рукой было бы самое глупое, что можно придумать. Такой удар начисто отсекал кисть и пальцы, а монахиня отделалась лишь глубоким порезом. Жак покачал головой, припомнив недавние слова Изольды о том, что Исайя отвернулся от нее. Иначе чем Господним заступничеством такое везение он объяснить не мог.
Изольда, — мягко сказал Лавейни, беря монахиню пальцами под подбородок и поднимая ее голову, так чтобы видеть глаза. — Если Исайя до сих пор не оставил весь род человеческий, не смотря на то, что он творит, то как он может оставить тебя? Наверно священники и вправду не врут, когда утверждают что мы его дети... Иначе как отцовским такое терпение и любовь не назовешь. Мы не знаем кому что предначертано в этой жизни, не ты, ни я. Мы просто идем тем путем какой выбрали и пытаемся поступать по справедливости. О том на сколько он был верен мы можем судить лишь в посмертии. Что же касаемо убийств... знаешь, я никогда не любил убивать. Даже самых конченных мерзавцев.                     
Дальше Лавейни замолчал, не зная как утешить монахиню. Убивать он действительно считал не женским делом, но и знал в истории кучу примеров обратного.
Если ты считаешь, что больше не можешь сражаться, то я не неволю тебя. Я могу прямо сейчас распорядиться чтобы тебе дали коня, еды и проводили до ближайшего города. Хотя ты многое стала значить для людей в нашем лагере. Не поверишь, но некоторые серьезно считают тебя героиней. Почти воплощением Святого Ворма Победоносного, а он ведь дядька ушлый был. Умел побеждать Зло и копьем и божьим словом.
Мне не нужны почести, но если такова Ваша воля, — всхлипнула монашка, — если справедливщикам нужна я…
Погоди! — Оборвал ее Лавейни, крепко стиснув за здоровую руку. — Моя воля тут не причем! Мы все здесь свободные люди и любой из них может уйти, когда ему вздумается. Я не Лоссон и не император чтобы повелевать людьми! Решишь ли ты уйти или остаться – я приму любое твое решение, не зависимо от того хочется мне этого или нет.  
Девушка замолчала, опуская глаза на кровавое пятно, оставленное на воротнике Лавейни.
Я была не в себе, а их было слишком много. Кругом эти скалящиеся рты и жестокие глаза. Я лишь помню удар по голове, а потом… — Изольда сжала дрогнувшие губы, было видно, что слова даются ей все труднее. — Они уволокли меня подальше от боя… они хватали меня там… где никто меня не касался и если.. если бы не тот чужеземец, что пришел с нами, они бы… они бы…
Так и не сумев закончить, Изольда зашлась слезами. Ее плечи мелко задрожали. Лавейни тихо возвел очи к Небесам в немом вопросе «за что?» Потом спохватился и поблагодарил Всевышнего, что ему не приходится утирать сопли всем его людям. Некоторые справляются сами, некоторым достаточно пары слов. Хотя на фоне всех лесовиков Изольда стояла особняком. Монахиня-воин из мужского монастыря, решившая сражаться за Справедливость в Ундервудских лесах. Что может быть невероятней? Всевышний определенно любит пошутить…
Но они этого не сделали. — Лавейни мягко приобнял Изольду за плечи, представляя, что успокаивает собственную дочь. — Бог не позволил им, приведя сюда этого чужеземца. Пойдем. А то мои вольные люди ужрутся без меня до поросячьего визга и пойдут в таком виде штурмовать Бризингер. Сегодня утром до нас дошли неприятные новости, что Парамона собираются повесить… Надо поломать голову как выкрасть его из-под виселицы…             
                                   
*  *  *  *
 
А на поляне тем временем шли поминки по загубленной добыче. Кто-то из лесовиков выкатил из землянки бочку с плохеньким элем и выбив из нее пробку, стал разливать напиток по кружкам. Налили и Муибе.


Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вт 09 Дек 2014, 11:47
Муиба с молчаливым недоумением слушал, как справедливцы решают судьбу взятой добычи. В его убогом понимании, все, что было взято воином мечом у бандита – есть священная и законная добыча воителя. Причем, независимо от того кому эти вещи принадлежали до ограбления. Он ведь заплатил за них своей кровью, хотя бы чисто условно: трудился, вынимая меч; потел в своих доспехах старательно навешивая люлей злодею; уставал от махания рукой с мечом – кто посмеет сказать, что он эту добычу не заработал?! И никто, ни каади, ни тарган, ни сам шах не смеют обозвать такого воина вором и потребовать вернуть взятое как трофей имущество. А эти вот так ррррраз и в костер, что только искры летят. Такая увлеченность собственной идеей не могла не вызывать у Муибы здорового уважения.  Сразу видно – идейные парни, фанатики почище бохмичей-мазаритов!
Удрученные потерей справедливцы, сгрудились у огня. Кто-то даже снял засаленную шапку, будто провожал в последний путь лучшего друга. Глядя как сгорают товары покойного купца ибн Валида, Муиба расстроился вместе со всеми на столько, что даже забыл, что надо бояться за свою жизнь. А потом вспомнить стало просто некогда. Кто-то из справедливцев вспомнил о бочке с элем в соседней землянке и решил выкатить ее, отпраздновав очередную победу над наемниками Лоссон-мирзы, помянуть погибших лесовиков и обостренную справедливость их славного атамана Жака Лавейни, чтоб ему там чихнулось. Налили и ас Сабаху, не взирая на его мычание и мотание головой в тюрбане. Пахло от вудманского пойла просто ужасающе. Несло перебродившими дрожжами и сивухой, и вид был как у старой верблюжьей мочи. Но выпили эту дрянь все и даже не поморщились, заставив повторить их подвиг и атраванца. Ключевым аргументом тут стала фраза: «Ты нас уважаешь?». Выказать хозяевам свое неуважение было тяжким оскорблением и нарушением всех законов предков, Пророка и самого Аллуита. Пришлось пить, сквозь стиснутые зубы, давя рвотный рефлекс. Зато когда Муиба оторвался от кружки, с трудом удерживая в себе бурлящий напиток, в голове шумело и мозги плыли как после хорошего удара дубиной по шлему. Потому вторая кружка пошла легче. Лесовики заметно повеселели, принялись расспрашивать Медведя и Бродина, требуя подробностей похода. Потом переключились на Муибу, прося то рассказать о том как он пережил встречу с Сущим. К тому времени как из леса появился хмурый Лавейни и заплаканная Изольда, Муиба уже стоял, перед толпой зрителей. Горделиво поставив одну ногу на пустую бочку, размахивая саблей в правой руке и брызгая на соседей пивной пеной из зажатой в левой руке кружки, ас Сабах вдохновенно вещал о своих подвигах в Быковом Роге. Когда монахиня и рыцарь оказались подле костра, Муиба как раз подходил к моменту, когда злая сущность пыталась внушить ему будто он провалился в Бездну
…Ы тут, кагда я сразыл паслэднэго поднатого шайтаном гуля, падо мной развэрзлась зэмля ы на встрэчу мнэ рвануласъ огнэнноэ пэкло! Ы я правалылса туда пад злобьный хохат шайтана! – Стоя одной ногой на бочке, Муиба слишком широко взмахнул саблей, потерял равновесие и зашатался, будто действительно находился на краю пропасти. Остальные задержали дыхание, с напряженным вниманием следя за драматическим поворотом сюжета. Сверзится иноземец в Преисподнюю или нет? Некоторые осторожно предположили, что Муиба таки туда упал, оттого имеет цвет копченого окорока, но на них возмущенно зашикали, дабы не отвлекали. Муиба тем временем справился с равновесием, разлив на себя половину пива.
Да, я упалъ! – Снова приняв горделивую позу, выкрикнул он, тараща на слишком умного справедливца белки глаз и тыкая в его сторону саблей. – Я лэтэл в огнэнном вэтрэ и сматрел как Шайтан в нызу разэваэт сваю паст чтобы праглатыт мэня! Его паст была всэ блыжэ! Я чувтваваль как ана пышет жаром и зловоныэм!  
Замолчав, он медленно повел перед собою саблей, описывая полукруг.
Я выдэл его острые как скалы зубы. – Вкрадчивым полушёпотом, подчеркивая напряженность момента, продекламировал ас Сабах. – Я думалъ, что мнэ настал канец! Но я нэ сдалса!
Как ж ты выжил?
Я прызвал сэбэ на помащ Аллуыта и с его ымэнэм на устах, схватыл сваяю саблу обеми рукамы ы подлэтая, с силой ванзил в его хар!
На этом моменте, видимо желая изобразить все наглядно, Муиба широко размахнулся саблей, будто действительно собирался прикончить кого-то, свирепо рубанул воздух и не удержавшись – полетел вверх тормашками с бочки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вт 09 Дек 2014, 18:19
Когда атаман вместе с воинствующей монахиней вернулись к лагерю, там у костра уже вовсю шло представление. Похоже, выпивка воистину стирает все барьеры между людьми. Муиба вещал свой рассказ без тени смущений или растерянности, даже плохое знание тавантинского не мешало ему красноречиво расписывать свой подвиг. И наконец, подойдя к кульминации своей истории, атраванец живописно навернулся со своего помоста и распластался прямо у ног подошедших. Справедливщики дружно залились смехом, но только не Изольда. Она помрачнела, как грозовая туча, увидев царящую здесь атмосферу, взглянула на всех тяжелым взглядом и наклонилась к Муибе, чтобы поднять его. Подхватив парня подмышку, она намеревалась поставить его на ноги, но он выскользнул и Изольде удалось ухватить его только за шкирку.
- Да как Вы можете? – грозно воспросила она, - Одурманили чужеземца зельем, заставив его поддаться греху своей гордыни!
Как неоднократно упоминалось, монахиня была слишком наивна и чиста, чтоб осуждать людей, их плохие качества она просто не замечала, приписывая дурные поступки искушениям, грехам и удовольствиям, приводящим ко всему этому. Вот и в заносчивости юного атраванца был обвинен эль. Все еще держа его за шкирку и потрясая им, как доказательством, Изольда не успокоилась одним замечанием:
- Пригубить допустимо на празненствах или похоронах, но сегодня нам праздновать нечего. А Парамона еще рано хоронить, или же Вы уже списали со счетов Вашего товарища? Тех, кто пал сегодня, Вы уже достаточно помянули, а теперь уберите эль, прошу Вас. Взгляните на него – Изольда приподняла хмельного Муибу за шкирку чуть выше, с такой легкостью, словно рукой она держала не целого человека, а суму с подаяниями- Неужели Вы все хотите пасть жертвой дурмана, чтоб упростить Лоссону задачу? В темный час, когда нас, людей вступающих в бой с бесчестьем и несправедливостью становится все меньше, а лжецы и изуверы растут, как язвы прокаженного, наш разум должен быть чист, голова светла, а руки сильными. Утром мы должны быть готовы к решительным действиям, а не страдать от отравляющих последствий, не мучиться похмельным недугом. Кончайте пить, довольно.
Словно вспомнив о Муибе, Изольда наконец соизволила усадить его на бревно и взглянула ему в глаза праведным взглядом.
- Сегодня этот чужеземец спас меня ... от бесчестья. Отныне я прошу Вас не звать его оскорбительным прозвищем, коим Вы его кличите. Пред Всевышним мы все едины и цвет кожи или язык на котором мы говорим – не более, чем внешние отличия. Глядеть на оболочку и судить по ней людей, есть низкая глупость и худоба ума. Назови свое имя, чужеземец, представься нам – Изольда выжидающе замолчала, глядя на атраванца.



Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Ср 10 Дек 2014, 23:54
Есть такое меткое выражение: «Вру-вру, аж сам себе верю!» В полном соответствии с ним Муиба почти воочию видел себя, налету вонзающего саблю в гнусный череп Шайтана. Видел, как брызжет ему в лицо черная кровь демона, принимая за нее недопитое пиво из разбитой кружки. И потому, женский голос и неведомую силу, рванувшую его вверх из огненной бездны, он принял как должное. Сам Аллуит, впечатленные его подвигом, послал к нему крылатую аль-дхари, дабы та вознесла его прямиком в Рай. Обвиснув на руках Изольды нетрезвой тушкой, он лишь блаженно улыбался, и плавно покачивал руками, изображая полет, пока монахиня, держа его перед собой как наглядный пример вредоносного пьянства, укоряла им остальных справедливцев. Повернув голову, он попытался разглядеть райскую деву, но увидел лишь гладкую тонзуру в обрамлении венчика из кудрявых волос, за которыми на небосводе висел желтый рог полумесяца. С ракурса ас Сабаха он словно бы висел над головой небесной посланницы как нимб.
Потом та же сила, аккуратно усадила его на бревно, а тонкая, но крепкая рука, заботливо придержала за воротник, дабы Муиба с бревна не сверзился. Перед ним возникли темные очи дивы и, подозрительно знакомый, звонкий голос, заполонивший уши атраванца как колокольный звон, произнес:    
Пред Всевышним мы все едины и цвет кожи или язык, на котором мы говорим – не более, чем внешние отличия. Глядеть на оболочку и судить по ней людей, есть низкая глупость и худоба ума. Назови свое имя, чужеземец, представься нам!
Говорила аль-дхари почему-то на варварском языке безбожных тавантинов, но Муиба по пьяни не предал этому большого значения. Его больше озаботила лысина на ее макушке, которой у райской девы вроде бы быть не должно. Уллебы обязательно об этом сказали!
Ахь, гюзель Аль-дхари… – Кое-как нахмурившись, протянул Муиба, теня руки к тонзуре Изольды, – а-лмадха а-тджу петк е-тагыз? (О, прекрасная райская дева… а почему у тебя плешь на макушке?)
Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Чт 11 Дек 2014, 12:48
Изольду подобная реакция заставила смутиться. Тень уверенности и праведности исчезла с ее лица, уступив место испугу и растерянности. Муиба, как говорится в народе, лыком не вязал, по Изольдиному же - впал в беспамятство и одурь. Его мимика и действия напоминали в нем больше беспомощного ребенка, нуждающегося в заботе и внимании, нежели смертоносного, словно кобра, воина пустыни. Монахиня не понимала его речи и не зная, что ответить ему, лишь недоуменно приоткрыла рот. Ладони, протянутые в ее сторону, она инстинктивно перехватила своими и сжала, чтоб предотвратить подобные действия, так, как обычно сдерживают ручки совсем еще маленьких детей, которые щупают взрослых за лицо, тычат пальцами в глаза и больно дергают за волосы. Глядя в чадные глаза атраванца, Изольда попыталась найти в них хоть толику здравомыслия, но не найдя искомого, подняла на справедливцев взгляд полный недоумения и просьбы о помощи. Выглядела монахиня так, как,к примеру, выглядел бы свинопас, которому вместо прутика, коим он погоняет свиней, всучили бы увесистый меч и поставили бы на поле брани, велев биться. На помощь пришли Бродин и Ронад. Справедливцы поднявшись с бревна, ухватили Муибу подмышки и повели к бочкам с водой, стоящим чуть поодаль под увесистым дубом. Ронад поднял крышку с бочки и стянул тюрбан с головы атраванца, а Бродин, обхватив Муибу за шею сзади, не совсем нежно окунул его в холодную воду по самый ворот.
- Да, слабоват на поверку вышел парень. Совсем пить не умеет.
- Ага, быштро шпекщя -
 добавил Ронад, разглядывая в руке необычный головной убор.
Тем временем Бродин вынул Муибу из воды и пошлепал по щекам.
- Ну че, легше тебе, копченый?
- Бродин! - с упреком послышалось от Изольды, и Бродин скривившись, поправился.
- Легше, говорю, тебе парень стало? Как тя звать то?
Не дожидаясь ответа, Бродин повторил процедуру с отрезвлением и вновь вынув мокрого Муибу из воды, повторил вопрос.



Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Чт 11 Дек 2014, 21:03
Аль-дхари не ответила и Муиба запоздало подумал, что спрашивать такие откровенные вещи у посланницы Аллуита не хорошо. Может быть «райская дива» сама не заметила появление изъяна, и когда смертный ей на нее указал – она расстроилась. И сильно-сильно обиделась, из-за чего не донесла его до престола Аллуита, уронив где-то над Срединным морем. Хотя вода для этого моря что-то уж больно холодная.
 – Бл-бл-бл-бл!.. – Испуганно забулькал ас Сабах, погружаясь в воду по макушку и суматошно дергая руками, пытаясь плыть в холодной воде. Волны на короткое время отхлынули, позволив ему глотнуть немного воздуха. И тут же последовала серия жестких и хлёстких ударов по щекам, от которых голова Муибы резко дернулась в сторону.  
Ну че, легше тебе, копченый? – Прорезался до его сознания мужской хриплый басок. –  Легше, говорю, тебе парень стало? Как тя звать то?
Нет, это не может быть аль-дхари. У тех нет бродинской бороды, пахнет от них не вудманским пивком, да и одеты они явно не в беличьи шкурки. Отметив это, Муиба вдруг осознал, что нет никакого моря, нет райской девы, а есть темный Ундервудский лес и старая почерневшая кадка с водой, в которую его макают. Наверняка с тайной целью утопить, потому, что прежде чем ас Сабах открыл рот – его снова сунули в ледяную купель!
Альл… бл-бл-бл-блбл!!! – Заорал Муиба, быстро переведя клич бохмичей «Альла» в пускание пузырей. Вынули его быстрее, чем он успел нахлебаться воды. – Птьфу! Аух… ту-абн быктра-йа марукав ыши! (Ах ты сын верблюда и бородатой ослицы!) Рышыл мына утапыт в этай лужъ?!
Как звать-то тебя, спрашивают. Слышишь, не? – Не обиделся лесовик, на что Муиба не замедлил разразиться новой бранью.
А то ти нэ слыщаль, нэверний! – Атраванец со злостью отобрал у Ронада свой тюрбан и не переплетая его, растрёпанным нахлобучил себе на макушку. Бродин снова не ответил, лишь молчаливым жестом указал в сторону наблюдавшей за их перебранкой монахини, словно говоря: «Это не мне, это ей надо». Он-то мог с чистой душой называть Муибу копченным и дальше.
Мая ым Муиба ас Сабах ибн Кассад. – Все еще яростно сопя и отфыркиваясь назвался Муиба, глядя на Изольду как на виновницу своих бед.
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пт 12 Дек 2014, 21:27
Лавейни не вмешивался в процесс экзекуции, наблюдая за ним со стороны. Заявил о себе он лишь тогда, когда стараниями Бродина из головы атраванца выветрился хмель, заставив его вспомнить где он находится и смог внятно отвечать.
Я хочу поблагодарить тебя, Муиба ас’Сабах. — Произнес он, делая шаг вперед. — Ты яростно сражался с нашими врагами, показал себя истинным воином, спас нашу Изольду от бесчестья... но мы не богатые люди и не можем щедро тебя отблагодарить. Всё, что мы можем дать это коня, еду и оружие. Даже тощего кошеля золота не наскребем.
Муиба перевел на него черный глаз, немного подумал над словами и решительно отверг предложение.    
Нэ нада. — Мотнул головой мармарид, так, что тюрбан от резкого движения съехал на нос. — Аружь-э у мэна сваё эст, а на лощад эздыт умэт нада.
Ему показалось, что он ловко отмазался от предложения дружбы, хотя, если разобраться, то, отпусти его лесные разбойники, куда бы он здесь отправился? В Бризингер? Или повернул бы обратно к перевалам ведущим в Атраван? Имперцы, конечно, не лютые звери и бохмичей просто так не убивают, но он один, в чужой стране и уже успел замарать себя участием в мятеже. Что если коня узнает его прежний владелец или те, кто этого владельца хорошо знал?
Я лышь атдаваль дольг. — Тише добавил атраванец, поправляя на голове тюрбан и бросая из-под него короткий взгляд на Бродина. Лесовик стоял, облокотясь на бадью, в которой только что полоскал пьяного Муибу и с интересом следил за разговором. В общем-то долг он уже вернул сторицей, отплатив справедливщикам за спасение своей жизни – спасением жизни Волеса и участием в ночной схватке. — Но… тарган, я свабодэн и магу ыдты куда захачу?
Ты вольный человек, — подтвердил бывший рыцарь, — как и все мы здесь.
Была у него не добрая мысль, что прямиком из лагеря справедливщиков чужеземец пойдет прямиком к капитану Тости, но Жак быстро ее прогнал, как откровенно параноидальную. Эдак он скоро каждого куста будет бояться.
Муиба замолчал. Сопел, чесал пальцем кончик носа, мялся с ноги на ногу, о чем-то сосредоточенно соображая. Наверное, думал, куда теперь податься. Долго думал. Минуту, может больше. Потом, наконец. решил.
Тагда бы я хотель астатса здэсъ. — Неожиданно объявил ас’Сабах. — Съ вамы.


