Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра. Тематика – альтернативное средневековье с элементами фэнтези. Если вы у нас впервые, воспользуйтесь Навигацией по форуму.

Конкурсы: Лучшие игроки месяца

3055 год IV Эпохи. По имперскому календарю месяц Цветен (апрель). Город-государство Турл-Титл оправляется после прохода по его землям чумы, вызванной неизвестным некромантом. В окрестных землях лютуют группы орочьих рейдеров и восставшие неупокоенные жертвы эпидемии.

В тавернах Титла ходит новая сплетня о целой деревне упырей, в которой днем люди как люди, превращающиеся ночью в жадную до плоти нежить. Эта деревня стоит на месте ровно сутки, чтобы на рассвете следующего дня бесследно исчезнуть и появиться снова, но уже в другом месте.

Для игроков заканчивающих квест или сюжет, время остается (Зима 3054).

ФорумПутеводитель по АмалирруКалендарьГалереяЧаВоГруппыПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Торная дорога

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5
АвторСообщение
Рассказчик
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Торная дорога   Ср 02 Ноя 2011, 21:55
Первое сообщение в теме :


Широкая грунтовая дорога тянущаяся через весь Ундервуд с Севера на Юг

Локации до которых можно добраться по этой дороге идя на Север:
- Дорога в Лавидии
- Бризингер
- Марен
- Монастырь
- Хорнкерст
- Ундервудский лес
Ну и для тех кто за Справедливость, отсюда можно добраться до Лагеря справедливщиков

Центральная локация:
- Перекресток ведущий в Миттенпорт и далее в Айронхерт

Южные локации:
- Торговый тракт Эквилии
Вернуться к началу Перейти вниз

АвторСообщение
Тристан
Путник



Лик героя
Раса:: человек (лангобад)
Ремесло:: наемный солдат
Звание:: лейтенант виконта Альтберри


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Ср 20 Июл 2016, 18:53
Прошло лишь мгновение после внезапной атаки, хотя по ощущениям всё длилось вечность, и вдруг наступила тишина, нарушаемая лишь стонами раненных да шелестом листвы на ветру.
-Шлюхины дети! Попрятались как крысы! - выкрикнул северянин в темноту и уже Гийому, - есть предложения, "капитан"?
-Тактически отступить, бросив лагерь, припасы и испачканные штаны. – лица Гийома северянин не видел, но по тону стало ясно, что тот усмехается, – Только бежать нам некуда – сзади река!
-Мысль хорошая... - задумался гвардеец, - но, видят Старые Боги, бросать весь свой хлам не хотелось бы.
-Залп этот вряд ли последним станет, колчаны их стрел полны ещё, если количеством не малочисленны они.
Бывший наймит аж вздрогнул от неожиданности, когда заговорил редко произносивший хоть слово тьесарец. Тристан так и не привык к манере его речи, но хоть перестал обращать на это внимание.
- А если кратко, могут ещё стрелять. - пояснил один из солдат слова островитянина.
-Угу... - только и выдавил из себя северянин, словно никто не видел очевидного и это требовало пояснений.
-А если серьезно, – после заминки опальный капитан продолжил, – то я бы спросил, что этим мерзавцам надо. На нас нет гербов, или чьих-то цветов, над нами нет сеньёрских знамен. Мы, проще говоря – никто! Если это не просто разбойники, то надо убедить их, что мы не враги им нам на них плевать. Если не убедим, то хотя бы потянем время до утра, а там как Единый даст.
-Это и дураку понятно... - отмахнулся северянин, - да вот только вряд ли какой разбойник дерзнет напасть на большой и  вооруженный отряд.
-Сдал нас кто то.. - закончил свою мысль командир их отряда.
Не могло это быть случайностью. Нападение было хорошо спланированной засадой и мало кто знал о пути их следования. Это значило, что за ними уже давно следили, хотя никого подозрительного по пути им не встречалось, кроме, пожалуй, одиноких пеших путников да крестьян, что спешили убраться подальше с пути конного отряда.
-Эй, узкоглазый, мне нужно огниво, тряпка и лук со стрелой. - особыми манерами и обращением Тристан никогда не отличался, - хотя нет, стрела уже не нужна...
Не заботясь об аккуратности и просто беспардонно, он выдернул стрелу из плеча одного из раненных. Повертев ее в руках, он удовлетворенно хмыкнул и чуть выглянул изза плеча щитоносца.
-Что вам нужно от нас? У нас нет золота! Если вам нужна провизия, то просто попросили бы!! - выкрикнул северянин в темноту, особенно не надеясь на ответ и снял с пояса сигнальный рог.
Вернуться к началу Перейти вниз
Като Санодо
Путник




Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Чт 21 Июл 2016, 09:51
Короткий перерыв, который взяли себе атакующие, прекратив поливать стрелами воинов оказался кстати. Тристан начал обсуждать варианты решения общей проблемы с нападением, но с каждым новым аргументом становилось понятно, что избежать схватки не удастся.
Стрелы вновь просвистели в воздухе, рассекая ветер в попытке достать хоть кого-то, однако прочные щиты в очередной раз приняли на себя весь удар. Сейчас они уже становились похожи на дикобразов, которых держали в руках подопечные Тристана, и иголки их были те самые стрелы, что не достигли цели.
Эй, узкоглазый, мне нужно огниво, тряпка и лук со стрелой. – лейтенант никогда не отличался особой учтивостью, но в бою она почти всегда была лишней, – хотя нет, стрела уже не нужна...
Командир отряда бесцеремонно вырвал одну стрелу, попавшую в плечо его воина, отчего тот гаркнул от боли, пытаясь не показать своей слабости.
Свой кинь ему лук – бормотнул Като товарищу со щитом, копаясь в сумке в поисках огнива.
Достав его и пару лучин, он с неохотой вытянул и свою повязку, с гербом семьи, которой он когда-то служил. Проколебавшись мгновение, Санодо обернул лучины и огниво тканью, и бросил к луку, который уже лежал около командира.
Лес подожжём – выйти не сможем потом, но враги убегут от пожара – задумчиво произнёс ронин – решать только вам, командир.
Уже приевшаяся певучесть и ритмичность выражений Като на этот раз снискала лишь недовольный вздох товарища, но высказывать свои негодования самураю пока никто не решался.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гийом
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (эквилиец)
Ремесло:: Воин
Звание:: наемник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Чт 21 Июл 2016, 10:48
Чтобы не задумал Тристан, Гийом не был уверен в том, что это сработает. Лес – это лес, его хрен подожжёшь одной стрелой. Спалишь пару елок и на этом все кончится, даже не дадут достаточно света для того чтоб осветить врага.
Что вам нужно от нас? У нас нет золота! – Прокричал Тристан, берясь за сигнальный рог. – Если вам нужна провизия, то просто попросили бы!
Какое-то время темнота молчала, после чего чей-то чуть хрипловатый голос вдалеке, с ехидством ответил.
Очень смешно, пташка! Я просто весь трясусь от хохота! Лоссонский цыпленок раздутый до размеров фазана Альтберри. Ха-ха-ха!!!
Гийом покосился на командира и с удивлением увидел, как тот переменился в лице. Так, словно бы хорошо знал крикуна.
У меня есть предложение к вам, цыплятки! Голова вашего фазана и мы вас отпускаем. Всех!
Гийом забрал вверх бровь, обдумывая, можно ли верить неизвестному птицеводу. Потом, снова покосился на Тристана, на всякий случай уточнив:
Он врет?
Оставляю вам время на раздумья, пока не догорит камыш!
Камыши, к слову, уже почти прогорели и освещали теперь только сами себя, источая в сторону сбившихся в кучку воинов удушливый дым, от которого начинало резать глаза.


____________________________________________________________
о Герое...

Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Гарота
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Чт 21 Июл 2016, 14:49
  Начало игры.


 Джинкс сидела на земле, провалившись спиной к колесу фургона. Девушка размышляла о сути своего присутствия среди всех этих людей, а так же пыталась понять какой интерес этот поход мог подвигнуть Орден при ставить к воинам "своего" человека. "И почему именно я?" - рассеянно подумала Удавка. Она в очередной раз вспомнила, как ей поручили это задание и покачала головой.
 От размышлений Гароту оторвал крик командира отряда. Девушка выскочила на ноги, вытащила из сумки костет, хотя не совсем понимала, как он ей сможет помочь в сражении против закованых в броню людей. Бросив пару беглых взглядов, Джинкс присмотрела себе копьё. Будучи послушницей храма Шин Доу Гарота училась сражаться разнообразным оружием, к примеру боевым посохом, её навыков должно было хватить, чтобы использовать длинный шест с железным наконечником не по самому прямому назначению.
  Удавка высунула макушка из-за фургона, намереваясь оценить обстановку. Вокруг творилась самая настоящая суматоха. Кто-то бегал, пытаясь привести себя в подходящий для боя вид, кого-то затоптали ещё до того, как они успели проснуться, а посреди этого бордака расхаживал лейтенант и отдавал короткие, но емкие указания. Далее последовали переговоры, голос откуда-то издали предлагал сдать ему командира отряда. Видимо, это был кто-то из оставшихся Справедливщиков. Он восстании в Уиндервуде Джинкс знала мало, поэтому пару мгновений всерьёз подумывала отдать требуемое и свалить со спокойной душой. Но Шутник ясно дал понять, что этот Тристан не должен умереть, а человек, смеющийся откуда-то издалека, наврядли бы отпустил оставшийся без командира отряд живыми.
 - Улгир, дай нам сил. - прошептала девушка, мысленно готовясь к сражению.
Вернуться к началу Перейти вниз
Тристан
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (лангобад)
Ремесло:: наемный солдат
Звание:: лейтенант виконта Альтберри


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Чт 21 Июл 2016, 18:51
Иноземец не спешил дать требуемое северянину, но поколебавшись, всё же протянул ткань с завернутыми в нее огнивом и лучиной.
Лес подожжём – выйти не сможем потом, но враги убегут от пожара. Решать только вам, командир. - тьесарец высказал свое видение действий гвардейца.
-Одной стрелой лес не подожжешь, а камыш уже бесполезно, - Тристан обмотал тканью наконечник стрелы и отдал ее одному из солдат вместе с луком, - по сигналу пустишь ее в небо.
Против ожиданий северянина со стороны раздался голос, принадлежавший видимо одному из нападавших, чем вызвал немалое удивление, а вот когда бывший наймит узнал владельца этого голоса, то и вовсе глаза его чуть на лоб не полезли. Кого кого, а именно этого человека он никак не ожидал тут встретить.
-Очень смешно, пташка! Я просто весь трясусь от хохота! Лоссонский цыпленок раздутый до размеров фазана Альтберри. Ха-ха-ха!!!
-Ба! Да это же сам сир Мордоворот собственной персоной! - выкрикнул в ответ северянин, - я думал подох ты уже и твой гниющий труп поимели волки!
-У меня есть предложение к вам, цыплятки! Голова вашего фазана и мы вас отпускаем. Всех! - Базиль решил видимо проигнорировать командира и обратился к его солдатам, - Оставляю вам время на раздумья, пока не догорит камыш!
Люди северянина как то странно заерзали, искоса посматривая на своего командира, размышляя над словами главаря нападающих.
-Он врет? - наконец одним из первых поинтересовался Гийом.
-А кто ж его знает, может и не врет, - лишь пожал плечами Тристан и трижды дунул в рог.
Несколько долгих секунд ничего не происходило и лейтенант уже занервничал, посматривая на начинающий тлеть камыш, но тут же выдохнул, когда откуда то издали прозвучал ответный сигнал и Тристан кивнул солдату с луком.
-Давай. - стрелу подожгли и она взмыла в небо, - дым от камышей должен прикрыть нас, если конечно не задохнемся.
-Улгир, дам сил. - прошептала странная девица, которую наместник настойчиво советовал держать рядом, хоть гвардеец и отнекивался, но всё же перечить Альтберри не стал.
-Это точно... - усмехнулся он ан ее слова, хоть и не понял о чем она.
Оставалось только ждать, но неизвестно чего именно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Като Санодо
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Чт 21 Июл 2016, 21:03
– Одной стрелой лес не подожжешь, а камыш уже бесполезно, – Тристан обмотал тканью наконечник стрелы и отдал ее одному из солдат вместе с луком, – по сигналу пустишь ее в небо.
На этом моменте, тьессарец окончательно перестал понимать весь замысел северянина. Он был согласен с тем, что одна горящая стрела может не поджечь лес, и своё первое суждение он дал скорее из устаревшего боевого опыта. Всё же подсушенный кустарник и лиственные деревья на Тьёссе поджечь легче, чем местную сырую чащу. Вот только зачем пускать стрелу в небо? Она ведь может попасть в одну из палаток, усугубив положение отряда, или и того хуже, поджечь повозку!
– Очень смешно, пташка! Я просто весь трясусь от хохота! Лоссонский цыпленок раздутый до размеров фазана Альтберри. Ха-ха-ха!!!
– Ба! Да это же сам сир Мордоворот собственной персоной! – поддавшись дешёвенькой провокации выкрикнул командир отряда, – я думал подох ты уже и твой гниющий труп поимели волки!
– У меня есть предложение к вам, цыплятки! Голова вашего фазана и мы вас отпускаем... Всех! – Решил выдвинуть своё предложение лидер группы противника, – Оставляю вам время на раздумья, пока не догорит камыш!
Люди северянина как то странно заерзали, искоса посматривая на своего командира, размышляя над словами главаря нападающих.
"Жалкие предатели, вы же знаете, что никого они не отпустят живым. Вы опасны, вы можете прийти с подмогой" – подумал про себя Санодо, с искривлённым от негодования лицом.
– Он врет? – наконец одним из первых поинтересовался Гийом.
– А кто ж его знает, может и не врет, – лишь пожал плечами Тристан и трижды дунул в рог.
Несколько долгих секунд ничего не происходило и лейтенант уже занервничал, посматривая на начинающий тлеть камыш, но тут же выдохнул, когда откуда то издали прозвучал ответный сигнал и Тристан кивнул солдату с луком.
– Давай. – стрелу подожгли и она взмыла в небо, – дым от камышей должен прикрыть нас, если конечно не задохнемся.
– Улгир, дам сил. – прошептала странная девушка, Като сразу узнал в ней знакомые и родные черты тьессарки, и успел приметить, что та была не так проста на вид.
– Это точно... – улыбнулся Тристан, словно понял смысл фразы. На деле, даже сам Като не понял её, ведь родной язык всех тьессарцев – тавантинский, пусть немного искажённый островным диалектом.
Прошло лишь мгновение, после того, как северянин трижды протрубил в свой рог, как ровно такой же сигнал откуда-то издалека, и, словно эхом, раздалось ещё несколько таких же, но гораздо ближе.
Их звук почти заглушил странный грохот, словно десятки стрел пробивали тяжёлые доспехи где-то со стороны реки.
Като неловко обернулся, только чтобы увидеть, как стоявшие спиной к воде товарищи один за другим начали выпускать щиты из рук. Без крепкой хватки, те гулко падали на землю, оглашая звоном железа, что державший их воин пал.
Из темноты вновь полетели стрелы. Схватив ближайший к нему щит, самурай прикрыл им спину товарища, пока тот прикрывал его самого. На этот раз противникам удалось почти полностью окружить отряд.
Раздался крик. Десятки надрывающихся глоток, десятки голосов, которые перекрывали друг друга, превращаясь в сотрясающий стволы деревьев рёв... Командир справедливщиков повёл своих бойцов в атаку, наверняка решив, что подкрепление вскоре придёт на зов лейтенанта.


