Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра. Тематика – альтернативное средневековье с элементами фэнтези. Если вы у нас впервые, воспользуйтесь Навигацией по форуму.

Конкурсы: Лучшие игроки месяца

3055 год IV Эпохи. По имперскому календарю месяц Цветен (апрель). Город-государство Турл-Титл оправляется после прохода по его землям чумы, вызванной неизвестным некромантом. В окрестных землях лютуют группы орочьих рейдеров и восставшие неупокоенные жертвы эпидемии.

В тавернах Титла ходит новая сплетня о целой деревне упырей, в которой днем люди как люди, превращающиеся ночью в жадную до плоти нежить. Эта деревня стоит на месте ровно сутки, чтобы на рассвете следующего дня бесследно исчезнуть и появиться снова, но уже в другом месте.

Для игроков заканчивающих квест или сюжет, время остается (Зима 3054).

ФорумПутеводитель по АмалирруКалендарьГалереяЧаВоГруппыПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Амбазиль

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Амбазиль   Чт 15 Окт 2015, 16:17
Зимний дворец Саракаша - это череда высоких, изъеденных ветром и временем башен, с кольцом стен, на которые наползает гиганский бархан. Одна их половина уже еле виднелась над песком, засыпанная почти до крепостных зубцов. Пройдет время и этот каменный колодец врастет в бархан, превратившись в очень большой песчаный холм. Не обязательно, что это должно случиться завтра, или через год, но произойдёт это обязательно. Песок в пустыне движется медленно, но верно. К стенам ведет дорога    
К стенам ведет дорога  из шуршащей смеси песка и каменной крошки. Кругом лишь чахлые верблюжие колючки, да торчащие из песков остатки былой роскоши - углы некогда стоявших здесь домов и напоминающие обглоданные кочерыжки колонны, по обочине.
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Вс 18 Окт 2015, 10:06
.
Мир Живых — как чертовски приятно чувствовать его ночное тепло, после леденящего холода «Тропы Мертвецов»! Одномоментно, из ушей будто вынули плотные затычки, глушившие все звуки. Ночь ворвалась в них скрипом песка под копытами коней, завыванием ветра на гребнях дюн и далёким воем охотящейся стаи шакалов.
Мы на месте. — Оглядевшись, объявил Гюлим, спихивая Дарика со своего призрачного коня. — Пойдёшь рядом.
Борагус не протестовал — ему хотелось согреться, а на ходу это будет проще, чем сидя на созданном из клубящейся тьмы крупе адской животины. Оставив холмы подле Шагристана, Гюлим несколько раз заводил его в Мардакан, где они за каких-то полчаса преодолевали сотни километров, и выводил обратно для краткого отдыха, дабы Дарик не околел от мертвецкого холода.
Сквозь рваные клочья облаков светил бледный глаз луны, делавшей атраванские дюны удивительно похожими на их собратьев с Тропы. Километрах в трёх, на фоне звёздного неба чернело что-то похожее на знакомые, до боли в заднице, руины Аль-Амала… а может и не его. В пустыне старых руин полно как блох на собаке и почти все они некогда были построены эльфами.
Где мы?
Это Амбазиль! — с ностальгией в голосе, произнёс аль Гюлим, убирая скрывавший лицо платок. — Город, в котором когда-то правил царь Зулл Саракаш. Те башни, которые ты сейчас видишь, некогда были его зимним дворцом.
Зная, какие земли занимало Мааритское царство, Дарик предположил, что, путешествуя через Мардакан, они переместились далеко на Север и теперь находятся за междуречьем Апра и Саны. Точнее ему сказать было сложно.
Топая вслед за Гюлимом, Дарик с интересом разглядывал приближающиеся руины. Время и пустыня безжалостно уничтожили сам город, переломов его камни в мелкую, смешанную с песком, крошку. Кольцу стен с чередой изъеденных ветром башен, которое хафаш назвал «зимним дворцом», повезло чуть больше, благодаря крупным камням, из которых они были сложены, позволив ненадолго пережить остальной город. Но Пустыня упряма и своё возьмёт. С Востока на останки дворца наползал гигантский бархан, уже скрывший одну его сторону до самого верха. Пройдёт ещё пара столетий и песчаный исполин полностью поглотит его, зарастёт суджей и превратится в огромный холм.
К зияющим пустотой воротам вела тропа, петляющая между торчащими из песка обломками и зарослями верблюжьей колючки. На половине пути она ныряла под нечто вроде арки, на стенах которой ещё сохранялись кое-какие барельефы людей и животных. При приближении к ним, один из этих барельефов вдруг ожил, отделяясь от стены и превращаясь в закутанную в белые одежды фигуру. Шагнув на дорогу, незнакомец согнулся перед ними в низком подобострастном поклоне.
Где старшие? — с высоты призрачного скакуна сходу спросил Мустафа аль Гюлим.
Они ждут вас у прохода, хозяин!
Хафаш неспешно слез со своего скакуна и прильнув к призрачному уху, он шепнул на него пару слов, от которых чёрный дух взвился на дыбы. Взмахнув копытами как настоящий конь, он стрелой сорвался вперёд истаивая в воздухе ту же секунду.
Дальше они шли пешком, заходя к полузасыпанному дворцу со стороны бархана. Видимо «парадный вход» в виде пробитой в стене громадной бреши Гюлима не устраивал, а может, он просто решил, что пятисотлетнему хафашу не солидно лазить через дырки в заборах. Стараясь не отставать от господина, Дарик молча карабкался по осыпающимся склонам, пока они не оказались пред рукотворным тоннелем. Внешне он походил на шахту каменоломни, с укреплёнными балками входом, но в отличие от неё в нём не горело ни единого фонаря.
Гюлима встречали. Из тьмы тоннеля навстречу ему выступило двое худощавых, но крепких мужчин. Один носил просторную хламиду, туго перетянутую ремнями с оружием и маленькими туго набитыми мешочками, похожими на кошельки. Платок закрывал его бледное лицо, оставляя открытым только красные глаза и изломанные брови, собранные на переносице, придававшие взгляду хафаша, отчаянно-решительный вид. Второй был одет как богатый купец, с уймой золотых украшений, которые сталкивались и звенели при каждом его движении, создавая почти мелодичный звон. Лицо его было открытым, но из-за чёрной кожи оно почти сливалось с темнотой, отчего горящие голодным потусторонним светом глаза смотрелись еще более устрашающе. При одном их взгляде Борагус начинал испытывать подспудное желание втянуть голову в плечи и потуже намотать на шею гутру. Сокрушительная мощь, таящаяся в телах этих двоих, лишь немногим уступала той, которую излучал сам Гюлим, давая понять, что перед Дариком не простые хафаши, а старшие — прожившие несколько сотен лет кровопийцы. Приветствовали же Мустафу они не как равные, а как верные слуги — кланяясь в пояс, прижимая руки к животам.
Адихмар. Мурга. — Кивнул в ответ Гюлим, называя каждого поимённо. — Но где же Маххарбал?
Он ломает упрямство пустынных беков, господин. — Ответил кровопийца в чёрной хламиде, которого поименовали Адихмаром. — Скоро он приведёт их племена к нам.