Вернуться к началу Перейти вниз
Изольда
Прожженный авантюрист
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Воинствующая монахиня - берсерк
Звание:: Справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вс 14 Дек 2014, 17:43
Атраванец представился и теперь Изольде больше не придется кликать его чужеземцем. Его колючий взгляд и фыркания монахиня не заметила. "Муиба ас Сабах ибн Кассад", повторила она про себя, чтобы как следует запомнить имя ее бесстрашного спасителя. Затем пришла пора говорить Жаку. Изольда с благоговением выслушала речь доблестного атамана справедливщиков. Он в который раз подтвердил устоявшееся о себе мнение, о том, что он человек действительно достойный и справедливый, и благородность его поступков никогда не подвергает себя сомнениям. В который раз монахиня убедилась о том, что она в нужном месте с нужными людьми и делает нужное для мира дело. Наверное юный атраванец тоже чувствовал это и после раздумий, парень отогнал сомнения и выявил желание остаться со справедливщиками.
Изольда сложила ладони у груди с умилением взглянув на Муибу, глубоко облегченно вздохнула. 
- Лоссон топчет нас, рвет на части, терзает и морит, но Всевышний не оставляет нас. Его добрая длань указывает путь к нам хорошим людям, которые встают на места наших павших братьев. 
Высказавшись, монахиня присела на бревно у костра и выжидающе взглянула на Лавейни. Не смотря на то, что было уже хорошо за полночь и лесным сидельцам полагалось уже лечь спать, дабы набраться сил к утру, они не спешили покидать лобное место. Ведь был один не решенный вопрос - Бризингер.



Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пн 15 Дек 2014, 16:46
Его решение справедливцы приветствовали радостным воем и предложением за это выпить. Выпить атаман разрешил, но всего по кружке, чтобы не раздражать лишний раз богобоязненную монахиню. Муиба пить отказался и в этот раз его никто не заставлял. Все живо взялись за обсуждение идущего в Бризингере турнира и о том, что это и хорошо и одновременно плохо. Плохо, потому, что вместе с некоторыми рыцарями пришли и их воины, а хорошо, в том смысле, что теперь любой, кто сойдет за рыцаря, может заявиться в город. Из того, что он понял, Муиба сделал вывод, что лесовиков заботило освобождение некоего Парамона, которого вот-вот собираются казнить. И вся проблема была в том, как это незаметно так сделать, потому, что для того чтоб брать город штурмом, людей надо побольше, нежели было на полянке.
Лавей-ока брать Бризингер штурмом и не собирался. Он собирался отправиться в город сам, под видом благородного воителя и немного поучаствовав в воинских состязаниях, заняться делом спасения пленного товарища. В общем-то все обсуждение сейчас шло на тему того, кто будет сопровождать опального таргана в этом рисковом мероприятии.  
Тебе нужен оруженосец! – Тряся вымоченной в пиве бородой, стоял на своем Медведь. – У каждого уважающего себя рыцаря таковой должен быть, чтобы помогать ему натягивать на себя железо! Я средь вас единственный кто может за такого сойти!
Да твою лосу в голоде любая собака снает! – Плевался слюной Ронад, который идти в город совсем не хотел, но не мог смолчать чтоб не сказать Медведю гадость.
А Лавейни, что не знают?! – Не унимался справедливец. – Да он в ворота не проедет, как вся стража поднимется по тревоге! Одна надежда на глухой шлем, в котором не то, что говорить – дышать неудобно.
Ну, с разговорами все поправимо… – Тихо отозвался главный лесовик, но его, как ни странно, все услышали. – Моим голосом там будет Изольда…
Снова поднялся гвалт. Кто-то исступленно стучал себя пяткой в грудь, доказывая, что он самый-самый, кто-то шепеляво вставлял колкости, подчеркивая недостатки очередного кандидата и не похоже было, что спорщики придут к какому-то решению хотя бы к утру. Атраванцу это надоело. Муиба фамильярно отобрал у Медведя кружку с пивом - опьянение все еще сказывалось на его разуме, напрочь отключив чувство осторожности. Отпив из нее, на глазах у ошарашенного такой наглостью справедливца, ас Сабах вернул ее обратно пустой, поднялся со своего места, приковывая к себе внимание.
Тарган, – вытирая рукавом пену с усов, обратился он к Лавейни. – Йа пайду сы табой. Мэна в гордэ нэ савсэм ныкто не знаэт. Чужой савсэм. Хаскыла (понимаешь), да?
Спроси у Муибы зачем он вылез и это сказал – он бы ни за что не ответил. Да что там, он до сих пор не мог понять какого шайтана решил остаться вместе с мятежниками. Шайтан помутил его разум, или юность в заднем месте играет, превращая его в упрямого ишака? Аллуит – свидетель, но никогда ранее он не говорил таких глупостей как в этой неверной стране. Даже когда согласился идти с малознакомыми людьми на Север, в Долину гробниц и то им двигали более логичные мотивы личной наживы. Корысти ради, как говорится… а здесь? Воздух здешний какой-то другой, отчего Муиба сам делается каким-то не правильным, как неверные?
Вай, беда с ним совсем…
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Вт 16 Дек 2014, 15:36