                               Не мечом и не славой живёт самурай,
                               Его хлеб – желанье служить.
                               Душа его – честь и тихая гавань,
                               Лишь так надлежит ему жить.
Като Санодо                
Вернуться к началу Перейти вниз
Гийом
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (эквилиец)
Ремесло:: Воин
Звание:: наемник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пт 22 Июл 2016, 11:05
Сдавать командира справедливщикам Гийом не собирался, но не спросить просто не мог. В крайнем случае, можно предложить Тристану поступить как благородный воитель – сдаться, в обмен на свободу остальному отряду, а Гийом, в свою очередь, храбро его освободит, как только вернется с подмогой! Ха-ха-ха! Дурацкая шутка.
Не сказать за верность остальных наймитов, но такого откровенного предательства Гийом себе еще не позволял. Конечно, в его жизни всякое бывало, случалось ему и менять сторону, но предавать – нет!  
Сорвав с пояса рог, Тристан весь разом напыжился, зычно и гулко затрубив в него, надувая щеки. Несколько долгих томительных секунд и из-за леса до них долетел ответный зов, в котором опытное ухо «капитана» опознало сердитый рев кавалерийской трубы. Как будто загнанному туру отвечает огнедышащий дракон.  
- Давай! – В небо красной кометой взмыла зажженная стрела, отлично видимая на черном фоне даже издалека.
Гийом проследил за ее полетом, слыша как притулившаяся рядом с лейтенантом стриженая девица (единственная женщина в их отряде, но почему-то, никто не пытался залезть к ней под юб… в штаны), прошептала на своем островном наречии, несколько слов. О чем можно говорить в такой момент Гийом прекрасно представлял: либо молятся либо ругаются, некоторые же ухитряются совмещать и первое и второе в одной фразе.
Это точно. – С усмешкой согласился Тристан, словно бы понимал тьессарку.
Видимо, сидящие по кустам разбойники тоже слышали ответный сигнал и видели взмывающую в небо стрелу. Это подтолкнуло мятежников к активным действиям, н дожидаясь прихода к наемникам помощи. За Тристана и его отряд взялись уже всерьез, демонстрируя, что все прошлое было лишь разминкой.
Банг! Банг! Банг!  - загрохотало сзади.
Какой знакомый звук! Так бьют, втыкаясь в тело сквозь доспех арбалетные стрелы. Четверо или пятеро воинов в задней шеренге  зашатались, роняя щиты и падая ничком на землю. Враг был и со стороны реки, скрываясь в воде, как это умеют делать только вудманские охотники. Гийом слышал, что они могут подолгу прятаться под водой, дыша сквозь полый тростник, чтобы потом как выпрыгнуть, да как зарядить ворогу из самострела в глаз!
Все эти мысли пролетали в голове «капитана» как дьявольская карусель, пока он решал какого врага встречать лицом, потому, что лес ожил, яростно завопив десятками глоток. В сбившийся в кучу отряд полетели стрелы, кто-то снова упал, заставив Гийома быстро закрыть брешь, заступая на освободившееся место.  
Справедливщики вынырнули из стелящегося по земле дыма от сгоревшего камыша, разномастной толпой, вооруженные луками, короткими копьями, топорами и палицами. Против ожидания Гийома, они затормаживали шагах в десяти от стены щитов, посылая в щель между ними стрелу из лука, или метая с убийственно близкого расстояния свои тяжелые короткие копья.
- М-мать! – Сбился на сип Гийом, когда чей-то метко брошенный дротик, пробил его щит, пройдя вылезшим с обратной стороны наконечником в притирку к его руке. – Воины слева и справа попадали убитыми и раненными, словив стрелы в незащищенные места.
Не давая «капитану» опомниться, него тут же прыгнул бородатый мужик с топором в руках. С молодецким хеканьем он обрушивший свое оружие на ставший тяжелым и неповоротливым щит, который протестующе затрещал, грозясь развалиться. Зато топор, по неловкости справедливщика, обрубил торчащую из щита сулицу, оказав Гийому неоценимую услугу.     
- Мерзкий язычник!!! – Взревел «капитан» награждая противника быстрым и точным уколом меча из-под щита. – Если я выживу, я убью тебя сам, за твое бахвальство!
Свистнувший над головой меч, звякнул по оконечнику шлема, заставляя «капитана» опасливо пригнуться, ввиду чего он не договорил свою угрозу.

Примечание НПС__________________________
Количество справедливщиков против Тристана- 40 в атаке - 12 в кустах
Убитых = 0
Количество наемников = 22
Убитых = 8
Раненных = 7
Скрывшихся = 1


____________________________________________________________
о Герое...

Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Тристан
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (лангобад)
Ремесло:: наемный солдат
Звание:: лейтенант виконта Альтберри


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Сб 23 Июл 2016, 20:58
Пущенная в небо стрела будто стала сигналом к действию и враг, до этого предпочитавший сидеть во тьме леса, ринулся в прямую атаку, более не прячась. Заработали арбалеты противника и первые ряды пошатнулись, открывая бреши. Людям северянина оставалось лишь огрызаться из немногочисленных луков и осаживать клинком слишком близко подошедших.
-Держать строй!!! - выкрикнул Тристан, пытаясь пересилить рев десятка глоток, несущихся в атаку.
Самый юркий прорвался сквозь щиты и вознамерился ткнуть копьем в грудь гвардейца, но тот перехватил его, схватив за древко и потянул на себя рывком. Не ожидавший такого поворота, противник, как свинья на вертел, насадился на клинок меча Тристана.  
"проклятье..."
Слишком рано справедливщики атаковали. Он не думал, что они рискнуть это сделать так близко к городам. Основная часть отряда находилась слишком далеко и ей нужно было время, чтобы явиться сюда.
-М-мать! - прохрипел Гийом, отбиваясь от наседающего врага.
-Мерзкий язычник!!! – зверем орал он, –Если я выживу, я убью тебя сам, за твое бахвальство!
-Ха! Тогда вставай в очередь! - сплюнув на землю кровь от прикушенного языка, северянин подхватил оброненный кем то щит.
Тьма и дым играли на руку не только нападавшим, но и солдатам Тристана. Стрелки Мордоворота не могли бить прицельно.
Острие меча просвистело в опасной близости от макушки "капитана" и гвардеец, с громогласным "АЙЯ!!!" , пнул наглеца, покусившегося на голову Гийома, в бок щитом и тут же отмахнулся им же от еще одного, но уже нацеленного на самого северянина.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гарота
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Вс 24 Июл 2016, 19:37
Ситуация была северная. Наёмников прижали к реке, из которой по ним стреляли из луков и арбалетов. Первые ряды уже столкнулись со справедливщиками, вышедшими из леса. С разных сторон доносился звон металла о металл и крики раненных.
  Джинкс перекинула "своё" копье через крышу фургона и, не дожидаясь пока раздастся глухой звук, из вещающий, что оружие достигло пункта назначения, упала на землю и "бревнышком" перекатилась между колёс транспорта. Поднявшись на ноги, Гарота огляделась. Некое подобие плана действий уже зародилось в голове тьессарки. Вот только в него не вписывался мужчина, несшиеся к "хрупкой" девушке с поднятым для удара мечом. Пятка копья ударила в пах ретивому вояке, от чего тот взвыл. Гарота перехватила оружие и древком подсекла справедливым, повалив того на землю. Удар острием копья в лицо мужчины, на котором застыло искреннее удивление, смешавшееся с болью, исходившей из самого "дорого" его места, завершил эту короткую стычку. Все произошло в считанные секунды.
  Джинкс не стала забирать копье, так и оставшееся торчать из земли, подобно могильному столбу. На поверку у этого оружия оказалось слишком длинное древко, не совсем пригодное для маневров, к которым привыкла Удавка. Девушка короткими перебежками от одного укрытия к другому, которые представляли собой ящики, небольшие загоны для лошадей и прочие предметы присущие воинскому лагерю, двинулась к лучникам, активно поливающим задник ряды отряда градом стрел. 
  На ходу Гарота вооружились привычной удавкой, и, на всякий случай шепотом попросив Высших дать ей удачи и сил, совершила быстрый рывок по открытой местности, разделяющей её предыдущее местоположение и кромку реки. Ее сильно беспокоило, что из-за света, исходящего от догарающего камыша, все предприятие пойдет крахом, но этого не произошло. Набрав полную грудь воздуха, Джинкс нырнула, стараясь чтобы это не произвело много шума.
Вернуться к началу Перейти вниз
Като Санодо
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Вс 24 Июл 2016, 22:05
Большая часть отряда северянина довольно быстро была связана схваткой, и лишь умелое прикрытие тех, кто оставался в тылу не давало вялому обстрелу сзади ранить воинов. Оружием дальнего боя Като не владел и при себе подобного не носил, потому закинув щит за спину и закрепив его там. Перехватив свой клинок обеими руками, Санодо развернулся лицом к основным силам противника, надеясь, что щит за спиной убережёт от какой-нибудь шальной стрелы, а большую часть отразят своими щитами его товарищи.
Резко рванув в сторону основной потасовки, самурай не стал выбирать себе какого-то конкретного противника, предпочитая поддерживать других членов отряда, атакуя их врагов, пока те пытаются нащупать слабые места в защите.
Один из справедливщиков вступил в несколько затяжную схватку с щитоносцем Тристана, пытаясь мощными ударами булавы ослабить защиту своего врага. Его увлечённость боем позволила ронину одним взмахом клинка подсечь сухожилия на внутренней стороне колена. Одним резким взмахом он скользнул клинком по незащищённому горлу противника.
К слову, долго развлекаться подобным образом ему не дали, потому что почти сразу к нему на встречу рванул бородатый справедливщик с довольно увесистым двуручником.
ХАААЙЙЯЯЯ – рявкнул противник, пуская клинок наискосок, намереваясь разрубить самурая от левого плеча и до правого бедра.
Легкий доспех и долгие тренировки позволили ему одним шагом влево нырнуть под удар, аккурат к моменту, когда тяжёлый двуручник начал замедляться справа от него.
Более лёгкий тьессарский клинок мгновенно устремился в бок противника в колющем выпаде.

   Примечание НПС    .
Уходя влево от меча, Като был вынужден покинуть строй, хоть и не на далеко, но чем разом воспользовался один из врагов. Справедливщик ворвался в освободившееся место и проворно зарубил (в горячке боя было непонятно ранил он или убил) двоих воинов бывшими соседями Като слева и справа. 

Количество бойцов:
 


                               Не мечом и не славой живёт самурай,
                               Его хлеб – желанье служить.
                               Душа его – честь и тихая гавань,
                               Лишь так надлежит ему жить.
Като Санодо                
Вернуться к началу Перейти вниз
Гийом
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (эквилиец)
Ремесло:: Воин
Звание:: наемник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Ср 27 Июл 2016, 13:04
-Ха! Тогда вставай в очередь! – С задорством ответил ему Тристан, пихая щитом вражеского меченосца. - А-ай-ия-а!!!
Разбойник не удержал равновесия, падая под ноги своим напиравшим товарищам, но те оказались тертыми калачами и ухитрялись одновременно сражаться, давить на наемников и смотреть себе под ноги. Однако, несмотря на численное преимущество врага, воины Тристана удержали бы первый, самый сильный, напор атакующих, если бы не странный фортель тьессарца, бросившего строй ради собственной персональной битвы. На освободившееся место тут же втиснулся справедливщик, срубивший замешкавшихся воинов слева и справа от себя, увеличивая брешь. Спасти положение уже не удалось, даже не смотря на то, что Гийом совершил героический рывок и заколол вражину  из неудобного для себя положения, нанося удар влево из-под щита. На месте одного убитого вудмана тут же возникло трое его товарищей, один из которых опустил тяжёлый молот на шлем крепкого тавантинца, того самого, который переводил им высокопарную речь островитянина. Воин выронил щит и меч, заваливаясь навзничь, но никто из бойцов не встал на его место, потому, что за спиной крепыша была пустота. Враг порвал строй наймитов, разделяя их на две неравные части, каждая из которых была оттеснена к самой кромке воды, так, что дальше Гийому уже пришлось рубиться стоя в ней по щиколотку. Воин рядом с ним упал ничком на песок с короткой арбалетной стрелой, торчащей из шеи. Удары сыпались на Гийома с трех сторон, щит был изрублен в щепу, а шлем украсило несколько свежих вмятин. «Капитан» колол, рубил, бил врагов остатками щита, пятясь все дальше в реку. Он уже не ругался, он сражался молча и ожесточено, как загнанная в угол крыса, бросая по сторонам быстрые цепкие взгляды в поисках хоть малейшей лазейки на спасение.  
И-и-и… вот она! Один из справедливщиков – парень с обломанной, до размеров секиры, алебардой, запнулся об одного из убитых и кубарем полетел на песок, открывая в плотной цепи врагов «крысиную нору».
А-а-айа-а!!! – Невольно переняв воинственный клич северянина, взвыл «капитан», бросаясь вперед как ополоумевший берсеркер. Плевать уже на остальных – они не маленькие, сами отобьются, а если не отобьются, то значит, такова их Судьба, сложить на этом берегу свои головы. Он обязательно выпьет за упокой их душ, в ближайшем трактире, если сумеет унести ноги отсюда!

Примечание НПС                              _
Количество воинов:
 


____________________________________________________________
о Герое...

Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Тристан
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (лангобад)
Ремесло:: наемный солдат
Звание:: лейтенант виконта Альтберри