Что хафаши остальных аширов?
Я обошёл всех, повелитель, — отвечал купец. — Но обещал быть лишь князь алясбадского ашира.
Тем хуже для них! — Бросил Гюлим, делая шаг в тоннель и растворяясь в царящей там темноте. Следом за ним туда канули оба старших. На секунду Дарик растеряно замер у входа, но потом, решив, что его задача не отставать от господина, бросился следом, нагнав кровопийц уже через несколько шагов.
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Пн 19 Окт 2015, 14:59
.
В тоннеле не было светильников, сюда не проникали с наружи ни свет звёзд, ни сияние полной луны и темнота окружала Дарика со всех сторон. Не помогало даже орочье зрение. Можно было идти, ориентируясь только на тихую поступь шагов хафашей, прилагая все усилия чтоб одновременно не отстать от них и не врезаться им в спины.
Через несколько десятков шагов шуршание песка под ногами сменилось громким стуком каблуков по каменному полу. Это значило, что они прошли сквозь бархан и попали в какое-то примыкающее к засыпанной стене здание. Светлее не стало но, что хуже всего, здесь было настоящее логово кровопийц! Дарик кожей чувствовал на себе чужое пристальное внимание, замечая во мраке голодный блеск красных глаз, слышал. как они с сожалением цокают языками ему в след. От одной мысли, что он может остаться с этой сворой один на один, сердце его замирало в груди, а по спине ползли липкие испуганные мурашки. Вдруг он отстанет и хафаши набросятся на него? Их тут столько, что они просто порвут его на клочки во время делёжки!
И только Дарик об этом подумал, как, вдруг, с ужасом осознал, что слышит звук только своих шагов. Видимо, остальные свернули в боковой коридор, а он этого даже не заметил! Сердце подпрыгнуло с самому горлу, пытаясь спасти из обречённого тела бегством. Дарик сглотнул дезертира обратно, чувствуя, как тот проваливается вниз до самых пяток и дрожит там, постукивая мелкой дробью.
Моё имя — Дарик Борагус! — набрав полную грудь воздуха, представился он в темноту. — Гюлим объявил меня своим Сыном Крови! Я должен быть рядом с господином, но потерялся в вашей темноте.
Он старался говорить спокойно и уверено, хотя понимал, что с вампиром это напрасный труд. Эти твари чувствовали Страх как собаки и даже питались им! Не как кровью, разумеется, а скорее используя его как дополнительную приправу к блюду.
Мы знаем… — эхом прошелестело в ветхих истрескавшихся анфиладах, как показалось, с сожалением. Выходит, что ас’Букраб его не обманул. Хотя чего ему вообще было лгать?
Повернись налево и иди прямо, смертный. — Насмешливо бросил ему чуть хрипловатый голос. — И не стукнись об арку.
В точности следуя указаниям, Дарик пошёл вперёд, на всякий случай, вытянув перед собой руку. В след ему летел тихий сухой смех хафашей, провожая до тех пор, пока впереди забрезжил тусклый свет.
Дарик влетел в просторный зал. Свет полной луны проникал в него сквозь пустые окна и балконные двери, струясь через большую дыру в куполе потолка, наполняя его гротескными тенями. От входа вдоль стен шла длинная колоннада, заканчивающаяся в нескольких десятках шагов от пустого постамента, на котором должен был находиться царский трон.
Гюлим стоял недалеко от тронного места, вместе со старшими своего ашира. Увешанный склянками и кинжалами Адихмар что-то говорил, но опоздавший Дарик услышал только конец речи, когда обходил его чтоб занять своё место за спиной господина.
…Никто не рискнул не ответить на ваш зов, шалах!
Видимо Мустафа уже подустал от восхвалений в свой адрес, потому что слушал собрата задумчиво глядя в высокое окно меж двух колонн. Сквозь пустой проём виднелся кусочек городской площади. Отсветы горящих костров на ней, освещали серые скрюченные фигуры, сидящие на обломках саманных плит и рухнувших колонн.
Никак не возьму в толк, господин, зачем нам весь этот сброд? — Спросил хафаш в одежде купца, когда его товарищ сделал небольшую паузу. — Явились даже дикари из пустыни!
Я велел собрать всех, кто может сражаться. Мне понадобится всё, что может самостоятельно ходить и рвать врагам глотки.
Опять война? — выражение на физиономии чернокожего хафаша скривилось, будто он лизнул кислый лимон. — И кто будет воевать: отвергнутые изгои, эламеи, ведьмы, даже ийланы! В пустыне не найдётся вещи способной их объединить, не говоря уж о том, чтоб заставить сражаться за что-то кроме своих шкур.
В ответ древний вампир издал невнятный звук, напоминающий снисходительный смешок и оторвался от созерцания вида за окном.
Такая вещь есть, Мургу! Все эти твари преклоняются перед Силой. Я покажу им её!
Вы нашли способ сломать божественную печать, господин?! Но как?!
Вампир в одеждах купца выразил молчаливое согласие с собратом, недоверчиво приподняв бровь. Дарику показалось, что он сильно не в восторге от идеи Гюлима и с удовольствием послал бы хозяина в известный орган, если б только мог.
Для решения этой задачи мне понадобилась ни одна сотня лет! Но я справился… — Гюлим позволил себе короткую торжествующую улыбку, удивительным образом придавшую его лицу свирепый и устрашающий вид. — Это почти как штурмовать крепости. Если ворота нельзя выбить тараном, значит надо найти того, кто откроет их изнутри. Так, жрец Иссы наложил печать своим словом — жрец Аллуита снимет её своей кровью, добровольно принеся себя в жертву.
А для чего нужна пиала? — не подумав, вякнул Борагус и едва не зажал рот рукой, когда понял, что сделал. Адихмар и Мургу поглядели на него с таким удивлённым недоумением, будто при них заговорила циновка. А вот Гюлим отнёсся к вопросу благосклонно. Видимо он так долго копил это в себе, что ему было просто необходимо с кем-нибудь поделиться восторгом от собственного успеха.
В руках Иссы она несла исцеление и служила Жизни, а приняв жертвенную кровь умирающего — станет порталом в Периферию и сможет не на долго стирать разделяющие нас границы. Ты это совсем скоро увидишь, паврави! Да и потом, мне нужен ритуальный предмет для сбора крови.
Значит, — осторожно заговорил Мургу и голос его едва заметно подрагивал. — Ключ Гиброима тоже у вас и наш государь скоро присоединится к нам?
Не совсем. — Сухое лицо аль Гюлима снова приняло озабоченное выражение. Он отвернулся к окну, разглядывая серые барханы в дали. — Ключа у меня пока нет, но это лишь дело времени.
Салхитская святыня? — тихо прошептал себе под нос Дарик, отводя взгляд в сторону.
Дарику доводилось слыхивать об этой штуке, когда он воевал с бала и мармаридами в составе шахского войска. Согласно легенде Авастар Гиброим закрыв в Бездне Шайтана, а ключ вручил для хранения «праведным». Непонятно, правда, зачем такую важную вещь доверили людям? Это ж всё равно, что хроническому алкоголику дать стеречь винный погреб!
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Ср 21 Окт 2015, 09:43