Жак де Лавейни

Тут даже Ронад не нашел чего возразить. Лавейни подумал, почесал шевелюру и утвердительно кивнул.
Да будет так.
Был бы сейчас жив Дровосек, он бы уже давно повыдирал собственную бороду, вопя о том, что Лавейни слишком доверчив и беспечен. Муиба может быть и славный «копченный», и помогать готов вполне искренне (правда, не совсем понятно ради чего?), но неизвестно как он поведет себя дальше. Может быть, он трус и сбежит, бросив справедливщиков при первой же опасности? Лавейни и сам знал, что здорово рискует, приближая к себе незнакомого бохмича, но что-то в его в душе говорило, что он может доверять атраванцу. Причины же, которые побуждали уходить в лес и примыкать к его отряду, были у всех людей разными, и если люди не желали о них рассказывать – никто к ним с расспросами не лез. Так было заведено.
Пойду, приоденусь.
Поднявшись со своего места, Лавейни оставил своих людей у костра и скрылся в самой большой из собранных из бревен избушек, стоявших вокруг поляны. Ронад взглянул в черный дверной проем хаты, в которой скрылся Лавейни, долгим алчущим взглядом, представляя какие богатства там могут храниться. Представив, сглотнул набежавшую слюну, горестно вздохнул и, когда дверь в хибару закрылась за спиной Лавейни, отвернулся. Ему там пошарить врят ли когда светит.
Прошло где-то около часа, прежде чем дверь в хату вновь открылась и на пороге возник самый настоящий… рыцарь?! Высокий, статный, в сияющем стальном панцире с чеканкой исарианского креста на груди и широкими округлыми разнокалиберными наплечниками – он казался цельнометаллической статуей, невесть каким колдовством занесенной на порог нищей избушки.
Рыцарь переложил шлем с правой руки в левую, звякнув непомерно большим широким гребнем на левом наплечнике и принял надменную позу, положив ладонь в кольчужной перчатке на красиво изогнутую рукоять меча.
Опять пьяные?! – Прошипел он, оглядывая из-под нависающих спутанных волос,  притихших справедливщиков, сверкающим негодованием глазом. – Рас-спустились! А ну встать смирно!
Метаморфоза, произошедшая с Лавейни, была столь неожиданной, что его даже не сразу признали.  Никто даже не подумал, откуда вместо улыбчивого рассудительного атамана мог появиться строгий железный сеньор – справедливщики подскочили все как один. Кто с обнаженным мечом, кто с голыми кулаками, а кто просто с удивленным матюком. Разрядил мгновенно накалившуюся обстановку только заливистый хохот Лавейни
Тьфу на сепя! – Раздраженно буркнул Ронад, тяжело бухаясь задом обратно на поваленную лесину у костра, служившую ему вместо лавки. – Я ис-са тебя пиво ласлил!
Нельзя ж так пугать, атаман… – Проворчал Бродин, с облегченным видом садясь на пенек и засовывая за пояс чекан. – Я ж чуть тебя по тыкве топором не стукнул!
Ха… не стукнул он… Да ты чуть в штаны со страху не навалил. – Не упустил случая поддеть следопыта Медведь, вскочивший так быстро, что уронил рог с элем и теперь бывший по этой причине страшно недовольным.
Что?! Это ты чуть штаны не потерял! – Не остался в долгу лесовик, – привык у себя в маренских казармах перед каждым бугром в струнку тянуться.
Справедливщики обменялись еще несколькими колкостями, пока Лавейни, размазывающий по щекам счастливые слезы подгребал к костру. В итоге в противостоянии победил Медведь, так как будучи городским, смог особо грамотно послать Бродина, так, что тот еще добрых десять минут сидел в задумчивости, беззвучно шевеля губами, пытаясь понять куда ему предложили пойти.
Оказавшись у костра, Лавейни опустил свой железный зад на «атаманский пень» и стянув с руки латную перчатку, поощряющее хлопнул Муибу рукой по спине.
Сходи, атраванец, посмотри себе там что подходящее.


Вернуться к началу Перейти вниз
Муиба
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (мармарид)
Ремесло:: теперь уже воин
Звание:: справедливщик