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Ср 27 Июл 2016, 17:39
Строй внезапно распался, открывая бреши, которые тут же заполнили бойцы справедливщиков. Отряд тут же начал таять на глазах, наемники Тристана падали один за другим, пока не осталась лишь горстка, не считая легко раненных. Наймиты бились словно загнанные в угол львы, но нападавших было больше.
Гвардеец не сразу заметил, что обстрел с реки как то по уменьшился. Болты били всё реже и реже.
Выкроив буквально мгновение между парированием и нанесением ответных ударов, северянин огляделся и картина увиденного ему не очень понравилась. На ногах осталось лишь трое. Островитянин использовал какой то странный стиль боя, непривычный для глаза бывшего наемника. Той девки, соплеменницы Като, нигде не было видно. Значит погибла и теперь погребена под трупами.
Еще внимание лейтенанта привлек Гийом, всё еще стоящий на своих двоих, чем вызвал немалое уважение и даже зависть к такой подвижности в его то годы, ведь Тристан почему считал, что "капитан" находится в уже преклонном возрасте.
В какой то миг Гийом издал клич северянина и тут же исчез из поля зрения. Снова высмотреть его среди темноты и силуэтов Тристану не дали. Справедливщик, держа меч над головой двумя руками, решил разделить главаря наймитов на левую и правую части, со всего размаха он ударил сверху вниз. Бывший наймит не стал мудрствовать и просто помог ему завершить удар, наотмашь и по дуге взмахнул клинком, начиная снизу вверх и тут же вниз, где то на полпути коснулся лезвия противника, зазвенела сталь, высекая искры, и меч справедливщика воткнулся в землю. Тут же в лицо противника плашмя прилетел обитый железом край щита, от чего тот взвыл уже беззубым ртом, разбрызгивая впереди себя осколки зубов и крови.
Щит резко снова принял вертикальное положение, задевая челюсть теперь беззубого бедолаги и доставляя ему еще больше страданий, от удара по касательной молота. Попади такой удар по руке, пришлось бы туговато северянину. Второй справедлищик, пытаясь вынуть молот из размокшей от крови земли, витиевато выругался на незнакомом языке и тут же замолчал, встретившись поверх щита глазами с прищуром Тристана. Не успел он и рта открыть, как щит немного отошел в сторону, освобождая место для удара, и справедливщик получил острие в горло под челюсть, от чего не спас даже кольчужный капюшон, а слова так и застряли в глотке. Легкое движение кистью для удобства, а вместе с тем и поворот клинка в горле, разрывая язык и небо, и еще горизонтальный удар по шее первого нападающего. Хруст и завывание прекратилось, сменившись хрипением и бульканием, аккомпанируя владельцу молота, тот уже выронил свое оружие и пытался удержать хлещущую из раны кровь.
Со стороны леса послышалось ржание лошадей и крики людей, переходящее в звон спускаемой тетивы, грохот стали и ломаемого кустарника.
Вернуться к началу Перейти вниз
Гарота
Прохожий
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Ср 27 Июл 2016, 20:46
Гарота отплыла достаточно далеко, но поняла это только когда вынырнула и увидела, что кувшинки, которые росли вдоль всего берега и занимали немалую часть прибрежной области реки. Там же, только немного левее от Гароты и ближе к берегу обнаружились пять арбалетчиков, бессовестно, а главное беспрепятственно, расстреливающие наёмников.
 Первый арбалетчиков даже не понял, что умер, он лишь услышал всплеск воды, будто что-то вынырнуло у него за спиной, а затем противный хруст и резкую боль в шее. Гарота аккуратно, даже немного заботливо, при держала бесчувственное тело, пока оно медленно оседало в воду и погружались на дно, утягиваемое весом оружия и доспехов, после чего определила следующую цель и нырнула, решив повторить только что сработавший трюк. На руку Удавке играл тот факт, что арбалетчики находились на некотором расстоянии друг от друга, а так слишком были увлечены стрельбой, даже не допуская мысли, что кто-то может оставаться у них в тылу. 
 Девушка вынырнула аккуратно за спиной справедливца, хруст шеи, тело медленно погружается на дно и вроде бы можно начинать третий круг, но один из арбалетчиков обернулся после очередного выстрела. Расстояние между стрелком и Джинкс составляло что-то около пяти метров. Гарота рванула с места, надеясь успеть добраться до злосчастного мужчины, пока тот не успел зарядить оружие. Вода сильно мешала и замедляла движения, поэтому около арбалетчика Удавка оказалась только тогда, когда тот уже готов был выстрелить, но что хуже того, стрелок предупредил оставшуюся пару своих товарищей. 
  Джинкс ударила снизу по рукам стрелка, арбалет ушёл вверх и болт улетел куда-то в небо. Второй удар Джинкс был направлен в незащищенное горло справедливца. Костяшки кулака всего на долю секунды столкнулись с мягкими хрящами кадыка, быстро ломая их, и, вдавлия вглубь шеи, после чего мужчине было не до боя. Задыхаясь, он хвастался за горло, а из глотки, булькая, начала вырываться первая кровь. Воспользовавшись все ещё живым, но совершенно не способным га малейшее сопротивление арбалетчиков, Гарота закрылась от выстрела одного из справедливцев, после чего толкнула уже бесполезное тело в сторону третьего участника конфликта. Труп по инерции сделал пару шагов и упал, но этого времени было достаточно, что бы Джинкс рванула к уже отстрелявшемуся мужчине. Он даже не стал тратить время на перезарядку, а достал кинжал, намереваясь покончить с назойливой ловкачкой другим способом.
  Удар арбалетчика был прямым выпадом, от которого Гарота с лёгкостью увернулась. В руках девушка держала своё излюбленное оружие, "нить" удавки была полу раслаблена и небольшой дугой касалась между рук Джинкс. Снова удар, опять прямой. Гарота поднырнула под руку справедливца, но вместо атаки шмыгнула за спину мужчины. И это оказалось верным вариантом. В то место, где девушка должна была встать для нападения, ударил болт, глухо хлыпнув о воду. Справедливые развернулся и вновь напал. Сделав шаг вперёд, снижая дистанцию, он горизонтально взмахнул кинжалом. Гарота присела, чуть ли не шею уходя в воду, после чего быстро перекинулась один конец удавки через пролетающую над головой руку, поймав его сразу как мужчина оказался в ловушке. Девушка резко встала во весь рост, ударила лбом в не защищённое лицо противника, дезориентировав его, ввела руку с кинжалом в сторону, но пропустила удар в ухо. На какой-то момент Джинкс показалось будто мир вокруг неё взорвался, но девушка быстро взяла себя в руки и коленом сильно ударила в пах арбалетчика. После чего отпустила своё оружие и сломала бедолаге шею. Оставался последний противник. Тело мертвого арбалетчика начало падать и Гарота увидела, что последний из арбалетчиков целится в неё. Девушка готова была поклясться, что разглядела за проризями шлема хищную ухмылку. Раздался звук спускаемой титевы. Тело бывшей монахини сработало быстрее, чем хоть одна мысль успела придти ей в голову. 
  Джинкс нырнула, даже не удосужившись набрать в лёгкие больше воздуха. Под водой она ориентировалась лишь на память и собственные ощущения. Разглядеть что-либо в тёмной воде, да ещё и ночью, было слишком сложно. Где-то рядом послышался звук входящего в воду болта и Удавка мысленно поблагодарила Великого Мастера, что не почувствовала боли, от проживающего кожу и мышцы снаряда. Воздух кончался и Гарота вынырнула.
  Все таки боль ей пришлось почувствовать вместе с большим глотком воздуха. Как только Джинкс высунула голову из воды, ей в лицо ударило что-то твердое и тяжёлое. Мир снова "взорвался", но холодная вода, в которую девушка упала, немного помогла вернуться в сознание. Поднявшись на ноги, Удавка обнаружила, что смотрит прямо на наконечник болта. 
     Допрыгалась, овца?     Со злорадством проговорил арбалетчик. Это и было его ошибкой. Гароьа, воспользовавшись промедлением, бросилась на противника, уходя вбок. Титева спустилась и ключицу Джинкс обожгло болью. Девушка зарычала подобно дикой кошке. И с ловкостью, присущей все тем же хвостатым созданиям, проскочила за спину справедливым и запрыгнула на него, "обняв" его торс ногами, а шею локтевым сгибом, второй рукой Удавка скинула с мужчины шлем, после чего зубами вцепилась ему в ухо. Арбалетчиков орал и дергаться, пытаясь скинуть с себя девушку, но её ноги с силой сжимали его ребра, перекрывая кислород вместе с зажатым горлом. Гарота нащупала в сумке свой костет, кое-как накинула его на пальцы и несколько раз ударила в висок мужчине. Через пару секунд они оба плюхнулись в воду.
  Джинкс поднялась на ноги и выплюнула на ладонь оторванное мужское ухо. Несколько мгновений подумав, Гарота ухмыльнулась окровавленными губами и бросила "трофей" в бездонную сумку.
Вернуться к началу Перейти вниз
Като Санодо
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Чт 28 Июл 2016, 10:08
Справедливщик с двуручником зарычал подобно зверю, когда клинок пронзил торс в области живота. Резко вынув клинок, Като в один взмах полоснул воина клинком по шее, пока тот, выронив своё тяжёлое оружие схватился за бок. Небольшой всплеск алой крови распустился красными цветками на притоптанной траве.
В открытую брешь, откуда отскочил Санодо, уворачиваясь от атаки здоровяка, тут же ворвался другой противник, с ходу зарубив двух его товарищей, и окончательно разорвав строй отряда. В пылу схватки, ронин даже не осознал, как сильно подставил своих соратников, и даже не мог сказать, что происходит вокруг, перед ним просто вырос новый противник, схватка с которым ещё предстояла. Он был вооружён топором, который держал в левой руке, и мечом в правой. Из брони он мог похвастать потрёпанной, но добротной бригантиной, глухим шлемом с кольчужным хабуреком и металлическими поножами. Такое обмундирование не шло ни в какое сравнение с двумя жалкими наплечниками Като и щитом за спиной, который он подобрал из рук павшего товарища.
Началась схватка. С поразительной скоростью соперник ринулся вперёд, взмахивая топором наискось. Опасное тяжёлое лезвие топора ринулось вниз с верхнего левого положения вниз и немного вправо. Санодо резко ушёл влево, ныряя под удар, отчего топор лишь слегка чиркнул по кончику закрепленного на спине щита.
Мгновение, и направленный в левую ногу противника удар самурайского клинка был отведён в сторону мечом противника. Ещё секунда, и Като, рванул прямо на клинок врага, разворачиваясь и пытаясь попасть по горлу справедливщика колющим выпадом. Противник только тщетно попытался зацепить тьессарца бородой своего топора, но тот просто рассёк воздух в том месте где всего долю секунды назад была нога Като. Лишь благодаря удаче и выучке Санодо удалось не напороться на острие оружия справедливщика, однако выпад не остался незамеченным, и враг вовремя пригнулся, попытавшись достать ронина мечом.
«Отскочил» – Като резко разорвал дистанцию с противником и воспользовался возможностью выхватить, закреплённый за спиной щит, но должным образом закрепить его на руке он не смог.
Справедливщик явно не был рад наличию подобного преимущества у самурая, отчего с неистовством вепря ринулся на тьессарца, намереваясь разрубить топором щит ко всем этим чёртовым матерям.
АААХААРРР – взревел он, опуская удар на прочную защиту Като, отчего топор просто застрял в умбоне щита, едва не достав кисть островитянина.
Решив воспользоваться моментом, ронин резко рванул щит влево, надеясь, что ему удастся развернуть противника, попутно делая стремительный укол туда, где должен был оказаться бок справедливщика…
Вот только он не рассчитал, что противник просто отпустит своё оружие. Рывок получился чересчур резким, так как не встретил того сопротивления, на которое рассчитывал ронин. Инерцию щита с застрявшим в нём топором Като был просто не в силах погасить, потому оставалось только отпустить щит в свободный полёт.
Противник тем временем ушёл от укола вправо и замахнулся своим клинком, дабы раз и навсегда лишить Санодо не только меча, но и руки вместе с ним.
Отпустив свой клинок, самурай отдёрнул руку, едва успевая убрать её с пути вражеского удара, оставляя свой меч лежать на орошённой кровью воинов земле. Одним движением левой руки он выхватил кинжал.
Противник перехватил своё оружие обеими руками и вновь ринулся в атаку, намереваясь проткнуть Като в одном выпаде. Санодо тоже рванул к нему навстречу, уходя чуть правее, чтобы не попасть на острие меча справедливщика. Мгновение, и кинжал беспомощно скользнул по кольчужному хабуреку.
Положение складывалась чересчур скверно для тьессарца. Он был практически безоружным против противника в такой броне…
Внезапно грудь сковала сильная боль. Незамеченный лучник, буквально с пяти шагов, абсолютно безнаказанно пустил в Като стрелу.
Снаряд противника прошёл насквозь через грудь самурая, пробив лёгкое.

«Конец» – подумал он, падая сначала на колени, а затем на бок, не в силах даже сделать вздох…


                               Не мечом и не славой живёт самурай,
                               Его хлеб – желанье служить.
                               Душа его – честь и тихая гавань,
                               Лишь так надлежит ему жить.
Като Санодо                
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пт 29 Июл 2016, 09:55


«Холвудский Мордоворот», организовавший засаду на отряд Тристана, был не только пьяницей, дебоширом и знатным бойцом, но и имел какие-то представления о тактике и осторожности. Как-то обидно, в пикантный момент увлеченного ощипывания одного врага быть неожиданно схваченным за задницу врагом другим. Потому сир Базиль предусмотрительно расставил на дорогах наблюдателей, а на самом опасном направлении, ведущим в вудманский городок где располагался крепкий гарнизон, он организовал заслон из посаженных на деревья стрелков. Их было не много - десятка два. Такое количество не способно остановить крупный отряд, но зато способно его задержать и доставить массу неприятных моментов в виде стрел, неожиданно летящих с древесных крон.
Первый всадник, выгнулся дугой, получая в щель между доспехами несколько метких стрел и, со звоном полетел наземь. Секундой позже, споткнулся конь второго, падая на передние ноги и, как из катапульты, выбрасывая своего наездника из седла. Заглушая ржание раненных коней и крики, не ожидавших засады, воинов, над лесом полетел тревожный переливчатый звук охотничьего рожка, отлично слышимый справедливщиками у реки.
К чести бойцов наместника, они не поддались панике, а после короткого замешательства, даже определили откуда ведется обстрел.
- Они на деревьях!
Имевшиеся среди солдат стрелки (арбалетчики – конный лучник для империи это диковина) вскинули свое оружие, посылая ответные стрелы в кроны дубов, пытаясь попасть спрятавшихся в листве врагов, что было бы сложной задачей даже днем, не говоря уже о ночи с ее лунным светом и лесными тенями. С лязгом, завалился в кусты еще один всадник, поймавший стрелу в незакрытую шлемом часть лица. С одного из деревьев,  с треском ломая ветви, полетело одетое в зеленые одежды тело лесовика.  
- Не останавливаться! Вперед! Вперед! – Гнал своих людей командир полусотни, видя порывы некоторых спешиться и найти себе укрытие.
Сумел ли он, каким-то чудом, верно оценить серьезность заслона или же просто собирался прорываться к берегу не смотря ни на что – на этот вопрос мог ответить лишь он сам, но потеряв еще нескольких воинов, его отряд прошёл сквозь засаду, вырываясь на песчаный берег где все уже было кончено…


Вернуться к началу Перейти вниз
Тристан
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (лангобад)
Ремесло:: наемный солдат
Звание:: лейтенант виконта Альтберри


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Сб 30 Июл 2016, 17:19
Дыхание сбилось и каждый вдох уже с трудом вырывался из груди, ладонь же, сжимающая рукоять оружия, заметно тряслась и едва не выпускала из вот-вот готовых разжаться пальцев топор. Меч свой он уже где то потерял и продолжал драться чьим то подобранным топором.
Тристан видел смерть островитянина, когда стрела пронзила его грудь он упал на пропитавшуюся кровью землю, ставшей от этого грязью. Одного лишь взгляда вокруг хватило, чтобы понять - он остался один, а всадников так и не было видно, только крики поодаль.
Волком исподлобья северянин смотрел на приближающихся справедливщиков. Теперь ему оставалось продать свою жизнь подороже и не продешевить.
-Ну что, слабожопые! Кто посмеет сунуться первым и отправится проотцам! - яростно выкрикнул он охрипшим голосом, одаривая первого подскочившего к нему храбреца ударом топора по голове.
Шлемом тот был обделен и голова треснулся как переспевший арбуз, обрызгав кольчугу гвардейца осколками черепа с прилипшими к ним кусочками мозгов.
К несчастью Тристана окружили воины со щитами, зажимая со всех сторон. Свой же щит он только что откинул в сторону за ненадобностью. Железная обивка отвалилась и не хватало куска.
Никак ему не хотелось умирать, но бежать было некуда, вот только и бросаться сломя голову на щиты ему не хотелось. Он кружился, как загнанный зверь в поисках лазейки, но не успел и шага ступить, как почувствовал в затылке боль от удара и упал на одно колено, при этом выронив топор. Всё его существо кричало ему не вставать, но он упрямо начал подниматься, не смотря на плавающие круги перед глазами и последнее, что он увидел это была подошва чьего то сапога, а дальше темнота...
Вернуться к началу Перейти вниз
Гийом
Путник
avatar


Достижения :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: человек (эквилиец)
Ремесло:: Воин
Звание:: наемник


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Сб 30 Июл 2016, 22:43
Гийом ударил первого противника по сжимающей оружие руке, обломал остатки щита о плечо второго, ушёл в кувырок и подсекая мечом ноги третьего врага. Он вырвался! Вот они, спасительные кусты, осталось только нырнуть в них и пусть попробуют его догнать…
На этом ясность мысли его, как и его яростная атака, захлебнулись, потому, что на выходе из прыжка, Гийом столкнулся с какой-то боевой башней, или скорее, ветряной мельницей, если судить по частоте посыпавшихся на него ударов. Остатки левого наплечника улетели в сторону, разрубленные мощным ударом топора, потом следом за ними, вырвался из руки, воспарив птичкой в небо и меч «капитана». Последовавший, за обезоруживающей серии атак, крепкий удар в грудь, отправил Гийома в недолгий полет спиной вперед, закончившийся так же погано, как заканчивались до этого все его попытки взлететь. Правда, на песок падать не так больно и погано, как на крепкий стол или каменный пол, но все равно неприятно. Подняться не удалось – нога «ветряной мельницы» опустилась ему на грудь, вдавливая в пеоск.
Попался, пташка! – Победно воскликнул уже знакомый хрипловатый голос, после чего его обладатель, видимо приглядевшись к поверженному, с небольшой долей разочарования изрек. – А-а… нет. Это какой-то воробей, а не наш надутый фазан. Ты полежи пока…
Рядом с горлом, ободрав кожу на подбородке, воткнулась солдатская пика с расположенными под вытянутым наконечником широкими рогами полумесяца, прижавшего горло Гийома к земле, так, что «капитан» даже не мог приподнять голову.
- Вяжите его… - Распорядился другой голос, когда из-за леса протяжно и тревожно запел охотничий рожок…


____________________________________________________________
о Герое...

Имущество
Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Вс 12 Фев 2017, 20:24
Начало игры

Телега, поскрипывая, привычно подпрыгнула на колдобине. Мэвис привычно прокляла дороги, телегу и жадность своей родной гильдии. Давно уже пора купить новую или хоть старую хорошо отремонтировать, так нет же. Погоде от алхимички тоже досталось – хотя солнце светило ярко, воздух ещё не прогрелся, вот и выходило, что в тени или без плаща - холодно, а на солнце – сильно напекало развёрнутую к нему сторону. В общем, всё было не так и всё было не то. Будь воля Мэвис – она бы ещё чуток дома посидела, но травы её ждать не станут. Некоторые как раз надо собирать в апреле, вот и приходится тащиться в эту Гнилую Ладью, а там на болота. Ползучий красноцвет – растение полезное, особенно бутоны. И от болей в почках помогает, и от ломоты в суставах, да и в лечебный бальзам если добавить одна польза будет. Но Мэвис предпочла бы это дело покупать, чем за ним по болтам лазать, когда ещё даже не весь снег сошёл.
Хорошее настроение, кажется, было только у Гавки – собака радостно носилась по обочинам, расшвыривая прошлогоднюю листву и гоняясь за кем-то видным только ей одной. Громкий лай был слышен за версту и уже порядком надоел Мэвис. И даже пожаловаться некому на свою горькую долю: обрадовавшись временному, скорее всего, затишью в Ундервуде, торговцы почти перестали сбиваться в караванчики, предпочитая ездить поодиночке – быстрее, чем тащиться всей гурьбой, да конкуренты не досаждают. А ты теперь мотайся по дорогам одна в обществе только осла и собаки.
Пытаясь развеять свою скуку, Мэвис несколько раз пыталась приняться за "Начертательную магию для алхимиков", но описания фигур были ещё более унылыми, чем пейзажи вокруг, да и тряска мешала сосредоточиться на чтении. И сесть никак удобно не удавалось: Мэвис заёрзала на скамейке, пытаясь найти более-менее удовлетворительное положение, но без толку. Так что ей пришлось закинуть книгу куда-то внутрь телеги и продолжить пялиться в даль, надеясь, что уже скоро на горизонте появятся крыши деревни и она сможет хоть немного размяться. Даже болота не казались такими уж ужасными.
Вернуться к началу Перейти вниз
Алиша
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (тавантинка)
Ремесло:: Странствующий знахарь
Звание:: M.D.


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Вс 12 Фев 2017, 21:44
Бризингер----------->

Время близилось к полудню, когда Алиша уже отошла от города на приличное расстояние.
Отношения с ходьбой - особенно с долгой - у неё были примерно такие же, как у кошек - с плаваньем. То есть она вполне могла прошагать много миль в спокойном темпе, но искренне ненавидела это занятие.
Но, то ли так действовал прозрачный от солнца и холода воздух ранней весны, то ли Единый действительно спохватился и решил подтолкнуть знахарку - дорога доставляла Алише удовольствие. 
Неторопливый размеренный шаг, свежий воздух, пение первых птиц, трубочка в зубах (она не переставала удивляться тому, как редок в Амалирре навык курения на ходу) - всё это заставляло женщину едва заметно улыбаться.

План был таков: заночевать в Гнилой Ладье, после - более лёгкий переход до монастыря, а оттуда - уже рукой подать до ундервудского леса, где и намечался сбор ингредиентов.

И, словно Единый и впрямь внезапно расщедрился, вскоре на глаза Алише попалась небольшая повозка, догоняющая её. Остановившись и подождав, пока повозка подъедет поближе, Алиша увидела, что она запряжена не лошадью, а осликом, а единственный пассажир - безобидная дама средних лет.
Ну и пруха. Прям даже подозрительно. Как бы чего не случилось...
Алиша свистнула в два пальца и помахала рукой, привлекая внимание возницы.



Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пн 13 Фев 2017, 20:18
Через некоторое время на глаза Мэвис попалась фигурка кого-то, медленно идущего по дороге впереди неё. И охота же кому-то таскаться по такой грязи – не то чтобы глубокой, на самом деле, особенно не для телеги, но всё равно. Мэв преисполнилась сочувствием к этому кому-то. Так себе преисполнилась, на донышке.
Но фигурка тем временем приближалась, превращаясь, кажется, в женщину с сумкой.  Да, точно, это была ещё одна странница. Мэвис нахмурилась – с одной стороны, ей надоела компания только самой себя, так что было бы неплохо разжиться собеседницей, но что если эта женщина окажется собеседницей абсолютно ужасной? Как-то выкидывать человека с телеги, даже если он не очень, будет неудобно.
Тем временем женщина, кажется, услышала скрип колёс, так что она обернулась и заметила Мэвис. А она, надо заметить, лихо свистит – вот Мэв так и не научилась свистеть подобным образом, хотя пыталась в детстве. На этот свист тут же откликнулась азартным лаем Гавка. Ну, делать нечего – негоже людей на тракте бросать, мало ли какая беда случилась, помощь требуется, останавливаться надо. Сегодня ты кого-то бросишь, а завтра тебя – Исайя с небес всё видит, всё подмечает.
Создатель в помощь, – поравнявшись с женщиной, натянула поводья Мэвис и заметила курительную трубку у странницы. В этот момент Гавка, кажется, приняла незнакомку за ужасную посягательницу на вверенное ей имущество, и потому, налетев, залилась в ужасном лае. – Фу, Гавка, фу, смирно, тебе говорят! – собака заткнулась, но, обернувшись, с укоризной посмотрела на хозяйку: я так стараюсь, а ты даже не хочешь "спасибо" сказать. Эх, доля моя собачья...
Запах табака раздразнил ноздри Мэвис. Рот её наполнился слюной, и она быстро сглотнула, стараясь подавить желание закурить самой. Во-первых, в пути неудобно возиться с закручиванием цыгарки, а во-вторых от болотника у неё будут путаться мысли, а потом разболится голова – не лучшее состояние для похода на болото. Ох, и зачем она только связалась с этой пагубой...
Я еду в Гнилую Ладью, если тебе по пути – могу подбросить, – алхимичка кивнула головой на место на скамье рядом с собой. Скамья у телеги была узковата, на самом деле, и сидеть на ней было довольно неудобно, уж тут Мэв могла присягнуть на Священном Писании, но всё лучше чем пешком шагать, – ежели ничего плохого не замышляешь. Зовут меня Мэвис, – ей удалось натянуть что-то вроде дружелюбного вида, пытаясь не обращать внимания на соблазнительный дымок из трубки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Алиша
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (тавантинка)
Ремесло:: Странствующий знахарь
Звание:: M.D.


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пн 13 Фев 2017, 21:37
Первым делом Алишу встретил лай собаки. Небольшой пёс честно исполнил свой служебный долг, облаяв горбунью.
 - Цыц! - добродушно гаркнула она, скорее хваля собаку, чем затыкая.
Улыбнувшись, женщине, она полезла в тележку. Мэвис производила впечатление женщины, разменявшей четвёртый десяток и родившей уже несколько детей. Впрочем, так ли это было на самом деле, сказать точно Алиша не решалась. Несомненно было только одно: даже через табачный дым она чуяла запах алхимической лаборатории, намертво въевшийся в одежду Мэвис. Видение покорёженной мелким взрывом руки только укрепило её уверенность.
Да ещё и коллега. Мать моя мужчина...
 - Алиша. А ты тоже за красноцветом? - без обиняков начала женщина.



Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Ср 15 Фев 2017, 20:41
Да, за красноцветом, да, – несколько смущённо ответила Мэвис, сообразив, что она сейчас без перчаток. Саму Мэв не волновал вид её искалеченной руки – он давно стал просто дружественным напоминанием о том, что алхимия требует осторожности. В конце концов потеря пальца не так сильно сказалась на моторике. Но другие люди часто косились с неприязнью  и отвращением на её руку, как будто бы видели... наверное, напоминание о своей собственной уязвимости? В любом случае, ради спокойствия других Мэвис обычно прятала руку, но Алиша, кажется, отнеслась к этой небольшой детали весьма спокойно.
Алхимичка несколько воспряла духом  – тем лучше, если ей не придётся постоянно чувствовать себя виноватой за оскорбление чувства прекрасного всех окружающих. В конце концов, никто не выбирает оторвать себе пальцы взрывом. Мысленно возблагодарив Исайю за его мудрость, Мэвис хлестнула ослика вожжами, и телега, протяжно заскрипев колёсами, снова двинулась по дороге, покачиваясь на колдобинах.

---> Правый берег
Вернуться к началу Перейти вниз
Алиша
Путник
avatar


Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (тавантинка)
Ремесло:: Странствующий знахарь
Звание:: M.D.


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Ср 15 Фев 2017, 21:08
(Не обидешься, если умещу это всё в один пост?)))

---------->Правый берег.



Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пт 26 Май 2017, 02:11
---> Переход из Топи