Мустафа аль Гюлим

Гюлим его тихий шёпот услышал и резко обернулся, пригвоздив Борагуса к полу полыхающим от ненависти взором. От гнева он на мгновение потерял над собой контроль и из-под верхней губы хафаша показались кончики тонких как иглы клыков.
Да, паврави! — рявкнул вампир, смиряя эмоции. — Как будто моим врагам мало уже существующих препятствий! — Он скрипнул зубами и продолжил уже более сдержанным тоном. — Сотню лет назад, Коэнна Козлобородый узнал, что я ищу способ сломать их драгоценную печать, на гробе своего повелителя. Он явился к царскому зиккурату  и, с помощью этой штуки, заколдовал в него вход, собака! Но это меня не остановит. Напрасно он надеется на своих друзей салхитов — я могу в любой момент явиться в Алясбад и забрать его себе, но не делаю это лишь потому, что не хочу раньше времени заявлять врагам о своих планах. Пусть они и дальше пребывают в спокойном неведении, что у меня нет сил для новой войны.
Кажется, прибыли посланцы из Алясбада. — Подал голос Адихмар, выглядывая через плечо Гюлима в окно.
Со стороны пустыни к руинам Амбазиля быстро приближалось несколько черных фигурок. За ними, как за всадниками, тянулись, низко стелясь по песку, пылевые хвосты, вот только новые гости ехали не верхом, а бежали на своих двоих. Дарик понял это когда одна из ближних фигурок, достигнув вершины дюны, взмыла в воздух, перепрыгивая с неё на соседнюю. На короткий миг в воздухе мелькнул человеческий силуэт, тут же скрывшийся в новых клубах пыли.
Пора начинать.
На балкон Гюлим вышел, взяв с собой лишь одного Дарика. Старшие ашира, не получив такого приглашения, теперь маячили в окнах, наблюдая за происходящим на площади оттуда.
Низкий густой сигнал вызова пролетел над площадью, всколыхнув нестройный ропот собравшихся. Народ стал стекаться под балкон Гюлима, собираясь в разряженную толпу. Там были и пришедшие только что хафаши; и несколько облачённых в чёрные одежды колдунов, с напоминающими косы кривыми посохами в руках; и женщины, закутанные от шеи до пяток в грубые платья, с множеством оберегов, болтающихся на них. Лица их уродовали шрамы и татуировки. Но больше всего впечатлили гости изначально державшиеся обособленно от всех остальных. Выглядели они диковинно — выше пояса загорелый женский торс с выразительными полушариями грудей, а ниже… извивающийся змеиный хвост. Они стояли… сидели?.. (трудно определить сидит или стоит тот у кого вообще нет ног!), тесной кучкой расположившись на останках рухнувшей башни, бросая вокруг себя презрительные взгляды.
Хафаш распростёр над собой руку, словно приветствовал всех собравшихся. Наверное, когда-то здесь вот так же стоял сам царь Саракаш, взиравший с высоты на свои воинства. Гюлим на царя не тянул — не было у него ни царственного скипетра, ни картинно развевающегося плаща за спиной. Но идущее от него мрачное очарование одержимого идеей и непоколебимо уверенного в своём успехе с лёгкостью компенсировали эти недостатки. В такие моменты Дарику льстило его положение при Гюлиме — он смог стать для него ценным!
Дети Ночи, — прогремел хафаш, — отверженные Миром и проклятые новыми богами, вы знаете кто я! Для тех же, кто потерял свои глаза и тысячи лет не вылезал из норы — я представлюсь! Моё имя Мустафа аль Гюлим! Я командовал армиями великого бессмертного владыки Зулла Саракаша — правителя земли мааритов, от гор и до солёного моря. Несколько сотен лет я топчу пески этого Мира. Я исходил эту землю вдоль и поперёк, я спускался в норы эламей и поднимался в горы Нарастана, я бывал в дворцах бединских мирз и в лачугах песчаных ведьм. Многое я увидел и понял там, так внемлите же тому, что я скажу! Мои слова никогда не придутся по вкусу тем, кто прятался, пресмыкался и унижался так долго, что это стало частью их натуры. Но тот, кто хочет быть сильным, послушает меня!
Внизу заинтригованно зашептались. Кто мог не слышать о Мустафе аль Гюлиме?! Его уважительно именовали «Принцем Ночи», придумывая пышные и длинные титулы, вроде «Отец всех хафашей», или «Первейший из бессмертных», что было не далеко от истины, так как он являлся одним из старейших и сильнейших атраванских вампиров.
Пришли времена, в которых вам нет места. — Грустно и как-то буднично продолжал Гюлим после небольшой паузы. — Можно сколь угодно долго упиваться своим прошлым, считая себя потомками храбрых воительниц Двуречья, дерзко бросавших вызов самим богам. Или тоскливо вспоминать, когда толпы городской черни простирались ниц пред жрицами Минры! Можно даже думать, что познание тайн Жизни и Смерти спасёт вас от смертного пыхлевана! Но…— вампир, навалился на старый бортик, будто пытался разглядеть тех, кто стоял под ним. — …Мечты не заменят того, что я вижу на самом деле. Скоро сотрется последнее воспоминание о вас и наступит торжество новых народов и их богов! Тогда грязный кочевник будет без страха привязывать верблюда к идолам Минры, а последняя эламея будет дрожать от страха, забившись в нору словно змея! Это ли то, к чему вы все стремились?! — Нет!!! Но это ваша Судьба, если вы и дальше будете подобно неудачникам утешать себя тоской о прошлом и пустыми мечтами!


Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Ср 21 Окт 2015, 15:13
.
Как ты смееш-шь, мерс-ский кровопийц-цса! — одна из змеедев, поднялась на своём хвосте, возвысившись над подругами. Блики луны играли на её серебряных браслетах и медных нагрудных пластинах, служивших для защиты и украшения. В руке она сжимала короткое копьё, которым яростно потрясала над головой. — Я вырвф-фу тфой яз-сык и выс-суш-шу на с-солнце тфои глазс-са!
Иного я и не ожидал, Базсакафатха! — Презрительно бросил Гюлим, легко и непринуждённо справившись с именем змеехвостой, будто специально тренировался перед этим на скороговорках. Шепча имя себе под нос, Дарик попытался повторить его подвиг, но сбился на третьем слоге и сердито сплюнул с досады. — Осознание правды в чужих словах режет сильнее ножа! Слава твоей прародительницы Сарпатанайи велика, но хватит ли у тебя самой смелости сравниться с ней?! Достанет ли этого у всех остальных?! Или предо мной стоят одни жалкие ничтожества, которые подобно змеям и скорпионам прячутся под камнями от лучей восходящего солнца?! Есть ли среди вас те, кто не желает довольствоваться долей опарышей и червей, пожирающих падаль?! Мои слова будут обращены к ним!
Народ внизу начал оправляться от первого удивления. Раздались первые истеричные выкрики проклятий кого слова хафаша задели за живое. Но нарастающая волна возмущения была перекрыта высоким женским голосом, громко сказавшим из толпы:
Достаточно, Мустафа!
Дарик вытянул шею, пытаясь разглядеть из-за спины своего господина говорившую. Судя по звучанию голоса, обладательница его была молода. Были там, в первых рядах, пустынные ведьмы, но такого страшного вида, что не хотелось верить, будто этот приятный слуху сопрано может принадлежать им.
Толпа расступилась, пропуская вперёд невысокую женщину. В походке её чувствовалась лёгкость и грациозность крадущейся кошки. По сравнению с ведьмами она казалась шахиней случайно забредшей в логово нищебродов. Покрытое замысловатой вышивкой платье, закрывало её от горла до пят, но при этом плотно облегало её стройную фигуру от лифа до бёдер. Пара алых миндалевидных глаз с лёгкой насмешкой взирала на Гюлима поверх шёлкового платка.
Мы уже все осознали свою ничтожность пред тобой, ведь только ты один из всех никогда и ни от кого не прячешься. Ты всегда заходишь на белом коне в главные ворота, а перед тобой всегда идут глашатаи возвещающие: «Смотрите! Вот идет великий и ужасный Гюлим!» Но ты ведь призвал нас не за этим! Что хочешь ты предложить?
Вернуться к началу Перейти вниз
НПС
Лицо в толпе
avatar


Нарушения : Чистая карма


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Чт 22 Окт 2015, 09:14

Мустафа аль Гюлим

«Великий и ужасный» промедлил с ответом, с непонятным выражением на лице разглядывая дерзкую вампиршу, а потом, слегка растягивая первые слова, произнёс:
Все вы слышали о Зулле Саракаше. Завистники и предатели свергли его, но им оказалось не под силу его уничтожить! Поэтому они сковали его колдовскими путами и заточили в собственной гробнице. — Проникновенный голос Гюлима постепенно набирал силу. Он разносился по площади, эхом отражаясь в руинах. — Им думалось, что он будет сидеть там до скончания времён, но нет — он вернулся и сила его велика как никогда прежде! Он снова возьмёт в свою руку эти земли и будет править ими безраздельно. Но любому царю нужны верные слуги, на которых он может положиться. Они станут его глазами, устами и руками! И будут они править в санджаках от его имени! Так кто же станет, новыми тарганами и мирзами?!
Он сделал короткую паузу, чтобы вдохнуть в грудь побольше воздуха и выдохнул оглушительное: «ВЫ!»
Точнее те из вас, — быстро поправился хафаш, пока народ пребывал в лёгком шоке. — Кто не побоится встать под его знамя уже сейчас! Отбросьте страх! Стряхните пыль со своих мечей и идите к Дамазтанину!  Там будет восход нового царства! Там вы получите достойную награду за каждую крупицу затраченной силы! За каждую каплю пролитой крови!
Ход со стороны Гюлима очень даже разумный. Вот восстанет древний царь из своей гробницы и… и что? Орды нежити, по мановению его костлявого пальца, из песка не вылезут. С ним будет только Гюлим со своими кровопийцами, которых вряд ли наберётся за сотню — хафаши не собираются в большие кланы. Конечно, у Саракаша есть ещё его магия. Но магия штука такая… творить её надо когда враг от тебя далеко, а не гоняется за тобой вокруг зиккурата, норовя поддеть на копьё. Да и нет такого волшебника, которому будет под силу ушибить целое войско!
По нестройным рядам собравшихся загулял возбуждённый ропот. Получить возможность без страха поклоняться своей богине для какой-нибудь нищей наглис  уже хорошее поощрение, а уж стать мирзой — где-то за гранью реальности. Но как минимум половина из присутствующих отнеслась к призыву Мустафы очень критически. Кто-то громко переспрашивал, будто не веря своим ушам, а кто-то, как например дерзкая вампирша, откровенно насмехались, с издёвкой говоря соседям:
Верный раб мёртвого царя… он так одержим своей идеей, что обезумел!
Жалкий фанатик... — вторя ей, неслось из задних рядов. — Хафаши лгут как дышат. Он зовёт нас именем Саракаша, но его нет уже почти полтысячи лет!


Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Пт 23 Окт 2015, 09:12
.
Хулительные слова долетали до балкона, достигая ушей самого Гюлима, воспринимавшего их со снисходительной улыбкой. Не вступая с крикунами в перебранку, он дал им немного поорать, после чего повернулся к Дарику.
Достань «Пиалу». — Приказал он. — Настало время показать нашу Силу!
Извлечённая из чрева мешка чаша матово блеснула в лунном свете. Бережно сжимая её в ладонях, он шагнул к бортику, поднимая «Пиалу Жизни» высоко над головой, хотя и близко не представлял какой эффект это должно возыметь. Там же в толпе не исариане и даже не бохмичи — им плевать на Иссы и Амаэля с высокой горы. С удивлением он ощутил, как по его пальцам медленно пополз тонкий тягучий ручеёк, насыщая воздух резким запахом свежей крови.
Наклони её! — рявкнул Гюлим.
Борагус повиновался и тот час из пиалы хлынул кровавый поток. Он был нескончаемым. Большая кровавая лужа, появившаяся под балконом, стала стремительно разрастаться и, за какую-то минуту между дворцом и площадью уже плескалось целое озеро. Толпа внизу попятилась, бурно реагируя на устроенное представление. Кто-то даже схватился за оружие, решив, что происходящее какая-то ловушка. Хафаш бросил несколько резких шипящих слов, потонувших во встревоженном гомоне толпы. Дарик сумел расслышать только последнее слово «Саракаш». Ослепительное алое сияние взметнулось от кровавого озера к ночным небесам, ровно на один миг, озаряя ярким светом дворец и руины. Оглушительный грохот мощного волшебства творимого в эту минуту, заставив всех, кто хоть чуть-чуть обладал магическим даром, инстинктивно заткнуть руками уши, как будто это могло им помочь. Казалось, что сама земля дрожит под ногами, словно из неё рвутся на поверхность целая сотня сшенн-тантов!
Яти его мать… — выдохнул ослеплённый сиянием Борагус, зажмуриваясь и отступая от края балкона, бережно прижимая к груди бездонную пиалу.
Никаких стрел не летело, но новый вдох обжёг его лёгкие холодом, какого не могло быть в ночной пустыне. Повисшую тишину постепенно начали нарушать множественные удивлённые возгласы, звучащие со всех сторон, даже из окон дворца. Прошло некоторое время, прежде чем ему удалось протереть слезящиеся глаза и увидеть происходящее.
Луна светила сквозь полупрозрачную исполинскую фигуру худого мужчины, возвышающуюся над дворцом. Несуществующий ветер шевелил его бороду и длинные волосы. Не было видно никаких черт лица или деталей одежды, кроме контуров высокой короны на голове.
Саракаш? — Борагус недоверчиво приподнял бровь, разглядывая вставшее над руинами видение.
Пока только его Тень. — Поправил очень довольный Гюлим. — Божественная печать не позволяет ему вернуться в наш мир и держит в Периферии, вместе с душами мёртвых, но в этой штуке, что в твой руках, достаточно Силы, чтобы на время разрушить эти границы!
Фантом распахнул рот — тёмную дырку, через которую было видно ночное небо. Сперва Дарику показалось, что это шелестит ветер над дюнами, но потом он разобрал в нём слова на незнакомом ему языке, протяжном и шипящем, как имена змеедев. Он не понимал Саракаша, но его хорошо понимали змеедевы и жрицы Минры. Первыми перед тенью царя склонили колени несколько колдунов. За ними последовали песчаные ведьмы, даже главная из эламей, привстав на хвосте, изобразила что-то вроде сдержанного поклона, приветствуя Саракаша не как повелителя, но как равного. Провисев над руинами пару минут, царский фантом исчез с громким хлопком. Красное сияние померкло, стекая к подножию руин, вместе с уходящим в песок кровавым озером. Обычная атраванская ночь возвращалась в свои права, окутывая Амбазиль и его площадь своим покрывалом темноты.
Дарик заглянул в «Пиалу Жизни», собираясь обтереть от крови, прежде чем прятать её в мешок, но с удивлением обнаружил, что дно и стенки реликвии сверкают почти первозданной чистотой. Как будто это не из неё сейчас вылилось столько крови, что её хватило бы на сотню человек!
Передайте мои слова и то, что вы видели остальным! — повторил Гюлим перед притихшей толпой. — Призовите их к Дамазтанину!
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Вт 27 Окт 2015, 13:46
Он давно уже понял, что Зулл Саракаш не сказка и не легенда. Со времени той ночи в оазисе, в который его притащило колдовство Гюлима, он знал, что мааритский царь реален и очень хочет выйти погулять из своей гробницы, а он, Дарик ему в этом помогает. Но он и представить себе не мог размер той Силы, с которой по незнанию связался! Некстати в памяти снова всплыл вопрос, что он тут делает? Тем ли путём он пошёл для воплощения своей мечты? Вон он «могущественный некромант» Сухрай-шах, отбивает поклоны, стуча чугунным лбом по земле. Пал ниц даже не перед царём-личем, а перед фантомом царя-лича и всё ради того чтоб иметь свою башню и возможность над кем-то муштровать. Дарик всегда считал, что «некромант» — это ни столько название мага, ни титул и ни стиль жизни, когда нравится всё чёрное и кладбищенская обстановка. Это способ видения Мира, это образ мыслей, это сама сущность мага! Некромант и так обладает огромной силой имя власть над Живым и Неживым и к чему ему стремится ещё и к власти мирской? Или же таково устройство самой человеческой натуры?
«Жизнь некроманта это либо жизнь изгоя… либо творящего жестокости изверга. — Прозвучала в голове фраза будто бы сказанная улле Эфеби. — Так какую из них хотел получить ты?»
Борагус обернулся, подозрительно оглядываясь по сторонам, ожидая увидеть спрятавшегося между вампирами старого бедина, но обнаружил там лишь красноглазые рожи сподручных аль Гюлима. Вампир ещё вещал толпе о «сказочных пряниках», которые обязательно даст своим последователям Саракаш, но чего-то нового в его речи уже не было, только тонкий намёк, что «пряники» будут соразмерны вкладу в дело воцарения немёртвого государя. Потом вампир в последний раз указал рукой в сторону, где должны были находиться Чёрные Пески и, выкрикнув пожелание увидеть там будущих вельмож Саракаша, покинул своё ораторское место. Дарик поспешил за ним и нагнал своего патрона когда тот разговаривал с тремя своими собратьями, теми – кто встречали его в руинах. Разговор, разумеется,  шёл о личностях тех, кого Гюлим пытался призвать под свои знамёна. Вампиры выражали сомнения, что помощь ведьм им пригодится и так же обсуждали ближайшие планы на будущее.