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   Пт 19 Дек 2014, 20:44
Муиба во все глаза разглядывал появившегося на пороге бревенчатой избушки, настоящего тавантинского рыцаря. В первый момент, он, как и все, немного прибалдел от неожиданности, будучи сбитым с толку необычно жёстким командным голосом рыцаря, совсем не похожим на тот, которым обычно разговаривал Лавейни. К тому же пляшущие от бликов костра, тени, затемняли и искажали лицо атамана до неузнаваемости. Счастливый смех рыцаря, заставил всех схватившихся за оружие справедливцев разом выдохнуть и расслабиться, усаживаясь обратно на свои места. Чтобы хоть как-то оправдаться перед собой за испуг, они развели спор о том, кто больше всего перетрухал увидев атамана в доспехах. Муиба в этом сраче не участвовал из принципа. Если что – он всегда может соврать, что остался спокоен и не возмутим, что даже саблю не вытащил, а привстал только для того чтоб разглядеть все получше.
Отсмеявшись, атаман вернулся к костру и усаживаясь на свое место, прихлопнул ас Сабаха рукой по спине, кивая головой на дверь избушки.
Сходи, атраванец, посмотри себе там что подходящее. 
Муиба отвергать предложение не стал. Сделав вид, что не замечает алчно-завистливый взгляд Ронада, атраванец поднялся с лесины и скрылся за скрипучей дверью избы.
Внутри обнаружилась лежанка с соломенным тюфяком и длинный ряд корзин и сундуков, над которыми, на специальных крючках на стене, висело всевозможное оружие и доспехи. Оружие Муиба осмотрел первым делом, но в итоге, решил от него отказаться. Его собственная сабля и добытый в ночной схватке с разбойниками малхус, нравились ему куда больше того, что было развешано здесь. Взяв с полки округлый тавантинский шлем, Муиба повертел его в руках, примерил вместо тюрбана и разочарованно положил обратно. Слишком велик. Побродив туда-сюда и порывшись в сундуках, ас Сабах выудил оттуда плащ – единственную вещь, показавшуюся ему полезной. Своего он лишился при нападении, а потом, поискать его в куче отбитого у разбойников барахла, не представлялось времени. А теперь, как Лавей-ока приказал его сжечь – и подавно не будет!  
Сняв с плеча вещевой мешок, Муиба принялся переодеваться и облачаться в свои доспехи. Приятно было думать, что хоть что-то он сумел сохранить своё. Звякая пряжками и нашитыми на кольчужную сетку пластинами, Муиба поочередно напялил на себя поддсопешник, кольчугу, заново перепоясал себя поясом с саблей. Одев на коротко стриженную голову шлем, бохмич завязал вокруг него свой тюрбан. Всё. Теперь он готов.
Выйдя на улицу, ас Сабах обнаружил подле крыльца черного коня, лохматого, с мощными копытами и пушком на передних бабках. По сравнению с поджарыми тонкокостными пустынными скакунами он смотрелся неповоротливой тушей, куском скалы, могучим баобабом. И судя по тому, что Лавей-ока и воинствующая монахиня, сидели на подобных лошадках – эта, предназначалась ему.
Если ты готов, ас Сабах, то не трать времени! – Крикнул ему с высоты седла атаман, пытаясь сдержать нетерпеливо приплясывающего белого жеребца. – Надеюсь, ты умеешь ездить верхом?
Ы-ы-ы… нэ многа. – Неуверенно протянул ас Сабах, чувствуя как начинают подгибаться коленки. Ездить он как раз не умел и теперь боялся, что сверзится с предложенного коня, всем на посмешище.
Ох и высоко же ему придется падать! Конь не ишак – лететь до земли долго.
Но взяв себя в руки, точнее вставив левую ногу в стремя, Муиба затолкал свой страх подальше, рывком поднимая себя в седло. Дернул на пробу уздечку, сделав это по неопытности слишком резко. Конь обиженно захрапел и повернув голову, попытался ухватить неумеху зубами за коленку, но Муиба вовремя ее убрал и отпихнул треугольную голову рукой. Вот так! Ничего сложного! Он видел как ездили на лошадях остальные и вполне сможет воспроизводить их действия по памяти. Думая так, Муиба попытался пришпорить коня пятками – тот не стронулся с места. Муиба удвоил усилия, подскакивая в его седле, но все с тем же эффектом. Такая неумелость не могла укрыться от остальных.
Э-э… так дело не пойдет. – Выдохнул Лавей-ока, наблюдая за телодвижениями атраванца. – Придется тебя братец еще и учить в дороге… Изольда, возьми у него поводья – будешь вести его конька за собой. Впервые вижу атраванца не умеющего ездить верхом!
Я мармарыд. – Угрюмо возразил ас Сабах, смотря как монахиня наматывает повод на луку своего седла. – Мы народ мора, а нэ пустыны.    
Хорошо, найду корабль – посажу тебя за его кормило. – Пообещал атаман, трогаясь первым. – А пока его нет, сиди и слушай, что говорит Изольда. Она держится в седле лучше тебя.   

переход >>>>>> Бризингер
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент





СообщениеТема: Re: Центр Лесного лагеря   
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Центр Лесного лагеря

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 3На страницу : 1, 2, 3  Следующий

•Кликаем каждый день•
Поддержать форум на Forum-top.ruРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir
Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФРПГ Амалирр :: Западный материк :: Империя Тавантин :: Ундервуд :: Лесные чащобы :: Лесной лагерь-
На верх страницы

В конец страницы