  Колёса телеги мерно скрипели, и этот звук проливался бальзамом на душу Мэвис. У неё даже появилась надежда, что всё как-нибудь обойдётся. Не только их маленькая затея чуток обдурить крестьян, чтобы те не задавали потом Флинну лишних вопросов, а вообще всё. Такое неопределённое и очень всеобъемлющее "всё", которое должно закончиться хорошо, хоть и не понятно, как. Мэвис чуть наклонилась в сторону, чтобы посмотреть на высокую сгорбленную фигуру, едущую следом за ней на рыжем коне, с луком на поясе, котомкой на плече и с копьём через седло. Их путь пролегал вдоль полей, и иногда крестьяне окликали Флинна, желая удачной дороги. Мэв махала им в ответ. Фигура на коне не шевелилась. Гавка бежала следом за лошадью и пыталась цапнуть её за бабки или хотя бы облаять всадника, но Мэвис постоянно на неё шикала и собака только разочаровано скулила.
  Наконец впереди показался мост, а значит рядом была и дорога. Мэв уже устала трястись на колдобинах, объезжая Ладью полем. Она не рискнула проезжать через саму деревню, опасаясь, что кто-то что-то заметит и раскроет их нехитрый маскарад. Копыта ослика застучали по дереву. Мэвис была крайне рада оставить эту дурацкую деревню и всё, что с ней связано, позади. Ну, кроме Линн и Флинна, которые пока были с ней. Надо было выкинуть этого щупальчатого идиота в кусты, и всё на этом. Не-е-е-ет, надо же было сделать вид, что она хороший человек, что она не бросает других в беде. Мэв тяжело вздохнула, но звук потонул в очередном взрыве Гавкиного звонкого лая.
  – Хм, – она приподнялась на козлах, вглядываясь вдаль. Чёрных полей уже не было видно, как и людей кругом. – Я думаю, всё в порядке, можешь слезать.
Фигура на лошади разом сложилась в два раза, и Линн откинула капюшон с головы, облегчённо выдыхая и вытягивая ноги вперёд, чтобы хоть чуть-чуть их размять. Всё это время ей пришлось буквально балансировать на коленях, обхватив ими седло, чтобы создать видимость сидящего взрослого человека, укрытого плащом. К её лодыжкам были привязаны сапоги, которые до этого как будто бы были ногами в стременах. Конь нервно всхрапнул от начавшегося шевеления позади его головы, и Линн покорно опустила ноги обратно вниз.
  – Уф, как он вообще в этом ходит? – пожаловалась девчонка, разводя руки пошире, чтобы продемонстрировать толстую котту, и штаны, и перчатки. Вещи были в крови, и Линн очень нервничала, когда их надевала под увещевания алхимички, что так надо, что Флинн должен уехать из деревни, а иначе люди могут подумать всякое. – Я чуть заживо не сварилась, вот вам крест, теть Мэв, – заявила она, стягивая следопытов толстенный плащ на меху и сворачивая его в неопрятный комок. Волосы её и правда были мокрыми и слипшимися, а лицо блестело от пота.
  – Я думаю, у Флинна несколько другие приоритеты, чем комфортный теплообмен, – рассудительно заметила Мэвис, натягивая поводья. Ослик фыркнул и прянул ушами, останавливаясь. – Давай, слезай и переодевайся, – алхимичка сама спустилась с козел, чтобы достать для девчонки вещи, прихваченные из деревни.
  – Ладно, – покорно согласилась Линн. – Ток собаку уберите.
  Гавка под ногами лошади издала низкое недовольное рычание. Мэвис запихнула её в телегу к Флинну, где собака отвлеклась уже на него. Ну, пока она не пыталась откусить следопыту ещё одну щупальцу или раздербанить ему бок, жаловаться было не на что. Мэв вытащила из сумки небольшую котту, пока Линн, путаясь в слишком больших для неё рукавах и штанинах, пыталась выползти из Флинновой одежки. Забирать вещи девчонки из её дома пришлось чуть ли не с боем, к чему Мэвис была совершенно не готова. Она просто надеялась прийти и взять то, что ей было нужно, тёплую одежду и пару сменных камиз, а дома алхимичка купила бы Линн новые вещи, получше всего этого крестьянского тряпья. Но в доме Тришки оказался целый штат деревенских женщин, готовящихся к похоронам, если не самой Тришки, то хотя бы её сына, тот-то помер нормально, от чужих рук. То есть лап. То есть клюва. Неважно, в общем. Его можно было нормально хоронить, и местные женщины к этому готовились, окружив снова лежащее на столе тело мальчишки. Завалившуюся на порог Мэвис они (не все, конечно) окатили ушатом презрения. Алхимичка застыла, непонимающе нахмурившись, но имела наглость спросить, а где тут, собственно, вещи Линн? Женская толпа ответила нестройным гулом, который звучал не слишком дружелюбно, и на помощь Мэв пришла только жена того знакомого, которая тоже была здесь. Она отвела алхимичку в дальний угол и ткнула пальцем в большой сундук. Ну да, можно было догадаться. От женщин возле стола всё ещё исходил бубнёж, и Мэвис, роясь в вещах, насторожила уши, пытаясь выяснить причину такого недовольства народных масс. Там было что-то про «городскую бля д ь», и «как она смеет тут показываться», и «довела Тришку», и «а самой лишь бы с утра пораньше да...» Дослушивать она не стала. Страшная догадка закралась в голову алхимички. Широко распахнув глаза и рот от удивления, потому что ей, далёкой от любых горизонтальных занятий, кроме сна, и в голову не могло прийти, что про неё могут подумать... ну, такое, она повернулась к своей знакомой, мимикой активно выражая вопрос: «Вы вообще нормальные?»
  – Просто не обращай внимания, – повела плечом женщина. Мэвис кивнула, принимая логичный совет и наконец определяясь с тем, что ей с собой забрать. Не то чтобы выбор был большой. Однако от её знакомой так и исходило желание задать вопрос. Алхимичка подняла на неё взгляд, мол, валяй уже.
  – Ну он хоть хорошенький? – доверительно спросила знакомая, прижимаясь поближе к Мэв. Та закатила глаза куда-то очень далеко.
В общем, она была рада вырваться из этого наполненного шипением и причитаниями по погибшему ребёнку филиала ада на земле. От покрасневших ушей Мэвис можно было бы зажигать спички. Она правда не ожидала такого поворота вещей. Ну хоть священник нормально себя повёл: алхимичка понятия не имела, оставлял ли следопыт письмо в Бризингер у него, если вообще оставлял, но среди найденных Линн в лесу вещей никаких бумаг не было, так что Мэвис заявилась к первому наиболее вероятному автору письма, только чуть смущённо кашлянув: «Насчёт того письма...» Если бы оказалось, что Флинн забирал с собой письмо, она бы с чистой совестью сказала, что оно сгинуло в неравных боях с волками и шаманами, но священник, согласно бормоча «да-да-да» подорвался с места и вскоре сунул бумажный конверт Мэв в руки, благословив её и Флинна в счастливый путь. Да уж, для следопыта пути счастливее и быть не могло, в самом-то деле.
  Самым сложным было забрать Флиннову животину. Мэвис спросила у священника, к кому идти, хотя и здесь вариантов было не так много. Только одна, наверное, семья в деревне могла с баронского плеча пожаловать неизвестному хрену из леса лошадь. На стук щеколды из разукрашеной избы показалась хозяйка дома – женщина, выше и шире Мэв в полтора раза. Она, конечно, насторожилась, а чой-та Флинн сам не пришел за своей конягой, али брезгует теперь простым людом, но Мэвис постаралась убедить хозяйку в том, что следопыт просто застеснялся после вчерашнего. Хозяйка согласилась с тем, что Флинн – ужасно стеснительная лапочка, надо уметь принимать заслуженную благодарность, и Мэв пришлось убить где-то четверть часа, обсуждая этот очень важный вопрос и стараясь не закричать вслух, что лежит этот ваш Флинн, волками подранный, и так и лежал бы, если бы не она, пока мальчишка, видимо, сын хозяйки, седлал коня и собирал припасы в дорогу. «Свежие, а то старым-то уже почитай несколько дней, что ж такого хорошего человека тухлятиной кормить,» – пояснила любезная хозяйка (на самом деле баба весьма ворчливая и склочная, насколько её знала Мэв, но, похоже, Флинн умудрился растрогать всех кругом), лично осматривая переметные сумы. Алхимичка, уже сорвавшая внутренний голос от бесконечного вопля в душе, только молча кивнула. Кажется, провожали её подозрительным взглядом: а ну как потырит запасы, которые ей не предназначались? Мэвис потом посмотрела в сумки, снабдили Флинна от души, и мясо копчёное, и хлеб без опилок, и даже малюсенький горшочек с мёдом, но пока она уходила из деревни злая и раздражённая. Как так – скакали по болотам вместе, но молодец только Флинн, а Мэв – потаскуха городская? Вот и помогай людям. Она досадливо что-то проворчала себя под нос. Как будто бы до этого людская неблагодарность была для неё тайной, а вот поди ж ты, всё равно обидно.
  Доехать на телеге до места, где Мэвис оставила Линн со следопытом было не так просто, но она управилась. Сложнее было уговорить девчонку выдать себя за Флинна и потом нарядить её так, чтобы ничего не отвалилось в самый неподходящий момент. Раздетого до нижнего белья и верхней рубашки следопыта уложили в телегу и заботливо укрыли одеялом. По мнению Мэв, конечно, он бы и без одеяла прекрасно обошёлся, но Линн сама всё устроила, открыв сундук, где алхимичка это одеяло хранила, и не оставалось ничего, кроме как комфортно устроить Флинна, хотя ему явно было всё равно.
  Но теперь это всё было позади. Телега мерно катилась по дороге, и с каждой минутой Мэвис чувствовала себя спокойнее. Она знала неплохое местечко в лесочке неподалёку, там можно будет остаться на ночь, пока Флинн не придёт в себя. Линн, которую приключение с переодеванием вроде бы немного взбодрило, уже очень скоро снова понурилась и сидела рядом с алхимичкой на козлах с абсолютно отрешённым лицом.
  – Эй, – Мэв протянула руку, чтобы взять ладонь девочки в свою. Та повернулась к ней в молчаливом ожидании. Алхимичка замялась. Ей было не просто говорить такие слова, наверное, никому не просто, но она должна была что-то сделать, да? – Я... я хочу сказать, что понимаю, что ты многое пережила и что ты сейчас винишь себя во всём, – Линн согласно кивнула, глаза снова на мокром месте, и Мэвис утешающе погладила большим пальцем внутреннюю сторону ладони девочки, продолжая её сжимать. – И я хотела бы, что бы я могла доходчиво объяснить, почему это не твоя вина, но я не могу и я просто... – Мэвис прервалась, прижав костяшки кулака с зажатыми в нём вожжами ко рту, чтобы не расплакаться уже самой. Ей было жалко Линн, её братьев, себя саму и подранного Флинна, их всех, оказавшихся в этой абсолютно нелепой и печальной ситуации, тем более, что не все из неё выбрались. – ...в общем, если... если я могу сделать для тебя что-то... если тебе что-то нужно, то ты только скажи, ладно? – она сжала ладонь девочки чуть сильнее, скрепляя своё обещание. Линн, снова ревя во весь голос, крепко прижалась к Мэвис. Алхимичка правда ужасно устала от этого постоянного плача, но ей ничего не оставалось, кроме как набраться терпения. Когда-нибудь эти раны перестанут так болеть. Может быть, однажды Линн даже сможет простить себя за то, что случилось, хотя в этом Мэв уже сомневалась. Но пока что всё, что она могла сделать, это только подставить своё плечо в буквальном смысле, что девочка могла выплакаться столько, сколько в неё влезает. Каждый из нас справляется с болью, как может. Подумав об этом, Мэвис отчаянно захотела курить. Исайя, ну вот не сейчас.
  Место в лесу правда было хорошим. Достаточно удалённым от дороги, природа кругом симпатичная, сосенки вон всякие, клёны, ручей неподалёку, и, что важно, люди на этой поляне бывали крайне редко. Торговцам они ни к чему, до Ладьи не далеко, останавливаться на ночлег лучше там, случайным путникам сюда ещё забрести надо. Вот Мэвис тут оказалась только потому что ей показал это место один из её знакомых среди торговцев, когда караван случайно остановился рядом (сломалась ось у одной телеги), а он его нашёл, потому что у него собака убежала в лес и пришлось идти её выкликивать. По крайней мере, тот мужик так утверждал, кто его знает, правду говорил или нет.
  Первым делом (ну, после того как привязали коня и ослика к подходящему деревцу и задали им корм) они с Линн занялись едой, потому что с утра никто из них не поел, а после всех этих приключений силы восстановить надо. Хворост для костра собирала Линн, у Мэвис спина не гнулась после упражнений с Флинном. Не тех упражнений, про которые в деревне подумали. Упражнений на поднятие тяжестей. Алхимичке хотелось тайком пнуть следопыта в раненый бок, пока Линн не видит, потому что всё люди козлы, но это было бы несправедливо. Флинн-то не виноват, что народ выдумывает всякое. Вообще, она даже дала ему разбавленного ключевой водой вина – у него же наверняка обезвоживание после такой потери крови, надо было раньше догадаться дать следопыту попить. Заодно Мэв удовлетворённо констатировала, что Флинн наверняка задержится в мире живых до очередной своей глупости: дышал он теперь намного глубже и на ощупь потеплел. И Норшу, лежащая на сундуке и всё ещё укутанная в тряпку, чтобы не дёргалась лишний раз, наконец получила свою воду с парой капель маковой настойки, налитую в ступку за неимением плошки. Сова тоже, видимо, была не против промочить горло, а вскоре спокойно дремала, зажмурив глаза. Алхимичка понадеялась, что она не переборщила с лаунданумом. А потом неудобно выйдет.  
  Запах готовящейся похлёбки из солонины был, конечно, потрясающим. Мэв ожидала, что Гавка будет крутиться рядом в ожидании подачки, но та куда-то убежала. Видимо, компания Линн собаке не нравилась настолько, что она решила лишний раз сбегать на охоту, чем торчать рядом. Гавка, надо сказать, отлично ловила всяких мелких грызунов, Кёртисы постоянно запускали её в подвал, чтобы избавиться от крыс, и одалживали соседям с той же целью. Мэвис грустно вздохнула, помешивая булькающее варево. Она надеялась, что собака в скором времени привыкнет к Линн.
  Мэв, как обычно, не очень разбирала вкус еды, но девчонка умяла свою порцию с аппетитом, так что получилось неплохо, наверное. После этого алхимичка в отдельном маленьком котелке заварила для Линн травяной сбор (успокаивающий, хотя и не сказала об этом) и намазала ей хлеб мёдом, взяв и то, и другое из Флинновых запасов. Ну куда ему с такими кусалками мёд, правда?
  – Я вот тут подумала, – задумчиво сказала Линн, подперев рукой подбородок, пока Мэв, осторожно сняв Норшу с её насеста, рылась в лабораторной посуде, пытаясь понять, куда она задевала реторту. Та могла бы сойти вместо чайничка, чтобы поить Флинна. Надо будет ему попозже дать бульона, на такое быстрое восстановление уходит много ресурсов организма, подпитка не помешает. – Почему никто не пришёл ему на помощь? – спросила она, явно имея в виду следопыта. Алхимичка обернулась к ней через плечо. – Ну, он же был не так далеко, наверняка кто-то должен был услышать крики в лесу, нет? – печально покосилась Линн на укрытого в недрах фургона Флинна.
  – Он не кричал, – коротко буркнула Мэвис, возвращаясь к своему лабораторному сундуку. А, вот же реторта, под самым её носом, забери её Сатаниэль. Нет, лучше не надо, посудой разбрасываться не стоит. Уточнять, что даже если бы Флинн орал как резаный, всем было бы плевать, она не стала.
  – Что? Почему? – не поняла Линн. Мэв не слишком хотелось это обсуждать, но уж больно растерянной была девочка. Возникла пауза, пока алхимичка водворяла Норшу обратно на сундук. А ну как Флинн во сне ногой дрыгнет и прямо по её ранам?
  – Я была в нескольких шагах от него, когда волк откусил ему щупальцу, и он не издал не звука, – снова повернулась Мэв к Линн, доставая реторту из сундука и смотря на солнце – не надо ли её помыть лишний раз? А, ладно, и так сойдёт. – Я не думаю, что он вообще может кричать, – добавила она, отчего-то очень буднично.
  Лицо Линн в очередной раз исказилось от подступивших рыданий. Мэвис, проклиная про себя следопыта, попыталась её как-то утешить. В общем-то, она была солидарна с девчонкой в этом вопросе, не иметь возможности даже заорать, когда тебя жрут волки – это как очень хреново, но в данный момент Мэв была готова собственными зубами загрызть Флинна, потому что Линн из-за него снова плакала. Мудак этакий.
  Кстати, о птичках. Мэвис вспомнила, что её собственная камиза была живописно заляпана кровью. Она расстегнула котту, чтобы убедиться в этом самолично ещё раз. Так и есть – тёмно-синие разводы на белой ткани смотрелись каким-то искусством, не имеющим формы, но только ощущение. Ощущение было так себе, признаться честно.
  – Надо постираться, – мудро заключила Мэвис, поднимаясь с постеленного на траве плаща, чтобы достать щёлок и новую нижнюю рубашку.
  – Правда что, – с удивительным энтузиазмом согласилась Линн, тоже залезая в телегу. Она достала свёрток из Флинновой одежды. – Ну, – чуть стушевалась она под взглядом алхимички, – не может же он ходить в заляпанных кровью вещах, правда ведь?
  – Я ему не прачка! – гордо отрезала Мэв, складывая руки на груди. Вот ещё, перетопчется. Потревоженная Норшу ухнула во сне.
  – Ладно, – не стала настаивать Линн, залезая внутрь фургона с ногами, чтобы стащить со следопыта ещё рубаху. – Я сама всё сделаю, честное слово, теть Мэв, – спокойно объявила она, даже с какой-то гордостью.
  Мэвис только молча открыла рот. Алхимичка понятия не имела, почему этот хер валяется без сознания и его все любят, а она тут бегает, жопу рвёт – и, пожалуйста, пойдите нафиг, теть Мэв, без сопливых солнце светит. Что в её жизни пошло не так? После короткой внутренней борьбы она сдалась, и предложила Линн взять ещё и нижнюю рубашку в стирку, чего уж там. Брэ они оставили как есть, молча согласившись между собой, что в этом вопросе каждый сам за себя.
  Вода в ручье была ужасно холодной, и вскоре у Мэвис заломило в руках. В общем-то, это была единственная причина, по которой она ввязалась в обстирывание Флинна – Линн пришлось бы несладко, пытайся она это всё отмыть сама. Сначала, конечно, они как следует сдобрили кровавые пятна щёлоком и прождали некоторое время, говоря о какой-то незначимой ерунде, но даже это не сильно помогло. На светлой ткани камизы так и остались светло-голубые, как раствор медного купороса, пятна. Тёмный материал следопытовой одежды, конечно, выглядел получше. По крайней мере, не было уже засохшей кровяной корки, пусть скажет спасибо и на этом.
  Пока Мэвис выжимала вещи, поскольку у неё-то сил было побольше, Линн всё-таки призналась, что ей просто нужно сейчас что-то делать. Чтобы отвлечься. Чтобы не думать. Мэв хотела бы поговорить с ней о том, что всё-таки произошло там на болотах в первую очередь, но пока она не рисковала лезть к девочке с такими вопросами. Может, конечно, сейчас лучше, чтобы не тревожить её потом, когда всё хоть чуть-чуть уляжется, но... Была ли сама алхимичка в состоянии вынести эту историю? Хотя откладывать не стоило – Линн была оборотнем, и Мэвис необходимо было знать как можно больше о ней, чтобы понять, как обезопасить окружающих от Линн и наоборот.
  Вернувшись к телеге, Мэв стала прикидывать, где бы оставить сушиться бельё, а девочка подошла к телеге, снова заглянула в неё и издала звук, в котором в равной мере было отвращения и умиления.
  – Оуууй, – протянула она, разглядывая что-то на полу. Пропустить столь необычное сочетание эмоций Мэвис не могла, поэтому, конечно, подошла посмотреть тоже, хотя очень уж хотелось избавиться от мокрых и холодных вещей в руках.  Возле сундука, который был насестом для Норшу, высилась горка задушенных зайчат. Очевидно, Гавка наткнулась на целый выводок, а потом принесла подарок для пернатой товарки. Добычу для Мэв собака обычно выкладывала на козлы, но, очевидно, хозяйка впала в немилость после того, как связалась со всякими оборотнями и непонятными тварями типа Флинна. – Это так мило, – наконец постановила Линн, протягивая руку, чтобы погладить Норшу, хотя так-то следовало Гавку. Мэвис оглянулась в поисках собаки, но той не было видно, пока алхимичка не догадалась заглянуть под телегу – Гавка устроилась дремать именно там, очевидно, исполненная чувства выполненного долга.
  Зайчат переложили с пола на сундук, поближе к сове, чтобы та могла перекусить, когда проснётся, а потом Линн взялась за иголку с ниткой и, соответственно, починку вещей Флинна, даже ещё мокрые. То, чем она не занималось, сохло на крыше фургона. Мэвис, собрав остатки гордости, за шитье браться отказалось, уж с этим-то девчонка точно справится. Она достала свой учебник по начертательной магии и забралась на козлы, и вскоре довольно нудный тон изложения и сложные схемы сделали своё подлое дело: наклонив голову на плечо, Мэв задремала там же, где и сидела.
Когда она проснулась, солнце уже почти скрылось за горизонтом и в лесу сгущалась темнота, более густая от того, что небо затянуло облаками. Мэвис неуютно поёжилась, но позади телеги явно трещал костёр. Алхимичка обогнула телегу. На плаще, очевидно клюя носом, сидела Линн с сетью на коленях. Возле неё была большая куча хвороста.
  – О, привет, – сонно протянула она, поворачиваясь к Мэв.
  – Я вижу, ты времени даром не теряла, – алхимичка обвела взглядом поляну, усаживаясь рядом. Вещи, сушащиеся на крыше фургона, были определённо зашиты, хворост тоже не сам из леса пришёл, да и сетью девочка тоже не просто так обнималась.
  – Да-а, – устало, но довольно протянула Линн в ответ, прижимаясь к плечу Мэв. Та почувствовала какое-то внутреннее тепло. Ну или это всё костёр. – Я дала Флинну бульон из той колбы, что ты достала, – «это реторта,» – захотела поправить её Мэвис, но сдержалась, – и потом воды, ты же говорила, ему надо пить, – пробормотала она, постепенно затихая и моргая всё с большим трудом. – Знаешь, он не такой страшный, если к нему привыкнуть, – добавила Линн, совершая усилие над собой и снова широко открывая глаза.
  – Тот ещё очаровашка, конечно, – пробурчала себе под нос алхимичка, всё ещё дивясь удивительной популярности Флинна. Ещё чуть-чуть и ему молиться начнут, наверное. Девчонка только зажмурилась и едва заметно улыбнулась, показывая, что услышала Мэв. Гавка выползла из-под телеги и подоткнулась к другому боку, благородно не обращая внимания на Линн.
  – Вот, потом я собрала хворост на ночь, и дала ему ещё то зелье, и снова насыпала овса, – пустилась в перечисления девчонка и махнула указующе в сторону коня и осла с мордами, уткнутыми в торбы. – И, и... – она сбилась, широко зевнула и замялась, вспоминая, где же остановилась. Мэвис слушала с её с лёгкой улыбкой, спрятанной в глубокой тени от костра. – И вот сеть, да... Знаешь, мне Мервин показывал, как их чинить... – глаза Линн подёрнулись дымкой, пока она рассказывала, глядя на пляшущие языки пламени. Мэв была рада, что та смогла вспомнить что-то хорошее. – Он жил по соседству вместе с нами. Оливер всегда смеялся, что я... что я... – она вдруг осеклась, отстраняясь от Мэвис. Улыбка пропала с лица алхимички. Ох нет, только не... – Он больше не будет смеяться, никогда, – прошептала Линн, но у неё, кажется, даже не осталось сил, чтобы заплакать. У Мэв внутри всё сжалось от необходимости и невозможности утешить несчастную. Исайя, за что этому ребёнку такие страдания? – Как это может быть не моей виной?! – выкрикнула она, и алхимичка вздрогнула от неожиданности, как и Гавка. Из глубины телеги раздалось встревоженное уханье.
  – Ты не выбирала, кем родиться, – тихо ответила Мэвис, поправляя выбившуюся прядку из косы Линн. Она расчёсывалась сегодня? И почему сейчас самое время об этом думать? – Не выбирала Треш... Роншерта себе в отцы, – всё ещё негромко, но уже много твёрже сказала алхимичка. Наверное, следовало сказать что-то ещё, но сама Мэв недостаточно проснулась, чтобы вести такие разговоры, а Линн уже была слишком сонной для них. Девочка только свесила голову, и не было похоже, чтобы она особенно прислушивалась к алхимичке. – Я думаю, сейчас тебе лучше пойти спать, – попыталась мягко увещевать её Мэвис. На самом деле, она так не думала. Как будто бы сон вернёт Линн её братьев, как будто бы он уменьшит её страдания. Но что ещё оставалось ей делать сейчас? – Пойдём, – встала алхимичка, намереваясь помочь девочке устроиться на ночь.
  – Ты врёшь, – вдруг заявила Линн, устало, но очень уверено, как будто бы это было такой же прописной истиной, как то, что солнце восходит на востоке. И всё-таки она встала и позволила уложить себя на сундуке в компании мерно сопящего в обе дырки Флинна на полу и Норшу на другом сундуке. Мэвис всё гадала, почему Линн сказала то, что сказала, и именно так, как сказала, получше подтыкая тёплый плащ вокруг маленького тельца.
  Бумагу для цыгарки она вырвала прямо из своей книжки по начертательной магии. Там было введение, которое абсолютно не жалко. Этот лист подвергался нападкам не впервой. Табака в кисете было на последний раз. Мэвис подожгла цыгарку от костра, подкинула в него ещё хворосту, и пошла к краю поляны, чтобы не дымить на Линн. Гавка увязалась следом, сопя и виляя хвостом.
  Она чувствовала себя сползающей в пропасть, чёрную и глубокую. Делает что-то, делает, а всё в результате ухает в никуда. Или сползает в ту же пропасть. Особенно Линн. Да, особенно Линн. Мэвис сделала нервную затяжку. Огонёк цыгарки горел в ночи, как звезда, снятая с небес держащим обещания любовником. Она знала, что чуда не будет, что Линн ещё долго будет плакать, и корить себя, и страдать, и ей будет плохо, и что усилия Мэв по большей части будут безрезультатны... Но, Исайя, как же это... Угнетало? Истощало? Вымораживало? Да, вымораживало, весенние заморозки и первая храбрая зелень, убитая внезапным предательством, вот что это было. Наличие Линн рядом выпивало буквально все душевные силы Мэв, но у неё не хватало храбрости перечеркнуть и выкинуть всё, что она пережила за последние несколько дней, чтобы добраться до Линн. Столько усилий и в никуда? Просто сказать, что это не её проблемы? Избавиться от всех возможных угрызений совести так же просто, как она сейчас выдыхает дым? Могла ли она это сделать?
  Ноги отказывались держать Мэвис, и она сползла вдоль какого-то ствола, согнулась пополам и уткнулась лбом в колени, отставив руку с сигаретой. Гавка поспешила пролезть между животом и шеей хозяйки, то ли устраиваясь там, где ей хотелось, то ли предлагая поддержку. Мэв потрепала собаку между ушей свободной рукой. И усмехнулась. Мэвис нашла Гавку на улице, возле здания гильдии. Кто сильно её избил, и собака, даже ещё щенок, скулила от боли и провожала недоверчивым взглядом людей. Мэвис взяла её домой. Отпоила зельями. Гавка стала ей доверять. Не всем остальным членам семьи, нет, их она стала подпускать только через пару лет, но Мэвис получала любви и обожания сполна. Значит ли это, что они с Флинном тоже могут быть друзьями? Всё ещё иронично усмехаясь, она сделала последнюю затяжку.
  – На помощь он не мог позвать, – пробурчала она себе под нос, туша остаток цыгарки о землю рядом с собой. – А я как будто бы могу, блять, – со злостью выкинула она окурок куда-то туда. Как будто бы кто-то услышит. Как будто бы кто-то придёт на помощь.      
  Пошёл лёгкий дождь, и лес заполнился печальным шёпотом. Мэвис не очень хотелось возвращаться обратно к телеге, что ей там делать? Она только с пустой головой смотрела на костёр...
  – Твою ж мать, бельё! – просипела алхимичка, резко подрываясь с места. Обиженная Гавка недовольно вякнула, сваливаясь с колен. Мэвис быстро собрала всё с крыши в одну кучу (хорошо, что вещи всё-таки успели высохнуть) и, неудержавшись, мстительно бросила этот кулём в лицо следопыту. Ну или что там у него. Правда, где-то там ещё была и её собственная нижняя рубашка, но ладно. Вспомнив деревенские слухи, Мэв гаденько захихикала, правда, про себя, чтобы не разбудить Линн. Пусть понервничает с утра, пытаясь вспомнить, а что вообще было. Пододвинув Флинновы ноги, чтобы не мешались, алхимичка села на пол телеги, прячась от дождя под единственной крышей, что у них была. Надо будет дать ему ещё последнюю порцию зелья чуть позже ночью.  Дождь чуть усилился, и Гавка тоже прибежала прятаться под крышу. Её Мэв устроила на сундуке рядом с Норшу. Сипуха была единственной, кто не вызывал отторжения у собаки из их с Мэвис новых знакомых.
  – Жизнь зла, подружишься и с совой, – философски заключила алхимичка, созерцая безуспешные пока попытки небес затушить огонь. Хм, надо бы убрать хворост под телегу, может, не так отсыреет. Или уже поздно? Мэв хотелось бы спросить совета хоть у кого-нибудь, но Норшу с Гавкой хранили молчание, а больше поговорить кругом было не с кем.
Вернуться к началу Перейти вниз
Флинн
Путник
avatar