Какой нам толк от наглис, господин? Хорошо если среди них найдётся парочка сильных колдуний, способных потягаться с чародеем шаха…
Это не важно, главное чтобы их было много. — Отмахнулся Гюлим. — Даже одна наглис может управлять одной «куклой». Сотня наглис – это уже сотня «кукол», или насланная на вражий стан болезнь. Иногда для победы достаточно иметь под рукой сотню скверных воинов там, где враг не сможет выставить ни одного. А будет одержана первая победа и у нас не станет недостатка в воинах.
Века не притупили остроту вашего ума, могучий каюд-руз! — Картинно вскинул к звёздному небу унизанные перстнями руки хафаши-бедин. — Смертному трудно сражаться, когда его бьёт озноб лихорадки... Ты Адихмар уже и забыл когда болел в последний раз!        
Адихмар пробормотал в ответ что-то невнятное и смущённо отвернулся. Мол, он и в смертной жизни болезнями страдал н часто.
А хафаши из других аширов? — Задал вопрос другой кровосос в одежде знатного хаммада. Из всей троицы он держался наиболее скромно, словно был самым младшим. Остротами не сыпал, с советами не лез и рот открывал исключительно по делу. — Не было ли ошибкой сообщать им о наших планах?
Они всё равно узнали бы о них. — Довольная рожа вампирьего патриарха слегка потускнела. — Врят ли они нас поддержат, но весь о возвращении государя не сможет не отразиться и на них. Глава ашира наверняка попытается нам противодействовать, но некоторые из его старших детей могут иметь на этот счёт свой взгляд. Понятно, что тот, кто первый успеет присягнуть Саракашу, получит от него больше милостей. Чем больше хафашей об этом узнают – тем, возможно, больше станет желающих сместить с нашей помощью князя и самому стать главой своего ашира. внутренние дрязги никогда не идут на пользу, а чем многочисленнее Семья – тем больше в ней паршивых овец.    
Дарик заметил, как при этих словах взгляд Мустафы как бы случайно скользнул по лицам его сородичей, словно слова о «паршивых овцах» были им намёком или же предупреждением. Он знал, что общество кровопийц построено везде одинаково как клан, семья или род – в Атраване зовущийся «ашир», в котором верховодит самый старший и соответственно самый сильный из вампиров. Помогают ему несколько кровососов послабее, из некогда обращённых им людей, тоже проживших немало, но не успевших набрать столько силы, чтобы сравняться с Главою ашира. За Старшими идут их вампиры-рабы, «птенцы» или «дети», в зависимости от того как старшему кровопийце удобно называть обращённых им. Любви в семействе хафашей к таким детишкам не бывает — их используют и ими легко жертвуют. Привыкшие играть другими, словно пешками, Главы аширов, как бы сильны они не были, всегда будут боятся чужих интриг, где могут «поиграть» уже ими самими. Особенно сильно это недоверие между теми, чьё положение в ашире почти одинаково, например, между его Главою и Старшими. От предательства не спасает даже способность вампиров чувствовать мысли и эмоции тех, чья кровь стала им пищей. Ведь, со временем «птенец» учится прятать свои мысли и желания от вампира-хозяина и связь между ними ослабевает. Когда Глава перестаёт казаться им самым сильным и самым страшным, или если у них появляется какое-то оружие против него — они неминуемо бросают ему вызов.
Старшие выдержали взгляд Мустафы аль Гюлима не моргнув и глазом, являя собой образец воплощённой честности и кристальной чистоты помыслов. Самая честная рожа была у бедина в одежде купца! Если не знать, что вампиры существа суть подозрительные, недоверчивые и (как убедился Дарик) лживые, то не поверить в их искренность было не возможно. Правда, Боргаус не ведал всего, что связывало эту троицу с Гюлимом. Обычно вампиры сохраняют свои смертные привязанности и симпатии. Потому, после обращения они первым делом наведываются к своим родственникам и возлюбленным желая присоединить их к себе. Эти чувства отмирают у них очень долго, заставляя их спустя века искать кого-то внешне похожего на дорогого им человека. Если же объект их страсти обрёл бессмертие, она перерастает в платоническое влечение, преданность, фанатичное поклонение образу! Как Мустафа был возвышен Саракашем из простого пастуха, так и эти трое были подняты полководцем Гюлимом из грязи и возвышены им ещё при их смертных жизнях. И они были единственными, кто не покинул разбитого и умирающего господина, оставшись у его смертного одра до самого конца. И они стали первыми, чья кровь стала пищей для переродившегося через смерть жестокого полководца, добровольно подставив ему свои шеи. С той поры прошла не одна сотня лет. Перерождение через смерть и века существования на человеческой крови изменило и самого Гюлима и его слуг. Пусть он как прежде поручал им самые ответственные задания, но время от времени давал понять, что внимательно следит за их верностью и давно уже не доверял им каких-то вещей или секретов которые те могли использовать против него. Соответственно слуги, всегда выражая полную покорность Гюлиму, не упускали момента, чтобы украдкой позубоскалить над его прежними неудачными попытками восстановить Мааритское Царство и освободить Саракаша. 
Убили бы они Гюлима если бы решили, что им это по силам? Это трудный вопрос, ответить на который не смогли бы и сами старшие вампиры. Почему сам Гюлим до сих пор не прикончил их, чтобы обезопасить себя от предательства? На это ответить было куда легче. Их смерть ослабила бы его ашир, а он сам лишился бы ценных слуг, таланты которых ему ещё пригодятся.
Сочтя воспитательную часть переглядываний оконченной, Гюлим сменил тему, перейдя с «паршивых овец», на обсуждения по делу и поинтересовавшись сколько всадников пустыни сможет привести к нему Маххарбал.
Три тысячи воинов моего племени. — Не задумываясь ответил хафаш хаммадиец. — А если убью слабака Улраха, то большая часть племён пустынников встанет на мою сторону. За мною уже есть моя собственная Слава, а когда за мною встанет и Сила нашего повелителя — мне не станет равного среди Сынов пустыни! 
Гюлим кивнул, удовлетворённый ответом, а слово перехватил бедин с честной физиономией, поинтересовавшийся планами господина на ближайшие сутки.