Награды :

Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: монстр
Ремесло:: следопыт
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пт 26 Май 2017, 21:08
Если спящему человеку отрубить голову, то вряд ли он когда-нибудь осознает, где закончился его сон и был ли он вовсе. В смерти нет сознания, нет бреда, нет страха, нет чувства времени, её нельзя назвать даже покоем - можно ли звать спокойным человека, чья голова лежит неподобающе далеко от всех остальных органов?
Вряд ли.
Из забвенного сна Флинна вырвал тонкий вскрик, детский, который затем перешёл во всхлипы. Он вздрогнул и почувствовал, как туловище прострелило вспышкой боли, будто вновь в бок вцепились жадные до нечеловечьего мяса челюсти. Охотник не вскрикнул, с губ сорвался только едва слышное сипение, единственный способ выражения страдания. Флинн сжал зубы, силясь разлепить веки. Слабость овладела им скорее, чем он сумел понять, что вообще происходит, и охотник вновь провалился в беспамятство, захватив с собой лишь болезненную тревогу.
В редких видениях он зрел тот самый миг, когда копьё уже было брошено, но старый шаман вновь смотрел на него, недолго - почти секунды до того, как клинок Мэв перерезал ему горло, и синие глаза навсегда потускнели. У его дочери были такие же глаза - синие, скорбные.
Мёртвые.
Флинн неслышно закашлялся, и от движения загорелся бок и правая рука. В глаза ударил луч солнца, а истрескавшийся язык уже не чувствовал вкуса. Только чуть заметный травяной запах остался. Он попытался нащупать левой рукой листву под собой, ту же листву, которую сжимал в ладонях, когда в бреду ли, в агонии видел Роншерта. Что-то задержало охотника в мире живых, и тот решил этим воспользоваться... но листвы не нащупал. Под ним было дерево.
Диргравеск открыл глаза и вздрогнул, уже не обращая внимания на боль, и неуклюже перевернулся на правый бок, потревожив и изорванную правую руку. Он зашипел и зажмурился, чувствуя, ещё немного, и слёзы сами по себе побегут.
Следопыт растерянно осмотрелся, чем вызвал у себя приступ тошноты, закружилась голова, лицо покрылось испариной. Он не понимал, как мог здесь оказаться, когда успел сюда дойти... что это за место вообще такое?
Флинн шумно упал обратно на спину, хрипло вздыхая, чувствуя себя тем самым карпом, пойманным Джетти. Когда боль немного утихла, то охотник поднёс левую ладонь к лицу, и его сердце ухнуло куда-то в пятки - в большей степени не от того, что мизинца, как и части ладони под ним ныне не было, но от того... что заметил следы швов!
Сам Ди помнил лишь то, как рухнул на листву где-то в чащах, но вот то, что он себя зашивал - вот хоть снова подери волк, не помнил совсем.
От осенившей мысли он смутился, уверенности ради коснувшись бока, который болел пуще всего. Его кто-то перевязал? Это всё было похоже на бред куда больше, чем все его сновидения за прошедшую ночь вместе взятые. Когда окружение перестало вокруг плыть, словно размытые дождём краски, то он заметил...
- Линн? - охотник ошеломлённо уставился на спящую девочку, естественно, не заговорив с ней мысленно, дабы не разбудить. Её лицо было опухшим - заплаканным. Дыхание спёрло, Флинн совсем перестал понимать происходящее. Норшу, что же с ней? Кто ему помог? Почему? Что с Мэвис, и почему Линн одна? Что она здесь делает? И ведь она тоже теперь знает о нём...
Диргравеск поджал щупальца, едва морщась от боли. Ему было неуютно с открытым лицом... да и не только лицом, да, кстати. Он был смущён, растерян и напуган, а стыд горячей волной обдал его до самой макушки.
Столько вопросов и так мало ответов.
Горло сковывала жажда, а тело ныло так, будто несколько раз прокатилось кубарем по всему плёсу у Ладьи. Флинн закрыл глаза, пытаясь собраться с силами и успокоиться.


Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Вс 28 Май 2017, 22:20
Мэвис хотелось бы, чтобы остаток ночи прошёл спокойно, но куда там. На некоторое время ей действительно удалось погрузиться в дрёму, когда тело осталось где-то там, а разум свободно блуждал про грани между сном и явью. Мэв снилась какая-то ерунда. Кажется, она что-то искала, но никак не могла найти, а когда всё-таки нашла - результат ей сильно не понравился, и алхимичка проснулась. Она спрыгнула на землю с телеги и посмотрела на небо. А смысл, если определять время по луне или там звёздам не входит в число её талантов? Ну, положим, уже пора было давать Флинну последний пузырёк с зельем.
   Надо было будить Линн, серьёзно. К сожалению, это здравая мысль посетила Мэвис слишком поздно, чтобы она могла отступать. В телеге, набитой спящими девочкой и следопытом, его вещами и оружием, сундуками, зельями, провизией, совой и собакой для крупногабаритной алхимички места было слишком мало. А уж ползать в полутьме, одной рукой пытаясь нащупать, что из этого вороха ткани, одеяла и чуть прохладной кожи - рот Флинна, удовольствие ниже среднего.  Вот только бы он сейчас не очнулся, иначе Мэв будет не просто объяснить, а что это она тут его щупает по всех местах.
  Обратно из телеги на свежий воздух Мэвис выползла с полнейшим убеждением, что елозить напротив кого-то в темноте - плохая идея, и чего люди так с ума по этому сходят тоже не понятно. Не то чтобы она не считала так до этого, но теперь это был подкреплённый практикой вывод. Такой ужасный стресс надо непременно заесть, поэтому алхимичка с надеждой заглянула в закрытый крышкой котелок и обнаружила там остатки дневной похлёбки, которые радостно прикончила. Мытьё посуды Мэв решила отложить до завтра. Если пойти сейчас к ручью, то она в нём с большей вероятностью утопится, чем просто наберёт воды.
  Вдруг ночную тишину разрезали тонкие всхлипы. Очевидно, Линн приснилось что-то очень не хорошее, и она, проснувшись, расплакалась. Или проснулась, потому что заплакала. В любом случае, Мэвис пришлось её утешать и укладывать заново. Слава Исайе, обратно девчонка уснула почти сразу же, но это не было концом приключений для алхимички. Не успела она убедиться, что Линн дышит размеренно и ровно, как к воздуху, и без того не слишком свежему, потому что на поляне целый день стояли конь и осёл, добавился весьма ощутимый запах свежего птичьего помёта. Мэв только тихо выругалась сквозь зубы и принялась раскутывать Норшу. Загаженную тряпку алхимичка выкинула в кусты, на ещё одну стирку у неё точно сил не хватит. Вдобавок, она понятия не имела, насколько хорошо отстирывается совиный помёт. И связываться с ним точно не хотела. Чтобы закутать сипуху, пришлось снова лезть в недра телеги. На этот раз Мэвис выудила из глубин гдетотамия  (опять обжимаясь со следопытом больше, чем ей хотелось бы) тёплую Флиннову рубашку. Не то чтобы она надеялась, что Норшу обосрёт и это дело, особенно после того, как Мэв только-только отстирала эту рубашку в ручье, но Линн спала на сундуке с бытовыми принадлежностями, да и больших тряпок у алхимички уже не было, а сову ещё стоило подержать неподвижной - благодаря зелью исцеления раны её заметно срослись, но ещё не до конца. Мэвис замотала сипуху в плотную ткань и налила прихваченный в поисках рубашки целебный бальзам в ту же ступку-плошку. Алхимичка не знала, когда Норшу снова сможет летать, потому что перьев у совы заметно поуменьшилось, но от ран ей страдать не придётся.
  Разобравшись и с этим, Мэв ушла сидеть на козлах и предаваться думам о вечном. Думы предательски соскальзывали с высоких тем на проблемы более бытовые: как объяснить родителям Линн и отдельно матери - кучу потраченных зелий, уволят ли её теперь из Гильдии, кто виноват и что делать. Наверное, другие люди в это время переживали бы произошедшее с ними за последние дни, но часть Мэвис старательно избегала этой темы, а другая не возражала.
  Линн снова проснулась и расплакалась. Алхимичка предложила дать пару капель маковой настойки и ей, чтобы лучше спалось. Девочка согласилась, а вскоре снова сладко посапывала. Мэвис посмотрела на тёмную настойку на просвет, оценивая потраченное количество, тем более, что за деревьями уже занимался рассвет. Она надеялась, что и на этот раз она не переборщила с дозой, потому что алхимичка дала Линн больше, чем нужно для спокойного сна. Скорее уж девочонка продрыхнет без задних ног до полудня, даже если здесь проедет кентурия кавалеристов, с конским и людским ржанием, бряцанием доспехов и неприличными песнями. Это было несколько малодушно со стороны Мэв, но, видит Исайя, она не железная и не может терпеть это всё бесконечно.
  Ну вот теперь всё было спокойно. Алхимичка буквально наслаждалась пребыванием в этом сонном царстве. Никто не плачет, не ухает, не пожирается заживо волками. Лепота, да и только. Надо будет животных снова покормить. Конечно, можно было бы их стреножить и дать погулять по травке, но Мэвис боялась лезть под копыта здоровенному коню. Затопчет и не заметит.
  На этот раз она стала засыпать по-настоящему. Глаза слипались, и чувствовала себя Мэв после ночных приключений довольно измотанной, не физически, так морально. Но в телеге кто-то зашебуршал. Мэвис открыла глаза, но быстро зажмурила их обратно. Она не хотела вставать и снова что-то делать, Исайя, пожалуйста, только не это. Шебуршание в телеге продалжалось, но алхимичка не сдавалась и продолжала мужественно притворяться спящей. Кто-то с чувством плюхнулся на доски. Погодите-ка... Что значит кто-то? Как будто бы существовало так много вариантов!
Раздвинув прорезь в тенте, отгораживающей внутренности фургона от козел, Мэвис просунулась внутрь и испытующе уставилась на Флинна, нависнув над ним аки коршун. Тот лежал с зажмуренными глазами, но веки его заметно подёргивались, и вообще он вскоре среагировал на шум.
  И ещё ей теперь было хорошо видно, что же творилось в телеге. Сваленные в кучу вещи, одежда, оружие, книжка, вон, валяется, совы, собаки, люди и нелюди. Мэвис почувствовала себя так, словно к ней пришли в гости, а дома совершеннейший бардак. Ой, как неловко-то вышло...
  - С добрым утречком, - пожелала Мэв Флинну тоном, который подразумевал пожелания всего что угодно, кроме действительно чего-то доброго. - Мудак, - коротко и просто добавила она.
Вернуться к началу Перейти вниз
Флинн
Путник
avatar


Награды :

Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: монстр
Ремесло:: следопыт
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Сб 10 Июн 2017, 21:19
Он несколько секунд смотрел на повисшее над ним недоброе лицо Мэвис. Безуспешно следопыт силился вспомнить, отчего зелейщица так зла на него и, как таковых, воспоминаний не было. Если несколько мгновений назад он ещё мог вспомнить какие-то обрывки фраз, прикосновения, запахи, пойманные в короткие мгновения, когда сознание едва всплывало из тёмной пучины, то сейчас и то растворилось без остатка, оставив лишь растущие страх и боль. До Флинна ещё несколько секунд назад дошло, что, верно, она его и спасла, и именно благодаря ей он здесь оказался, и от этого становилось ещё неловчее. Охотник не без труда сел, едва покачнувшись. - Я тоже рад видеть тебя, Мэвис, - он вновь посмотрел на спящую Линн и нахмурился, не без нотки риторики вопрошая, - она... видела меня?
- А ты думаешь, я везла тебя закутанным, как хан любимую жену? - закатила глаза Мэвис. - Давай, я помогу тебе встать, - появилась она уже с другой стороны, протягивая ему руку, но следопыт смущённо отказался от помощи. - Больше суток тут лежишь бревном, обоссышь мне одеяло, убью обратно.
Флинн бросил недолгий взгляд на ребёнка, а потом посмотрел на стены и потолок телеги, едва вздрогнув. Нет, больше он здесь уже уснуть не сможет. Хотелось скорее увидеть небо.
- Она так много плакала. Где мы? Где Норшу? - он ненадолго смолк, потирая израненное правое плечо, - спасибо... я...  мне почти нечем платить, но можешь забрать коня. - Флинн прервался, услышав уханье и встрепенулся. Когда он увидел сову, сердце его сжалось - она была порвана, кажется, даже больше, чем её хозяин, перья были выдернуты, кое-где виднелись красноватые следы подзатянувшихся ран. - Что с ней? Кто это сделал?
- Ну я её закутала, Исайя, что так орать... - непонимающе пробормотала Мэв, резко складывая невостребованную ладонь в кулак и прижимая в груди. Флинн хотел было её поправить и уточнить вопрос, но зелейщица догадалась о том скорее. - В смысле... - она покачала головой, сжав переносицу двумя пальцами. - Вороны её поклевали, вороны.
- Так... - Флинн не без боли осмотрел питомицу, едва дрожащей ладонью коснувшись свёртка, будто то могло как-то успокоить Норшу. Видимо, тем самым он только растревожил раны птицы, та зашипела. Следопыт поднял руку и вновь обратился к Мэвис, неумело скрывая смущение под видом озадаченности, - мне бы одеться. Скоро я смогу уйти и... ещё раз спасибо. Конь в деревне, должно быть.
- Ну так одевайся, я у тебя одежду не отбираю, - пробурчала Мэв, явно смягчившаяся, то ли от благодарности, то ли от коня, указывая пальцем в тот угол телеги, где валялась Флиннова одежка. После этого она тактично отошла за угол фургона, чтобы не смущать следопыта. - И потом посмотри, там в сумке еда лежит, ну, твои припасы из деревни. Обязательно ешь как можно больше в ближайшее время, твоему организму нужно восстановиться после такой напряженной работы, - добавила она все еще ворчливым лекторским тоном, в котором тем не менее просматривалась если не забота, то хотя бы пожелание не сдохнуть в самое ближайшее время.
Флинн с трудом оделся, но плащ, платок и прочее, под чем он так хотел скрыть всю свою чудовищную сущность, не надел. И причина была не в том, что он считал Мэв привыкшей к его облику (даже ему было видно, как та вздрагивает то от мыслеречи, то от очередного шевеления щупалец) или чувствовал себя так психологически комфортнее (отнюдь, отнюдь). Причина была проста, как зубочистка - ему было чертовски больно. Каждое движение заставляло недавние раны загораться с новой силой, а стоическое молчание со стороны Флинна, как уже известно, не было продуктом невероятной силы воли. Самым мерзким оказалась попытка надеть сапоги, которая нескоро увенчалась успехом.
Угрозу Мэвис насчёт "убить обратно" охотник не собирался проверять, а чувство нужды пересилило желание сидеть смирно, лишь бы боль отступила (а, возможно, шибко убедительной была зелейщица). Это была очень долгая дорога (коня, теперь уже несвоего, он тоже заметил и сделал соответствующие выводы). После охотник с трудом доковылял до относительно недалёкого ручья, чувствуя, что скоро силы вновь его покинут. Он тяжко осел на полу-песчаном берегу, осматриваясь вокруг на всякий случай (будто смог бы предотвратить ещё одного нечаянного свидетеля), а затем опустил ладони в холодную гладь. Ледяная струя немного притупила боль, и Флинн не без удовольствия начал умываться, блаженно потягиваясь оставшимися щупальцами и неслышно полу-шипя полу-мурлыча (выходило это сипло и почти неслышно ввиду отсутствия голосовых связок). Флинн всегда любил эту стихию, казалось ему (что не удивительно), что то есть не просто личное притязание, но и часть его природы. Охотнику немного стало легче, и даже немного проснулся аппетит. Он убрал педипальпии по две разные стороны и испил из ладоней немного воды, а затем едва прикрыл глаза... тут же он невольно попытался попробовать воздух "на вкус", по змеиному высунув синий длинный раздвоенный язык, который тут же исчез. Так повторилось раза три, пока Флинн наконец-то не смог взять под контроль старую, а ныне совершенно бессмысленную привычку. Он через плечо посмотрел в сторону, где, возможно, находилась Мэвис.


Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Сб 08 Июл 2017, 20:24
Глядя, как неловко и тяжело Флинн ковыляет в сторону лесочка, Мэв тяжко вздохнула. Следопыт явно ещё не оправился от ран, но она, по сути дела, ничего не могла сделать. Да и не хотела, признаться честно. Алхимичка чувствовала себя весьма... неудовлетворённо, что ли? Не то чтобы она ожидала слёз благодарности или указание на прикопанный Флинном клад чистым золотом, просто... Мэвис не чувствовала, что она достигла хоть чего-то. Она угрюмо сгорбилась, опираясь на стенку фургона.  И что теперь? Ей даже этот конь не особо сдался. Ну то есть, куда деть – всегда найдётся, но не сдался, не сдался. Алхимичка потёрла виски, как будто бы это могло в чём-то помочь.
Из-за деревьев снова показался ковыляющий Флинн. Плюхнулся на песочек и принялся умывать свою безобразную, в самом прямом смысле, харю. Мэв начало подташнивать. Ну мало того, что следопыт – далеко не красавчик, так он ещё эти руки и не особо помыл, а он же ими только что... С другой стороны, по мнению алхимички, мужчины никогда не отличались особой чистоплотностью.
Кстати о гигиене. Ей же надо почистить котелок. Вот так всегда, только закончишь делать одно дело, сразу найдётся другое. Плеснув в котелок щёлочи из алхимического сундука и засунув туда черпак, тоже запачканный в жире, Мэвис покорно поплелась к холодному ручью, в надежде – хотя какие тут надежды, жизнь казалась ей штукой жестокой и неблагодарной, чего хорошего от неё можно ждать? – оттереть это всё песочком. Вообще, она бы взяла и просто щелок, не переводя ценные реагенты, но Линн по-прежнему занимала сундук и двигать её не хотелось. Уж больно хорошо она спала.
Взгляд Флинна Мэв в основном проигнорировала, отвернувшись в сторону с таким видом, будто бы она его знать не знает и знать не хочет. Вздохнув, она опустила котелок в воду и зачерпнула рукой песка с мелкими камешками со дна. Холодная вода обожгла кожу, и суставы с готовностью заныли. И спина тоже ныла, потому что Флинн был тяжёлым, даром что вон такая жердина. И сама Мэвис тоже ныла, но про себя. Алхимичка как бы понимала, что следопыт не очень виноват в том щемящем чувстве неудовлетворённости, что поселилось у неё в груди, но она всё равно на него сердилась. И на весь Амалирр. Мэв сердито шмурыгнула носом, яростно начищая котелок. Видит Исайя, она через столько прошла! По болотам скакала! Шипя от боли, алхимичка вытащила руку их холодной воды и пошевелила пальцами, пытаясь их хоть немного согреть. И волки её кусали! И оборотни её кусали! Ну то есть последнее ладно, сама обидела девчонку, но всё равно, ради чего она...
Глаза Мэвис шокировано округлились, и она издала высокий пищащий звук.
Фли-и-и-и-ин, – жалобно протянула она, поворачиваясь к охотнику, который натурально вылупил глазищи от испуга. Мэв пару раз моргнула, как будто бы забыла, что хотела сказать, но скоро вновь продолжила. – Я тут подумала... Меня же Линн укусила. А она ну... оборотень, – выражение лица у алхимички было очень рассеянное. Пока до неё окончательно не дошло. – МНЕ ПИ ЗДЕЦ, ДА, МНЕ ПИ ЗДЕЦ?! – заорала она в панике, выпуская котелок из рук и хватаясь за голову. – Мне пи здец, – с уверенным фатализмом поставила Мэв себе диагноз. Её сердце билось на удивление ровно. Как будто бы она не поняла только что, что всей её прежней жизни, в общем-то, кабздец. Остаётся только уйти в леса и жрать заплутавших путников. Ну или сдаться Инквизиции. Но путники вкуснее, если честно. После краткого мгновения шока, алхимичка не чувствовала ничего, кроме тупой отстранённости. Как будто бы покусали совсем не её. Даже щупала следопыта перестали вызывать в ней отвращение.
«Ты... а ты разве не выпила тогда рябиновой настойки?» – спросил у неё через мгновение Флинн, и его мысленный голос был очень ровным. Не будь Мэвис такой оглушённой, она бы сильно обиделась на такое пренебрежение своей персоной. Хотя мыслеречь следопыта никогда не была полна эмоций.
Но самым важным по-прежнему оставалось одно: Мэв не выпила рябиновой настойки. Она даже не взяла её с собой. Как она могла быть такой дурой?! «Дура, как есть дура,» – чуть ли не мурча от удовольствия, согласился с ней её внутренний критикующий голос. «Денься, где ты раньше торчал,» – мысленно простонала Мэвис. Исайя, если она сейчас ещё начнёт поедом себя есть... а, в общем-то, ей всё равно. Хоть ешь, хоть не ешь, что тут исправишь? Флинн соображал быстрее: риторический и с едва заметным вздохом поймал уплывающий вдаль котелок и поставил его на песок. – «Думаю, ещё не поздно что-то сделать, укус недавний и...» – тут его осенило, – «дневники, нам надо разыскать дневники Роншерта!»
Мэвис глупо моргнула, как будто бы уже успела забыть, кто такой Роншерт и что у него были за дневники. Да и какая разница? Ей не было интересно, что он там понаписал. «Шаман, Трешнор,» – пояснил следопыт, не дождавшись какой-то ожидаемой им реакции от Мэвис.
Я знаю, кто он, – всё ещё медленно ответила алхимичка, как будто слова давались ей с трудом, и на неё всё ещё рассеянном и несчастном лице появились признаки недовольства, мол, не держи меня за дуру. Способность мыслить трезво и ясно начала потихоньку к ней возвращаться. Роншерт собирался вылечить Линн, значит, это же лекарство может пригодиться и Мэв. Только шаман был слишком мёртв, чтобы они с Флинном могли что-то у него выспросить и узнать, где остальные дневники.  – Просто по каким звёздам ты... А хотя, постой, – оборвала саму себя Мэвис, резко подскакивая с места. Там же была... была такая пометочка, она на неё ещё фыркнула, мол, нахера мне искать остальные плоды твоей графомании... – Ща-ща-ща! – побежала она в сторону телеги и резво скрылась внутри.
Ну, может быть, резво – это слишком приукрашено для тех раскопок, что пришлось проводить Мэв во всё ещё слишком забитой телеги, однако, достаточно быстро её усилия раскопать сумку, в которой всё ещё жил да был дневник Роншерта увенчались успехом. Алхимичка выползла обратно, скосив глаза на Линн: крепко ли она спит? Ну, вроде, пока девчонка довольно сопела в обе дырки. По пути обратно к Флинну, Мэвис, яростно прошуршав парой страниц, жадно впилась взглядом в искомую пометку. Так-так, что тут у нас?..
Тут написано, что, э, предыдущие дневники лежат у него дома... – она замолкла на пару секунд, давая себе время переварить эту информацию. Что за?.. –  Графоман проклятый, нет бы всё с собой таскать! Где мы теперь его дом искать будем?! – праведно возмутилась алхимичка, понимая, что приключения нихера не собираются заканчиваться. – Наверняка в какой-то глухомани живёт! Жил... Гад этакий, – подытожила она, глядя на дневник так, как будто бы её содержимое лично её оскорбило. Серьёзно. Ну как так-то? Исайя, за что?! Она с громким хлопком закрыла провинившуюся книжицу, досадливо прикусывая губу.
«Я постараюсь найти что-нибудь... до полнолуния две недели, мы должны успеть хотя бы что-нибудь найти,» – Флинн чуть отпустил взгляд, будто кое-что утаивал от неё. Мэвис подозрительно нахмурилась. В отличие от следопыта, она не вчера из леса вышла и язык тела понимала. Флинн прятал что-то большое и значимое. – «Ты слышала о егере из Шербона? Роншерт... мог быть им,» – в последней фразе его мыслеречь прозвучала совсем тихо и даже кротко.
Нет, Мэвис в жизни не слышала даже о Шербоне, не говоря о егерях оттуда. Или слышала? Она устало вздохнула и потёрла переносицу, исподлобья глядя на Флинна. Исайя, у неё не было настроения играть со следопытом в загадки.
Либо ты мне расскажешь, что там за связь между тобой, Роншертом и Шербоном, либо я додумаю, – сказала Мэв, и её устах это прозвучало как угроза.
Флинн разом очень погрустнел, не зная, что и сказать, чтобы ничего не говорить. Мэвис сердито раздула ноздри, мол, даже не пытайся увильнуть, я тебя насквозь вижу. Зато в это время что-то ещё увидала Гавка. И залаяла. Громко.
Твою ж мать, я чуть не кончилась,– наконец просипела алхимичка, всё ещё не отнимая руку от груди, в которой неуверенно билось на мгновение замершее сердце. Исайя и все небесные ангелы, от такого перепуга и умереть можно.
Пригвоздив суровым взглядом следопыта, чтобы тот не думал, что разговор окончен, Мэв пошла разбираться, что за шум. Собака активно облаивала кусты на другом краю поляны, но сколько алхимичка не вглядывалась, она так и не разобралась, в чём проблема, а потом Гавке просто надоело и она заткнулась, широко зевнув и уставившись на хозяйку честными глазами. Ей тоже досталось калёных гвоздей сурового Мэвиного взгляда, но не успела она вернуться к ручью, чтобы продолжить разговор, из телеги послышалось шебуршание проснувшейся Линн. Мэвис коротко чертыхнулась под нос. Девчонка должна была ещё спать полдня!
Как спалось? – ласково спросила алхимичка, заглядывая под навес телеги. Линн ответила ей ещё сонным и мутным взглядом.
Нормально, – созналась она и вновь прикрыла глаза, явно не торопясь вставать совсем. Мэв воспользовалась этой возможностью, чтобы быстро сгрести оставшуюся одежду Флинна и подать следопыту знак, мол, греби сюда скорее и одевайся окончательно, неча ребёнка пугать. Она всё ещё помнила, что им надо договорить, но не при Линн же.
Вернуться к началу Перейти вниз
Флинн
Путник
avatar


Награды :

Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: монстр
Ремесло:: следопыт
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пн 28 Авг 2017, 14:28
Превозмогая жгучую боль почти во всём теле, Флинн привычно собрал оставшиеся щупальца в кучу и аккуратно скрыл их под большим платком на манер бандитской маски, скрывая и отсутствующий нос, и сами педипальпии - следопыт глянул в лужу неподалёку. Затем он с едва заметным, беззвучным кряхтением надел тяжёлый грязно-зелёный плащ, и уже действительно под его тяжестью привычно сгорбился, обретя какой-то особенно неуклюжий вид. Линн была уже слишком рядом, чтобы Ди успел надеть перчатки - тому мешала и боль, и увеличившиеся от воды перепонки, и острые когти, которые не помешало не то, что остричь - хотя бы сточить. Монстр спрятал ладони за спиной, робко опустив взгляд в землю. Мэвис расспрашивала девочку о Роншерте, и следопыт не смел вмешиваться в разговор.
- Не, теть Мэв, дядя Тре... па... в общем, он не говорил, где живёт. Или... не знаю, он вродь говорил, что рядом с хатой постоянно шмыгали деревенщины, может, он живёт рядом с какой-то деревней? Тока навряд рядом с Ладьёй, а то б я знала. Вона про Волка все знали, а про шаманов никто не слыхал.
Алхимичка выжидательно посмотрела на монстра, а тот, в свою очередь, только перемялся с ноги на ногу, озадаченно чеша скрытый капюшоном затылок. Через пару секунд он поднял взгляд на спутниц.
- В болотах не шибко много изб да землянок, и те забытые. Хоть о нём никто и не слыхивал, жил он недалёко. Не бродяга. Можно обыскать их. - Флинн сделал небольшую паузу, а затем добавил, - я могу их обыскать.
- И сколько это займёт? - осторожно спросила Мэв. Что-то в её голосе прозвучало не так, и Линн подозрительно на неё покосилась, но ничего не сказала.
Охотник задумчиво опустил голову, потирая всё ещё ноющее плечо, - прежде я мог бы с этим управиться в три, может даже в два дня. - Флинн глянул в лицо алхимички, но не в глаза. Хотел на этом остановиться, но всё-таки несмело добавил, - до следующий луны можно успеть. Более чем.
- Ау, - коротко изрекла Линн, виновато косясь на Мэв. Очевидно, девчонка сообразила, чем может обернуться её укус для алхимички гораздо раньше, чем сама Мэвис, а охотник неслышно прокашлялся, пытаясь справиться с накатившей слабостью и лёгкой дрожью в коленях.
- Хорошо, - спокойно кивнула Мэв, избегая встречаться взглядом с оборотницей. Линн несчастно сжалась, но ничего не сказала,  - Давай тогда встретимся дней через... пять? В конце концов, нам всем для начала надо немного отдохнуть, - сказала она мягким голосом, но всё ещё не глядя конкретно ни на кого из своих двоих собеседников.
- Да, - согласился Флинн, чувствуя, по-видимому, себя не менее виноватым. Особенно сердце его сжималось при виде маленькой оборотницы, которая, считай, ни в чём не была виновна. - Ехайте в Бризенгер. С лошадью дорога будет быстрой, - он перевёл взгляд на телегу, где по-прежнему спала Норшу, и тут же пожурил себя, увидев ишака, - овозля перекрёстка по дороге в Ладью и встретимся.
- Я не думаю, что упряжь для осла налезет на лошадь, - тоже покосилась на коня Мэвис. - В любом случае... Хорошо, через пять дней возле Ладьи, - кивнула алхимичка. - Не забудь забрать Норшу, - напомнила она следопыту.
- Да, спасибо. - Сдержанно кивнул тот и похромал к телеге. Норшу спала, едва слышно скрипя в дремоте, но по-прежнему не открывая глаз. Охотник наклонился над птицей и ласково, словно дитя, поднял её на руки. Норшу не издала ни звука. Аккуратно прижимая сипуху к груди, Флинн направился прочь, бросив прощальный, но недолгий взгляд в сторону собирающихся Линн и Мэвис. Собрал и он свой победнейший скарб, - доброй дороги, - коротко произнёс охотник и двинулся прочь, словно боясь, что своим присутствием он испортит ещё что-нибудь... ну, или вдруг алхимичка вспомнит про неприятный разговор о Шербоне, Роншерте и их связи с самим монстром.

Переход в Ундервудский лес


Вернуться к началу Перейти вниз
Мэвис Р. Кёртис
Путник
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек (Тавантинка)
Ремесло:: Алхимичка-зелейщица
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Пт 15 Сен 2017, 20:31
Ща поехаем в Брезингер, – буркнула себе под нос Мэвис, ещё некоторое время буравя взглядом дорожку, по которой ушёл Флинн. – Деревенщина, – надменно фыркнула она, возвращаясь к беспорядку на поляне. Ну то есть не такой уж и беспорядок, но вон там у ручья котелок, не забыть бы его. – Нет, – наморщила лоб алхимичка. Следопыт же особо дома не жалует, ну с его-то харей. – Лесовенщина? – неуверенно предположила она, и Линн прыснула.
А шо он такого, кстати, сказал? – спросила девчонка, и Мэв вздохнула, осознавая всю глубину своего падения. С её-то образованием подвязаться среди такого сброда? Э-эх.
Да ничо, – экзистенциально вздохнула алхимичка, и Линн ответила не менее философским «угум». – Сходи вон, лучше, котелок подбери, я пока со зверями разберусь, – скомандовала Мэвис, не особенно приязненно косясь на рыжего жеребца. Ей он казался каким-то слишком большим рядом с привычным осликом, ещё затопчет такая махина, и поминай, как звали.
Мож наоборот? – душевно предложила Линн, которая с лошадьми явно чувствовала себя на более короткой ноге.
Мэвис насупилась, не желая признавать, что пасует при виде какой-то там четвероногой скотины, но потом согласилась, энергично кивнув головой, и размашистым шагом направилась с ручью за котелком. В конце концов, перед кем ей тут выделываться, Линн уже видела, как алхимичка отважно воюет с оборотнями, зашивает кишки страхоёбищам, не моргнув глазом, и продуманно осуществляет тактическое отступление. Сообразив такую мысль, Мэв аж сама собой загордилась.
Неплохо для одной поездки, – выпятив нижнюю губу, сообщила она увязавшейся следом Гавке. Собака лаяла и пыталась пробежать у алхимички между ног, видимо, выпрашивая прощения за недавний внезапный лай. Что же это такое всё-таки было? Белка какая?
Кстати… Они же с Флинном про Шербон и всех причастных не договорили!
Ишь, спрут какой вёрткий, – процедила Мэвис с недобрым прищуром, подбирая котелок. Ничего, она его ещё припрёт к стенке. Или додумает, как обещала. Ему же хуже.
За это время Линн успела снять путы с ног коня, которые были выданы в комплекте с лошадиной упряжью, спасибо предусмотрительным людям. Недоуздок, который девчонка теперь пыталась нацепить коню на морду, встав на пол телеги, там тоже был, а вот длинной верёвки, которой животину можно было бы к чему-нибудь привязать – нет. Ну это ничего, у Мэвис была своя, для ослика. И неудоздок для него тоже, чтобы тот мог пастись на привязи, но на коня он всё равно бы не налез. Мэв и Линн провозились на поляне ещё некоторое время, впрягая осла в фургончик, привязывая коня за обрешётку сзади и проверяя, не осталось ли чего забытого, однако скоро они были готовы тронуться в путь.
Алхимичка была этому весьма рада. Все эти шаманы, оборотни, чуды-юды из леса были ей незнакомы, а потому весьма пугали, пусть она и старалась не думать об этом (и о том, как отчаянно ей хочется курить, но весь табак вышел). Но вот дорога домой… Это дело привычное и приятное. Хотя даже это сейчас не нормально. Детей домой она как-то ещё не привозила (эх, боялись ведь родители, что принесёт в подоле), Гавка вон привычно носится вокруг телеги, но лает далеко не так радостно, как раньше, всё больше Линн по-своему обругивает. Но уже как-то не так интенсивно, как раньше, подумала Мэвис. Ну или ей просто хотелось верить в лучшее. Должна же Гавка когда-нибудь успокоиться, да?
Тёть Мэв, а мы до заката в город успеем? – поинтересовалась Линн, едва они тронулись в путь.
Это вряд ли, – пожала плечами алхимичка, подстёгивая ослика. Несколько дней, лентяй, отдыхал, пусть теперь потрудится на славу. – Но сейчас-то времена вон какие спокойные, да и меня каждая вторая собака в Бризингере знает, так что либо ворота будут стоять открытые, либо нас пропустят, не переживай, малая, – подбодрила девчонку Мэв, и та согласно угукнула, но как-то вновь потупилась. Алхимичка решила подождать, пока Линн соберётся мыслями и решительностью, чтобы спросить, что она там ещё хотела. Та не заставила себя очень долго ждать.
А вы… ты… эм… – не успев начать говорить, она замялась, пытаясь сообразить, как же всё-таки обращаться к Мэвис.
Я, я, – благодушно хмыкнула алхимичка, и Линн, подняв голову, слабо ей улыбнулась. У Мэв на душе даже как-то стало немного теплее. Она явно чувствовала симпатию к девчонке, хотя и не очень знала почему. То ли потому что Линн была такой несчастной обездоленной сироткой, что не сочувствовать ей было просто нельзя, то ли… потому что у них у обеих были свои секреты, о которых им не хотелось бы, чтобы кто-то знал? Хотя тогда в их компанию и Флинна включить можно. Но Мэв надеялась никто больше не увидеть этого типа, как только получит в руки заветную формулу лекарства.
А ты… ну, с кем-то живёшь? – наконец выдавила из себя Линн, смущённо теребя край котты.
Я не замужем, – даже как-то возмущённо ответила Мэвис, мол, как про неё такое можно подумать, чтобы она, светило алхимической науки, какому-то там хмырю портки стирала и детей от него рожала (именно такими словами характеризовала свою семейную жизнь матушка Мэвис, хотя правдой из этого было только второе. Стирающей, а также убирающей или  готовящей умудрённую даму-учёную не видел никто и никогда). – Кого хочу домой, того и волочу. Хоть щеняток, хоть сироток. Отец же хотел, чтобы я его тоже внуками одарила, вот, получите, – перешла под конец на малослышимое бурчание Мэвис.
Так ты живёшь со своим батькой? – не очень вдохновлено уточнила Линн.
И с матерью, – утвердительно кивнула алхимичка. – И с братом. И с невесткой. И с четырьмя племянниками… – по мере перечисления глаза девчонки всё больше и больше округлялись от ужаса. Мэв запнулась, не очень понимая с чего такая реакция, но тут до неё дошло. Ну да, такая толпа народу, а она в неё оборотницу тащит. Вроде как не самое мудрое решение. – Линн, да не переживай ты так сильно, вон на тебя мать с топором мчалась и ничего, ты не обернулась и не раскидала её кишки по избе.
Судя по тому, как быстро девчонка отвела взгляд, сжимаясь в комочек, по крайней мере часть её этого хотела. Ну, не Мэв её винить. Если бы за ней её матушка гонялась с топором или с другим инструментом, она бы не обрадовалась. Потом алхимичка подумала, что её слова были какими-то… неправильными. Не стоило так легко отмахиваться от переживаний Линн, в конце концов, у неё есть весомый повод считать себя настоящим чудищем. Обозлившись на себя, Мэвис снова подхлестнула ослика, и тот отозвался обиженным трубным звуком.
Слушай я… я правда думаю, что ты не настолько опасна, чтобы тебя необходимо было держать в исключительной изоляции, – мягко сказала алхимичка, после небольшой неловкой паузы. – Вдобавок, это же ненадолго. Скоро мы найдём лекарство, и… – «всё будет в порядке» не лезло из горла Мэв, потому что братья Линн и её родители уже были мертвы, и какое это, скажите на милость, в порядке? – И ты сможешь вести абсолютно нормальную человеческую жизнь, – кое-как закончила Мэвис, а девчонка несколько скептически нахмурилась.  
Нет, – наконец выдавила она, горько качая головой и поникая, как цветок в засуху. Алхимичка вздохнула. Ох, Исайя, ну что это за сплошной упадок духа?
Хорошо, если хочешь убедить меня в том, какое ты ужасное чудовище, расскажи мне, что случилось на болоте до того, как тебя и твоего брата нашёл Треш… Роншерт, – предложила Мэвис, потому что им давно следовало поговорить об этом. Может быть, окажется и так, что Линн правда не стоит тащить домой. Тогда Мэв что-нибудь придумает. Можно будет снять дом за городом ненадолго, например. Держать девчонку в подвале. При этой мысли алхимичке стало одновременно смешно (о да, она в роли ужасной похитительницы и мучительницы детей) и страшно (ну додумалась ведь, а там и до исполнения не далеко).
Ответа от Линн не последовало. Мэвис отвлеклась на довольно знакомые, но всё равно радующие глаз пейзажи обочины. Да и погодка была ничего, тёплая. По небу неспешно проплывали большие, пушистые облака, в которых хорошо угадывать знакомые формы. Одно удовольствие в такое время ездить. Гавке надоело носиться по дороге, и она запрыгнула в зад телеги, проломилась через лежащие там вещи, и высунула морду с передней стороны, требуя ласки от хозяйки. Алхимичка была совсем не против потрепать собаку за ушами, пусть та и всё косилась в сторону молчаливой, подавленной девчонки.
Мы пошли на болота,– вдруг сказала Линн, заставив Мэв чуть дёрнуться от неожиданности.
А? – откликнулась она, вырванная из своих собственных мыслей.
Мы пошли на болота, – с чуть большим нажимом повторила девчонка, как будто бы это что-то объясняло. А, ну да. Видимо, всё-таки решила рассказать, что там было. Алхимичка поторопилась угукнуть, мол, я тебя слушаю. Линн нервно вздохнула, очевидно продолжать ей было не просто. – У… у нас был… ну, такой домик, мы построили в прошлом году… где играли. Не только мы, ребята со всей деревни тож. И мы пошли проверить, чё с ним случилось за зиму, – несмотря на то, что Линн собиралась рассказать явно малоприятную историю, Мэвис не смогла не вспомнить, что у неё с товарищами по играм в детстве тоже было тайное убежище. Правда, в не шалашике на болоте, а в подвале заброшенного дома. И однажды в нём повадился жить какой-то бичара… Кхм, в общем, это как-нибудь в другой раз. – В общем… я и Кеннет… мой младший… – Линн не договорила «мой младший» кто это был, но очевидно, что брат. Да, временами Мэвис зачем-то любила констатировать очевидное. Наверное, чтобы отвлечься от приближающейся бойни – а судя по дневнику Роншерта, ничего хорошего Линн со своим братом не сделала. – Мы зацепились, я… я правда не помню, из-за чего, – мотнула головой девчонка, жалуясь плаксивым голосом. – Из-за ерундовины какой-то, он… он… я неудачно шутканула над ним? – с сомнением поглядела Линн на свои руки, явно не зная, куда ещё деть взгляд. Мэвис понимающе вздохнула – она тоже не всегда помнила, из-за чего начинались некоторые ссоры и драки. Ну, может, потому что её обычно случайно в это втягивали – сама она конфликтов избегала. Линн прочувственно шмыгнула, и затем её лицо стало отстранённым. Видимо, дальнейшие события она помнила лучше.
Кеннет…  он сказал, что я «ублюдочная дочь», – наконец девчонка подняла на алхимичку покрасневшие глаза. – Не от их Теренсом отца… Я-а, – всхлипнув, протянула она, – привыкла, что другие об этом балакали. За спиной. И что мамка… – Линн прервалась, не закончив предложение. Мэв стало ещё печальнее. Ну раз в конечном итоге Тришка за девчонкой с топором пыталась гоняться, вряд ли та была любимицей женщины. Алхимичке хотелось сказать что-нибудь утешающее, но в конечном итоге у неё вышло только какое-то неопределённое кряканье, мол, вот незадача. Даже Гавка проявила сочувствие лучше, печально повесив уши. Умная, зараза, всё понимает. – Но… но от Кеннета… они никогда… никогда мне такого не говорили, я всё равно была их сестричкой! – Линн всхлипнула ещё раз, размазывая предплечьем по лицу выступившие слёзы и сопли. – Я так разозлилась… Теренс пытался как-то заткнуть его, привести меня в чувство, но он не затыкался, он видел, что я злюсь и не затыкался!
Мэвис аж подпрыгнула, услышав в отчаянном вопле Линн подозрительные звериные нотки. Гавка тоже немедля вспомнила, что ей положено недолюбливать оборотницу и зашлась в смеси хриплого лая и глухого рычания. От этого девчонка, кажется, разом протрезвела и испуганно уставилась на алхимичку с собакой.
Так, ладно, спокойно, – успокаивающе выставила ладонь Мэвис. – Дыши глубже, – и тут же последовала своему собственному совету, набирая в лёгкие побольше воздуха и поглаживая Гавку, чтобы та успокоилась. Линн повторила за алхимичкой пару раз, пока возмущённое клекотание в её груди не улеглось.
Я так разозлилась, – сказала ещё раз девчонка, на этот раз убийственно спокойным голосом. – И я прыгнула. А потом, потом… – она снова замялась.
Я знаю, – остановила её Мэв, тем более что она правда знала. – Потом вас нашёл Роншерт, забрал с собой, запер в… доме, – почему-то алхимичка не смогла сказать «в подвале». Линн отстранённо кивнула. – Никаких шуток о твоём отце, обещаю, – добавила Мэвис, закономерно сообразив, что это самое больное место у девчонки.
Да? – шмыгнула носом Линн.
Вместо ответа Мэв протянула ей мизинчик правой руки. Девчонка слегка прыснула, отвлекаясь от своих дум, и обхватила пухлый палец алхимички своим маленьким мизинцев. Они пару раз качнули в воздухе руками, хихикая. Вовремя отвлечённая немудрёной шуткой («Можно ли это всё-таки классифицировать как таки шутку про её отца?» – подумала Мэвис), Линн не успела впасть в очередную порцию слишком глубоких страданий и самобичевания. Вместо этого она просто уставилась на обочину со своей стороны.
Мэвис тоже пока молчала, погружённая в свои думы. Часть её – та, которая была поумнее и избегала лишних проблем, – не считала, что тащить Линн к себе домой было такой уж замечательной идеей. Даже если в ближайшем времени её вылечат от оборотничества. Но… Мэв была хорошей женщиной? Ну, по крайней мере, алхимичка так о себе думала. А хорошие люди не бросают других в беде, так? И Алиша… Ох, Исайя. Сейчас бы закурить. Надо было купить в деревне табака, когда она… Твою-у-у-у-у ж.
Бля, ещё и письмо! – громко пожаловалась небесам Мэвис.
Какое письмо? – не поняла Линн.  
Наместнику, я взялась его отвезти вместо Флинна… ну знаешь, типа он вот в это вот всё ввязался, потому что я его попросила, так что я решила ему тоже помочь? – не уверенно пожала плечами Мэв, как будто бы сомневалась, что подписалась на это в трезвом уме и здравой памяти.
Ну да, с его-то щачлом только по наместникам шастать, – многомудрно заключила Линн. Алхимичка покосилась на неё с лёгкой укоризной, мол, что за выражения, дитя. Впрочем, под ответным взглядом девчонки Мэв немедля сдалась, потому что таки да, и они снова согласно и подло захихикали.
Только я забыла, куда я его дела, – созналась алхимичка. – Ну, письмо, не Флинна, – уточнила она, заметив некоторое непонимание в глазах Линн. – Слазь там, погляди, а?
Лан, – легко согласилась девчонка. – Ток собаку придержите.
Мэв послушно ухватила Гавку за ошейник и потянула её вперёд, чтобы собака сидела рядом с ней (та упиралась, не желая сдавать позиции врагу, но всё-таки Мэвис была сильнее), и Линн проворно юркнула взад, мгновенно зашебуршав чем-то.
Глянь там, в сумке, – навела её алхимичка, смутно помнившая, что совала его туда. – Или… не знаю, правда, – хм, вытащила ли Мэвис письмо перед тем, как они пошли штопать Флинна? Вот будет смешно, если оно заляпано живописными серыми разводами.
Не, в сумке писем нема, – после небольшой паузы отозвалась Линн и снова тут же с энтузиазмом продолжила шерудить в закромах родины, заставляя нервничать несчастную Гавку, которая, видимо, считала себя обязанной оборонить имущество хозяйки от всяких перевёртышей. Мэвис успокаивающе почесала псину за ухом, но не то чтобы с большим успехом.
Ух, ты-ы-ы-ы, тёть Мэв, какая у тебя тут книга! – восхищённо протянула Линн, высовываясь из-за тента с учебником «Начертательной магии для алхимиков» в руках. Книженция правда выглядела внушительно, кожаный переплёт, тиснение, всякие значки, камушки (фальшивые, но для пускания пыли в глаза сойдут), вычурный шрифт. – А про чё она? – спросила девчонка, с прищуром пытаясь разобрать буквы, которые были то ли слишком затейливо написаны, чтобы она их сразу разобрала, то ли она была просто не слишком грамотная.  
Про магию, – начала пояснять Мэвис.
Ой, ты чё, прям волшебствовать умеешь? – восторженно загорелись глаза у Линн, перебивая алхимичку и широко раззявив рот.
Нет, – с мягким смешком продолжила Мэв, явно откатываясь по шкале потрясающести у девчонки. – Это начертательная магия, чтобы использовать её в алхимии мне нужно сделать татуировку на руку, – для наглядности повертела ладонью в воздухе алхимичка. – Но, я надеюсь, что скоро я смогу отправиться на Голлор, чтобы, ну… Это же не простая татуировка, там важен каждый штрих, каждая малюсенькая точка, – не смогла удержаться от поучительного тона Мэвис. – Делать её должны специально обученные мастера.
А меня с собой возьмёшь? – кажется, всю поучительную часть Линн пропустила, услышав самое важное – Мэв собирается далеко-далеко, в самый край волшбы и чудес.
Посмотрим, какой от тебя будет толк, – добродушно буркнула Мэвис. – Письмо вон для начала найди, – кивнула алхимичка в сторону фургона.
Ага, – с вновь загоревшимся энтузиазмом кивнула Линн, уползая обратно. – А ещё я бы тоже могла править телегой! – почти сразу же, однако, высунулась она. – Ну, если ты мне покажешь, как… А я тогда бы могла научить тебя ездить на лошади! – тут же добавила девчонка, видимо пытаясь умаслить Мэв. На самом деле, предложение ничего такое…
Письмо, – вновь шуганула Линн алхимичка, и та наконец взялась за дело. Кажется, душевный раздрай алхимички сильно отразился на состоянии её барахла, которое обычно лежало в относительном порядке, потому что девчонка возилась долго. Мэвис уже начинало казаться, что письмо в конечном итоге она где-то просрала, ну и не ехать же за новым?
Нашла! – высунулась Линн, неся благую весть и письмо, зажатое в руце.
Уф, слава Исайе, – облегчённо выдохнула Мэв, уже начавшая прикидывать, как она будет убеждать администрацию наместника поверить ей на слово, что там в Ладье ждёт вмешательства целый табор повязанных инквизиторов. – Ладно, тогда залазь обратно, буду объяснять, как управляться с этой тарантайкой, – алхимичка приглашающее похлопала по месту рядом с собой. В конце концов, до города надо было как-то скоротать время, чем не вариант?

---> " Улицы Бризингера"
Вернуться к началу Перейти вниз
Бальтазар
Повелитель дайсов
avatar


Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Алим
Ремесло:: Домнат(Демонопоклоник)
Звание::


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Торная дорога   Вс 05 Ноя 2017, 22:08
Ундервудский лес
3055 год. 4 Красень. Торная дорога; Север Ундервуда.
Дорога до севера Ундервуда ни много ни мало заняло у алима две недели. Все эти дни Бал нигде особо не задерживался и старался, как можно скорее покинуть Ундервуд. Из-за его проблем с использованием магии, Бальтазару приходилось держаться в стороне от деревень, городов и дорог, что доставляло не мало трудностей в пути. Но все это было мелочью в сравнение с тем, что вытерпел полукровка за последний месяц и Бал спокойно воспринял всю тяжесть путешествия.
Запасов еды хватит ещё на неделю...возможно и больше, с водой тоже пока все в порядке, благо в лесу нашёлся родник.
Выйдя на дорогу Бальтазар набросил на голову капюшон, что бы скрыть лицо и отправился дальше в путь. Проходящие мимо него путники не особо всматривались в домната и вряд ли могли бы признать в нем алима. Ну лично на это рассчитывал сам Бал. От прошлого знакомства с людьми, у полукровки остались не самые приятные воспоминания.
Бррррр...Сначала из-за одно урода пришлось спалить дом, затем меня ограбили, а в конце ещё и пытали...если конечно это можно назвать пытками. Как же я "люблю" людей.
Но сейчас путешествие полукровки проходило без казусов и он вполне спокойно продолжал путь, хотя паранойя иногда играла с ним злые шутки. В таком вот напряжение прошла ещё одна неделя пути алима, пока он не добрался до Тёмного леса.
Дорога через Тёмный лес.


Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент





СообщениеТема: Re: Торная дорога   
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Торная дорога

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 5 из 5На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5

•Кликаем каждый день•
Поддержать форум на Forum-top.ruРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir
Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФРПГ Амалирр :: Западный материк :: Империя Тавантин :: Торная дорога-
На верх страницы

В конец страницы