Не желаете ли немного отдохнуть, господин? — И хитро прищурившись, продолжил, — я взял на себя смелость и привёз вам подарок. Уверяю, у каждого из них восхитительный вкус!      
Смерть проклятого Эффеби достойный повод, чтобы устроить пир, господин! — Поддержал чернокожего собрата Адихмар.
Давайте пригласим на него и Мутнакимар. — Продолжал Удачливый Мургу. — Она занимает солидное положение в своём ашире и если нам удастся переманить её на свою сторону, это будет большой успех!  
Услышав о предлагаемой пирушке, Дарик заметно забеспокоился. По его опыту любая безудержная пьянка всегда заканчивалась пьяной дракой. При этом разницы, чем там будут напиваться, нет никакой — вампиры хмелеют от большого количества выпитой крови так же как смертные от вина. Представив, что будет когда кровопийцы «разопьют» всех пленников и захотят добавки, он захотел оказаться отсюда как можно дальше. Но его желания интересовали патрона в самую последнюю очередь…
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Чт 29 Окт 2015, 16:16
.
Хвала всем богам — Дарика на вампирью пирушку не приглашали. Он остался предоставленным самому себе (вообще-то это было неправда, полукровку с ценными артефактами незримо опекали младшие вампиры), лишь некоторое время спустя Гюлим, вспомнив о нём и своём обещании дать ему учителя, прислал к нему посыльного, но это было позже. Пока же Борагус бродил по разрушенным анфиладам, пиная ногами всякий хлам и думая всякие мысли, как хорошие так и не очень.
Минувшие дни оказались для него богатыми на события, которые заставляли его задуматься о выбранном им пути. Однозначно, не смотря на нытьё призрака – отказываться от своей мечты он не собирается! Он и раньше убивал людей и нелюдей за такие вещи как золото, богов, книги, абстрактные и чуждые ему морали вроде той с какой ноги утром надо вставать чтоб больше угодить Аллуиту. Но раньше он делал это по чужой указке и для чужого дяди, теперь же он делает это для достижения собственных целей. Хотя не всё из того, что ему последнее время пришлось совершить, пришлось ему по душе, но такова Цена. И что есть Честь какого-то наёмника? Одним пятном больше – одним меньше… пора бы ему перестать строить из себя рыцаря! Ни к чему хорошему это не приводит, только плодит лишние проблемы и угрызения совести.
Попытки самоуспокоения успеха не приносили, так как после вывода, что совесть это зло – в памяти всплывали слова его отца, сказанные им некогда: «Жить надо по Правде, сын, даже если это не приносит тебе Славы или Богатства. Будь справедливым, так как придёт время и Справедливость, которую ты нёс в Мир к тебе вернётся, а деньги… деньги ты в могилу с собою не заберёшь». А его первый учитель-некромант выдвигал крамольные идеи, что ни Рая, ни Ада не существует в том понимании которое вкладывают в них верующие. Они присутствуют лишь в Душе смертного и сбежать от них не помогут ни цинизм ни оправдания. Чёрный Маг это не тот, кто практикует некромантию или убивает с помощью Магии, а тот, у которого напрочь отсутствует моральная планка и нет предела дозволенного. А чёрный маг всегда обречён…
Проклятье, но не бросать же мне всё на половине дороги?!! — Вскричал Дарик, пиная сапогом увесистый камушек и со злости даже не почувствовал боли. — Старый чёрт, почему ты отправился в Периферию так рано и оставил после себя одни загадки?!
Ответом ему было лишь шуршание осыпающегося сбитого со стены камнем песка.
О, Единый, как мне разобраться во всём этом?.. — Застонал Борагус, мученически закатывая глаза и закрывая руками лицо. — Я не хочу быть обречённым! Мне нет удовольствия в чужих страданиях и бесцельных смертях. Чем мне мешал тот храбрый улле? Только тем, что его смерть понадобилась аль Гюлиму!  
Он-то от его гибели не получил ничего… ну разве, что «Коня Рока» который его даже не слушается, скотина… Из всего Дарик видел для себя только один выход – отрешиться от раздумий. Просто идти к цели не терзая себя метаниями и по возможности, когда это будет зависеть от него, поступать так как велит ему его сердце (как бы напыщенно это не звучало).
Чего ты стенаешь? — Спросил резкий неприятный голос, принадлежавший одному из Старших вампиров. Будь проклята их способность подбираться незаметно.
В проходе под аркой стоял чернокожий Мургу, буравя красными буркалами Дарика будто задался целью проделать в нём дыру. В уголке рта вампира, стекая по подбородку краснела кровь, кровью же был заляпан и шелковый купеческий халат на нём. Общее выражение на зубастой харе – недовольство, так как Мургу выгнали из-за пиршественного стола и это недовольство он собирался выместить на полукровке. Втянув широким носом воздух, бедин скривился и презрительно скривился.
От тебя смердит страхом... Не понимаю, что в такой трусливой крысе нашёл наш господин…
Ему просто надоели чернокожие обезьяны. — Немедленно огрызнулся Дарик. Хватит с него высокомерия одного Гюлима, к тому же с этим вампиром у него никаких договорённостей не было и пресмыкаться перед ним он не обязан.
Вампиру ответ не понравился на столько, что Дарик ещё не успел договорить свою фразу до конца, как вдруг ощутил себя висящим за горло в мощной ручище бедина, а его вспыхнувшие гневом красные глаза увидел прямо перед своим носом.  
Ты слишком много позволяешь себе, кусок мяса! — Обнажив измаранные кровью клыки, прорычал Мургу. — Или думаешь, я не смогу вырвать твой гнилой язык из глотки?!
Ага, сейчас! Вырвет он… Вот этой угрозой Дарика было совсем не испугать. Ничего ему этот кровосос не сделает, пока он требуется Гюлиму. Борагус попытался презрительно посмеяться, но пальцы Удачливого Мургу сжимали его горло так крепко, что вместо смеха вышел лишь тонкий хрип. Поняв, что смертный его не боится и опасаясь ненароком убить его, хафаш разжал хватку, роняя Дарика на усыпанный песком пол.
Каюд-руз приказал отвести тебя к твоим учителям… — произнёс бедин, будто выплюнул. — Он помнит свои обещания данные даже такому жалкому червю как ты…
Дарик не ответил. Он был занят тем, что пытался прокашляться, с беспокойством ощупывая своё горло рукой. Теперь там наверное один сплошной синяк от пальцев Мулфахка. Проклятая образина…
Однако новость об учителе была хороша! Выходит, что Гюлим о нём не забыл и выполняет обещанное.
Вернуться к началу Перейти вниз
Борагус
Сюжетный герой
avatar


Достижения :
Награды :
Нарушения : Чистая карма
Лик героя
Раса:: Человек-орочей-крови (блад-урух)
Ремесло:: адепт некромантии
Звание:: слуга Саракаша


Посмотреть профиль
СообщениеТема: Re: Амбазиль   Чт 26 Ноя 2015, 15:45
.
Вампир вывел Дарика из дворцовых руин. Они миновали двор, в котором совсем недавно толпа внимала речи Гюлима, затем вообще вышли за стены, уходя в усеянную крупными каменными остовами домов пустыню, пока вперед не показался свет небольшого костра, освещавшего шалаш и тощую высокую фигуру перед ним. Услышав звук их шагов (шумел в основном Борагус – вампир же наоборот ступал мягко и неслышно, хотя совсем не крался), человек у костра вначале обернулся, потом медленно обернулся к ним.  
Её зовут Халила. — Представил ему Мургу фигуру, зябко кутавшуюся в накинутый на плечи в сшитый из толстой клетчатой ткани плащ. — Она, будет учить тебя!  
Учителем Дарика оказалась песчаная наглис, или говоря попросту ведьма. Высокая сухая женщина в платье невообразимого цвета, как если бы смешали в одно кровь, гной и песок, с грубыми швами, скрепляющих его отдельные части. Длинные рукава плотно прихватывались к запястьям медными браслетами, в виде скрутившихся в спираль змеек. Через грудь и бёдра женщины, перепоясывая её крест-накрест шли украшенные бахромой и всякими висюльками, кожаные перевязи набитых всякой колдовской всячиной сумок. Шея… о-о-о… это была песня. Шеи не было видно от слова вообще и не потому что она была короткая. Просто от ключиц до подбородка её закрывали спиралевидные кольца из матово-чёрного металла, от чего шея казалась длиннее, чем у обычного нормального человека. Это потом Дарик узнал, что у Халилы (так звали ведьму), по сравнению с остальными женщинами её племени шея была одной из самых коротких. Ему было страшно представить себе этих жирафих... Лицо вообще была отдельная песня. Возможно, оно когда-то было красивым, но утратило свою привлекательность отнюдь не из-за возраста. Во-первых, уши ведьмы были разодраны в бахрому. Во-вторых, подобно многим другим пустынным ведьмам, Халила носила на лице кучу различных колец и шипов, а так же шрамов и татуировок. Например, она зачем-то уничтожила свои брови и заменила их вшитыми под кожу мелкими шакальими зубами, торчащими из неё как острые шипы. Аналогичные шипы торчали из её тщательно выбритого лба, как бы определяя границу волос. С левой стороны от макушки к подбородку, через глаза и щёки шла тройная борозда шрамов, словно кто-то когда-то давно провёл по её лицу когтями. Под правым глазом, словно подчёркивая его, шла черная татуировка, уходящая на висок. Собранные на макушке и заплетённые в тонкую косичку чёрные волосы, напоминали членистый хвост скорпиона, в который не иначе как для вящего сходства, на конце был вплетён шип, сделанный из того же металла, что и кольца на шее.    
Попробуй не подохнуть за первую же неделю! — Злорадно захохотал исчезающий в ночи кровопийца, довольный тем эффектом который ведьма произвела на Дарика своей внешностью.
В Амабазиле Дарик надолго не задержался – Халила этой же ночью собрала свой шатёр и увлекла его за собой в пустыню.
Гюлим найдёт тебя когда сам того пожелает.  — Мрачно успокоила она  своего ученика голосом, похожим на шелест сухой травы.
Не сомневаюсь… — Отозвался ученик возрастом равный своей учительнице.

>>>>>> Дороги Пустыни
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент





СообщениеТема: Re: Амбазиль   
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Амбазиль

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

•Кликаем каждый день•
Поддержать форум на Forum-top.ruРейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir
Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФРПГ Амалирр :: Западный материк :: Атраван :: Хузан-
На верх страницы

В конец страницы